Истории

Главные новостные сюжеты, важные для Петербурга и его жителей. Объяснительные материалы и интервью с экспертами. Краеведение и история Петербурга. Большие репортажи с героями-петербуржцами, благодаря которым наш город меняется, развивается и в то же время сохраняет свою атмосферу.

«Бумага» исследует Петербург и рассказывает о его жителях, которые формируют образ города сейчас, влияли на его историю в прошлом и определяют его будущее.

Как петербургский эпидемиолог изучал в Ухане происхождение COVID-19 и что удалось выяснить? Интервью с участником миссии ВОЗ Владимиром Дедковым
Петербургские предприниматели — о самых неожиданных сложностях в работе. От сайтов-двойников и недовольных соседей до поддельных счетов и слишком большого заказа
«Я два года не читаю новостные ленты и почти не пользуюсь соцсетями». Петербурженка рассказывает об опыте осознанного медиапотребления
Константиновский дворец в Стрельне — проект Петра I, который не могли достроить почти 100 лет. Здесь была школа-колония, наблюдательный пункт немцев — а в наши дни находится президентская резиденция 🏰
История дачи Громова в Лопухинском саду — от купеческой виллы до ленинградской телестудии. Отрывок из письма «Бумаги»
«Меня привлекает обшарпанность города». Как художница создает конструкторы в виде петербургских дворов — с гаражами, деревьями и надписями на стенах
Я сделал прививку «Спутник V». Дневник вакцинировавшегося от коронавируса в Петербурге
«Коляска — это стимул к движению». Как «блогер на колесах» и мундеп Наташа Камолинкова борется со стереотипами об инвалидности — а еще ныряет с аквалангом
Итоги январских митингов в Петербурге. Недовольных всё больше, силовики и протестующие всё агрессивнее, а власть не идет на диалог
Задержания 31 января — самые жесткие и многочисленные за последние годы. Вот как прошла акция, где в столкновениях силовиков и протестующих пострадали десятки людей
Как после прорыва блокады в Ленинграде строили Дорогу победы и почему она менее известна, чем Дорога жизни? Рассказывает военный историк
«Да потому что всех уже всё бесит». Какой была самая массовая акция последних лет в Петербурге — за Навального и против Путина
Что делать, если вас задержали на митинге? Инструкция по поведению в автозаке и ОВД
«Открываем сундук с сокровищами». Петербурженки рассказывают, зачем ведут блог о жизни Приозерска и чем там можно заняться
Как внедрить сортировку мусора в своей школе, а потом распространить опыт на 43 школы России? Рассказывает петербурженка Даша Хамаза
«Бабушка заказала у нас 157 трехлитровых банок». Сотрудники сервиса доставки «Ленточка» рассказывают о самых необычных случаях на работе
Каково жить в коммуналке во время пандемии? Фотопроект о 6-комнатной квартире на Васильевском острове
Как Ленобласть не справляется с пандемией. Медиков не хватает, смертность может быть в 20 раз выше официальной, а в больницы везут за десятки километров
«Самсон» был крупнейшим мясокомбинатом страны, но в 2000-х обанкротился. Что происходит с полуразрушенным зданием-памятником, которое окружено новостройками
Шушары — любимое место английских квакеров. Всё из-за миссионера, который 200 лет назад осушал здесь болота
Петербургский реставратор 20 лет фотографирует старинные двери. В его коллекции сотни снимков — по ним восстанавливают дореволюционный облик домов
В Коломне собаководы занимаются партизанским благоустройством. Как они очистили Пряжку, установили урны и засыпали дорожку
«В этом нет никакой жалости». Как живут пары, где один из партнеров ВИЧ-положительный
Как в ближайшие годы изменятся Выборг и Ивангород и почему в Ленобласти нельзя отреставрировать все разрушенные дома? Интервью с главой нового комитета по охране памятников