Истории

Главные новостные сюжеты, важные для Петербурга и его жителей. Объяснительные материалы и интервью с экспертами. Краеведение и история Петербурга. Большие репортажи с героями-петербуржцами, благодаря которым наш город меняется, развивается и в то же время сохраняет свою атмосферу.

«Бумага» исследует Петербург и рассказывает о его жителях, которые формируют образ города сейчас, влияли на его историю в прошлом и определяют его будущее.

«Хуже, чем кошмар». Что происходит на границе России и Грузии после объявления мобилизации
«Вчера было так же, как 24 февраля». Петербурженки — о том, как спасают мужей, сыновей и братьев от мобилизации в России
Что делать, если вас задержали на митинге? Инструкция по поведению в автозаке и ОВД
Самые оппозиционные в Петербурге. Чем известны депутаты «Смольнинского», которые выступили против Путина и войны
История реновации в Петербурге — в таймлайне. Как власти не замечали недовольство жителей, а потом отложили скандальный закон
«Он привык решать проблемы словами, а попал в такое место, где всё решает насилие». История Анатолия Паскаля, погибшего в Украине через два месяца службы
«Вся эта его экскурсия в Петербург закончится ничем». Как глава СК вмешивается в градозащиту и что из этого выходит
«Бумага» попросила читателей написать письмо со словами поддержки для незнакомцев. Мы публикуем некоторые из них — для всех, кому сейчас одиноко
«Мы с подругой не переписывались два месяца, а на днях я узнала, что она родила». Петербуржцы рассказывают, как поддерживают общение с близкими в эмиграции
Фигурант антивоенного дела Игорь Мальцев оказался сыном ветерана чеченской войны, страдавшего от ПТСР. Вот его история
«Я обнаружил большое количество неэффективных расходов». Мундеп Литейного округа — о том, как судится за сменяемость власти и прозрачность бюджета
«Не хочу жить среди вонючих гигантских зонтов». Как петербуржцы борются с борщевиком и почему считают его рост экологической катастрофой
«Люди вставали в очередь за 8 часов до открытия». Как петербуржцы ездят за банковскими картами за границу — три истории
Саша Скочиленко рассказала про типичный день в СИЗО — с обысками, прогулками в крошечном дворе и ответами на письма
«За 10 лет реставрации у меня родилось двое детей». Петербуржец восстановил купленный у города дом-памятник — вот его история
Люди в черных масках приходят на собрания против реновации и намыва. Что о них известно и зачем они снимают участников?
«Не можете найти стабильную и надежную работу? Тогда вам к нам». Как и зачем Петербург и Ленобласть создают именные подразделения для войны в Украине
Посмотрите, как меняется Невский с уходом компаний. 15 фото проспекта без IKEA, Pizza Hut и «Макдоналдса»
Житель Ленобласти и австралийка спорят из-за общего ребенка — СМИ превратили это в борьбу с «матерью-развратницей». Рассказываем реальную историю
Как не сойти с ума во время войны? Опыт петербурженки, собравшей 900 фото антивоенного протеста и сделавшей из них коллажи
«Мы знакомились с соседями и создали чаты домов». Как петербуржцы сопротивляются сносу их домов по программе реновации
Как Петербург восстанавливает Мариуполь. Разбор «Бумаги»: кто и что строит, за чьи деньги и через какие структуры
«Они меня сожрут». Как Александр Правдин из Сиверского придумал антивоенную уличную стенгазету — и теперь на него пишут доносы
«Пройдет не так много времени, и на Невском будет гей-парад». Интервью Сергея Трошина — мундепа, сделавшего каминг-аут
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.