Истории

По центру Петербурга уже полгода гуляет мини-пиг Дуся. Ее хозяйка рассказывает о популярности свинки у прохожих, встрече с Оксимироном и характере своего питомца
Композитор «Ведьмака» Соня Белоусова выросла в Петербурге. Она рассказывает о карьере в Голливуде и песне про «чеканную монету»
История онколога Андрея Павленко. Больше полутора лет он вел блог о своей борьбе с раком, помог сотням пациентов и основал благотворительный фонд
FirstLine Nevograd связывают с нападениями на мигрантов, антифашистов и ЛГБТ. Что это за организация и почему ее участников называют националистами
Что известно о многодетном отце Андрее Бовте, которого обвиняют в насилии над дочерью. Отношения с соседями, церковью и казаками — в репортаже из деревни Химози
Куда петербуржцы ходили за покупками с XVIII века по сегодняшний день? Девять главных торговых площадок — от Апраксина двора до «Галереи»
Петербургская семья уже два года заботится о коте с вирусом иммунодефицита. Каково жить с питомцем, который постоянно болеет
Петербуржец с детства мечтал о собственной железной дороге — и построил ее у себя на даче! Теперь он ездит там на самодельном паровозе
«Упустили террориста, а обвиняют нас!» Как выносили приговор обвиняемым по делу о теракте в метро Петербурга — в репортаже «Бумаги»
«Бумага» полгода ходила на суды по делу о теракте. Подробно рассказываем, что мы узнали о смертнике и 11 подсудимых
В Москве уже год воюют с «Ночлежкой» — сначала не дали открыть прачечную для бездомных, теперь борются с приютом. Почему петербургский фонд пытаются прогнать из столицы
История Олега Соколова — известного ученого и основателя движения реконструкторов, признавшегося в жестоком убийстве аспирантки
Что покупали в Петербурге начала ХХ века — и сколько это стоило? Овощи с Сенного рынка, мех из магазина на Невском и городские молочные
Сестрорецкие «Дюны» — редкий участок залива, не застроенный элитным жильем. Что будет с санаторием и пляжем при новом владельце
Это бард Нельсон, создавший разноцветный дворик с «Жигулями» на Петроградской. Как он живет в подвале с воронами и пишет песни про космос
Восемь лет назад петербуржцы создали закрытую группу «Петроградская диаспора» — сейчас в ней 4 тысячи человек. Как там договариваются о пикетах и ищут репетиторов и пропавшие двери
Как выглядит экзорцизм в XXI веке? Истории трех петербурженок, которые годами борются с бесами
Кто помог оппозиции добиться успеха на муниципальных выборах в Петербурге и что это значит для города
«Мы здесь не глупые». Как жители Лисьего Носа отстояли честные выборы — и теперь протестуют из-за пересчета голосов
Красимир Врански семь лет боролся за благоустройство улиц — теперь он лидер политического протеста в Петербурге. Как активист организует митинги за честные выборы и кто выступает против него
Roof Fest уже 7 лет устраивает концерты на петербургских крышах. История проекта — от первого выступления до сотрудничества с Billy’s Band и Гребенщиковым
«Мы должны быть вместе — какая разница, какая партия»: как тысячи петербуржцев протестовали против нарушений на муниципальных выборах