История

«Это последний гастроном в Петербурге, и никто не помог». Покупатели и сотрудники — о закрытии магазина на углу Некрасова и Маяковского
Как силовики изобрели и опробовали новый метод давления на активистов — подозрение в лжеминировании. Истории 7 петербуржцев
Russian authorities want to put Sasha Skochilenko in prison for 10 years because of anti-war messages. Here is her story
Саша Скочиленко не должна сидеть 10 лет за антивоенные листовки. Вот ее история — с доносом, спецоперацией по захвату и СИЗО
Антивоенный лозунг на шопере и игрушки из киндер-сюрприза. Что в Петербурге расценивают как дискредитацию армии
5 лет после теракта в метро Петербурга. Как живут пострадавшие и те, кто им помогал
Как с 24 февраля изменилась культурная жизнь Петербурга: от переноса выставок до закрытия площадок
Фейки, сожжение чучела, телефонный терроризм и стычки с силовиками — главное об «антивоенных делах» в Петербурге
История «Циферблата» и его обитателей. Как пространство стало точкой притяжения креативных петербуржцев 2010-х и где они сейчас
Итоги месяца мусорной реформы в Петербурге. От гор отходов до пропавших баков
В Петербурге массовый бойкот QR-кодов. Почему заведения отказываются проверять их у гостей и как остальные переживают хейт
«Хова, с наступающим!» Как Юрия Хованского отпустили из СИЗО
Почему петербуржцам не нравится, как город украшают к Новому году? Три главные проблемы и как их решают власти
Перспективы, протесты и риск коллапса: главное накануне мусорной реформы в Петербурге
120 лет назад в Петербурге не было канализации, из-за фекалий чуть не засыпали Екатерининский канал. Как решали вопрос?
Это камерунец Марсель. После серьезной операции на позвоночнике он остался в Петербурге без денег, еды и друзей, но ему помог сотрудник Эрмитажа
Как Бельведер пришел в упадок. Дворцу в Петергофе с 90-х не могут найти применение: мы выяснили, что он принадлежит городу — и медленно разрушается
Летом во всем Петербурге выгорела трава — и в этом виновата не только погода. Пять проблем газонов и что их может спасти
История уличного музыканта Федора Григорьева и его бутылофона — самодельного инструмента из десятка стеклянных бутылок. Вы наверняка видели его у метро или в парке
В центре Петербурга уже 10 лет хотят построить новый мост — это может привести к проблемам с навигацией и исключению из списка ЮНЕСКО. Что об этом известно
История Ленинградского дворца молодежи, на месте которого хотят построить ЖК. Здесь Цой впервые спел «Группу крови», а советские циркачи рассказывали о Японии
Сад на крыше многоэтажки — а что, так можно было? Ландшафтный дизайнер Вячеслав Алексеев уже 10 лет выращивает цветы и деревья на высоте 9 этажей 🌳🌾
«Живая культура — в печах, избах и ремесле». Как семья петербургских режиссеров купила вепсский дом и запустила туры в забытые деревни
«Неправильно из любой истории онкопациентов делать фильм ужасов». Как наша коллега Вика Взятышева переболела лимфомой — и теперь ведет подкаст про рак «Волосы отрастут»
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.