Интервью

«Мне слишком дорого далась эта работа». Сотрудники российских независимых СМИ о военной цензуре и блокировках
«При молчании происходит всё самое страшное». Петербургская художница Елена Осипова — о нападениях во время антивоенных акций и реакции окружающих
«Я нервный, эмоциональный и плохо воспитанный». Как из РНБ уволили библиографа с 40-летним стажем, который выступал против выставок и концертов
Когда в Петербурге потеплеет? Отвечает синоптик Михаил Леус
«Если какое-то зрение еще остается, как же им не воспользоваться?». Петербургский фотограф Александр Петросян — об отмене операции в Германии
«Собровцы сидели у меня на кухне, читали литературу о феминизме». Интервью с художницей и активисткой Паладдей Башуровой — фигуранткой двух дел о лжеминировании
«Жалость — не то чувство, которое нужно людям». Как петербуржцы принимают у себя беженцев из Украины
Как сейчас сохранить деньги и что будет с курсом рубля? Отвечает экономист
«Я отстаивал те же идеалы, что и мои прадеды». Как Эльдар Гарипов провел 372 дня в СИЗО из-за «порванных штанов» бойца ОМОНа на митинге
«Нужно прополоскать рот, прежде чем меня целовать». Девушки с целиакией — о том, как болезнь изменила их жизнь
Что известно о травле Саши Скочиленко в СИЗО. Ее девушка узнала о запрете открывать холодильник и требованиях ежедневно стирать одежду
Девушка с татуировкой Z. Как живет петербурженка, на чьей руке набит символ, ставший провоенным
В Петербурге меняется климатический подрайон. Говорят, погода будет как в Грузии. Это правда?
Политолог объясняет, как хотят изменить устав Петербурга. И право Беглова избираться после 2029-го — не самое важное
Как фотографа из Петербурга обвинили в оскорблении чувств верующих за поцелуй с мужчиной у стены храма
«Под формулировки попадает полстраны». Медиаюристка — о новом законопроекте об «иноагентах»
«Врачи не могут быть „воспитателями“». Основатели W Clinic — о доказательной медицине, сплоченном коллективе и инклюзивном подходе
«У меня уже отняли семью. Что мне теперь терять?». Девушка Саши Скочиленко — о жизни после ее задержания и проблемах с передачами
«У дедушки холодильник всегда был забит колбасой — в детстве он голодал»‎. Зачем петербуржец месяц ходил в пальто с антивоенной надписью
«Люди говорили: „Почему вы поете? Вы идиот?”» В Петербурге есть поющий таксист — вот его история
«Если надо пойти в тюрьму — значит, в тюрьму». Как мать петербургского срочника добивается, чтобы его не отправили на войну
«Мы сдали отношения экстерном». Истории петербуржцев, сыгравших свадьбы из-за событий в Украине
«Люди стараются не говорить, у них тяжелейшая травма». Как живут беженцы из Мариуполя в Ленобласти
Как волонтеры из разных стран помогают жителям Украины эвакуироваться. История проекта «Помогаем уехать»
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.