26 июня 2022

Как помыться из бутылки за 6 минут и погулять в помещении 2х5 метров? Саша Скочиленко — о месяце в СИЗО

Художница и музыкантша Саша Скочиленко с конца апреля находится в СИЗО-5. Там она ждет суда: после акции с заменой ценников Сашу подозревают в распространении фейков о российской армии, ей грозит до 10 лет тюрьмы. Недавно арест продлили еще на месяц, несмотря на жалобы на здоровье — у девушки боли в сердце и проблемы из-за непереносимости глютена.

В каких условиях живут женщины в СИЗО на Арсенальной улице? Как проходят прогулки в помещении 2х5 метров, почему приходится мыться над унитазом и можно ли арестанткам сидеть на верхних кроватях? «Бумага» публикует заметки Саши о первом месяце жизни в СИЗО.

— Прошел уже месяц с тех пор, как я живу в СИЗО-5, и настало время подвести промежуточные итоги моих наблюдений за этим местом. Я решила подводить их в конце каждого месяца моего пребывания здесь. А поскольку меня решили держать тут долго, то и рассказать я смогу о многом, коль скоро у меня, в отличие от многих женщин с «Арсеналки», есть такая привилегия.

Обычно люди, сидящие здесь, недовольны очень многим, но высказать это недовольство боятся до ужаса, так как в случае их жалобы они могут быть переведены в гораздо более худшие условия. Даже если они осмеливаются жаловаться, начальство чаще остается глухо к их жалобам (в отличие от моих), на многие животрепещущие вопросы здесь есть один ответ: «Здесь вам не санаторий!» Например: «У нас течет батарея, постоянно приходится подкладывать под нее контейнер, чтобы не затопило соседей снизу, меняем его каждый час» — «Здесь вам не санаторий». Или «У нас протек потолок, мы полночи бегали с ведрами!» — «Здесь вам не санаторий».

Прежде чем дальше топить дорогое СИЗО, я бы хотела оговориться, что да, тут есть всякое, но это касается далеко не всех его сотрудников. Среди них есть очень гуманные и человеколюбивые люди, которые понимают, что заключенным и так живется несладко, и они всеми силами стараются не усложнять нам жизнь. К этим людям данная статья не относится.

«Обыск в камере». Рисунок Саши Скочиленко

Как помыться?

«— Что ж, вернемся к несанаторным, а точнее антисанитарным условиям содержания. Корпуса сами по себе довольно ветхие: здесь царят разруха и бесконечный холод, во многих местах на потолках и стенах висит паутина и растет грибок. Потолок в душах на корпусе черный. Само помещение душа в таком состоянии, что многим моим информанткам оно навевает ассоциации с фильмами о концлагерях. Хорошо, что из заржавленных высоких трубчатых кранов течет вода — не всегда горячая.

Во многих камерах стоят заготовленные бутылки с водой, на случай если будет отключено и горячее, и холодное водоснабжение (и это случалось даже в этот месяц!). Значительно лучше состояние душей на медчасти, где я проживаю сейчас, хотя черный грибок тоже кое-где присутствует. В душ нас водят два раза в неделю, если нам везет и есть горячая вода.

Так как же здесь моются женщины, которым патриархальное общество навязывает щепетильную заботу о гигиене и необходимость «благоухания»? Вечером мы наполняем пол-литровые бутылки, затем идем в туалет и «моемся» над унитазом.

Техника замысловатая. Опробуйте в домашних условиях. Сначала подмойтесь из бутылки (что вполне выполнимо), потом попробуйте вымыть ноги (что уже сложнее), а еще попробуйте вымыть подмышки (что для меня до сих пор является квестом из области «Форта Боярд»), переоденьтесь, затем тщательно протрите за собой пол от всех капель воды, которые вы пролили мимо.

И всё это необходимо сделать примерно за 6–8 минут, если вы содержитесь в 18-местной камере. В 6-местной вы можете себе позволить уже 10–15. Ну и ваше время на «рандеву» с бутылкой не ограничено в камере, где содержатся двое (в такой камере — хвала гражданскому обществу — я нахожусь теперь).

«Утро в камере на 18 человек». Рисунок Саши Скочиленко

Как посидеть?

— Много болезненных вопросов возникает в тех камерах, где остро ощущается перенаселение. Например: «Можно ли сидеть на своем спальном месте, если тебе как новичку выделена верхняя кровать?» Внутри самих камер считается, что сидеть на кроватях могут только владельцы нижних кроватей, в этот момент люди ссылаются на прецеденты, связанные с дежурными («Однажды тех, кто сидел на верхних кроватях, выкинули в коридор вместе с матрасами»), или на то, что человек при появлении сотрудника в камере не успеет вовремя слезть и встать в позу «руки за спиной».

Один из дежурных на корпусе объяснил этот запрет тем, что мы можем «помять белье на кроватях», тем не менее ни аппарат уполномоченного по правам человека, ни непосредственное начальство этого сотрудника не разделяют этого мнения, ведь они ответили мне, что сидеть на своем спальном месте после подъема, даже если оно расположено наверху — можно.

Почему такой, казалось бы, глупый вопрос кажется мне таким важным? В густонаселенной камере — 18 человек на 35 квадратных метров… Давайте, расскажите, где в этих камерах притаились пресловутые четыре квадратных метра на человека, прописанные в ПВР — в туалете, что ли? Нет. Нету там этого пространства, какие бы опровержения ни публиковала ФСИН. И в такой камере, не по вине заключенных, будет идти ожесточенная борьба за каждый клочок поверхности для существования. В таких камерах есть негласный запрет для новых людей присаживаться на чужие нижние спальные места, и жизнь новичков — особенно если они бабушки пенсионного возраста — превращается в тяжелое физическое испытание.

В качестве «обряда инициации» новоприбывшей предлагается перемещаться по камере либо сидеть на жестких деревянных лавках сроком от нескольких недель до нескольких месяцев. Эксперимент: попробуйте весь свой день провести, не ложась и не садясь ни на что мягкое и выходя на улицу всего на один час (на улице тоже нельзя ни на что особенно присесть). Поживите так пару дней. Как вы чувствуете себя и свою спину?

«Запертые на один ключ». Рисунок Саши Скочиленко

Как погулять?

— Теперь немного расскажу о том, как мы гуляем. Надо отдать должное СИЗО и в особенности рядовым его сотрудникам (которые являются здесь, пожалуй, самым гуманным элементом происходящего): право часовой ежедневной прогулки здесь никто не нарушает, а в отдельных случаях длительность прогулки стараются даже увеличить. Тем не менее бытовые условия наших гуляний оставляют желать лучшего.

Сейчас место, в котором я гуляю вместе с сокамерницей, кажется мне раем. Это бетонная коробка с потолком из решетки, покрытой колючей проволокой. Размеры этого помещения — примерно 3 на 5 метров, есть длинная скамейка и небольшой ржавый навес от дождя. Через раскрошенный бетонный пол пробиваются три одуванчика. Я их очень люблю и слежу, как они растут день за днем, — ведь это единственная зелень, которую я вижу на прогулке. Во дворе я обычно бегаю кругами, танцую, пою, делаю упражнения или декламирую свои тексты.

Теперь перенесемся во дворы, где я гуляла первые недели. Эти помещения без крыш на местном сленге называются «два на пять» — название соответствует точному размеру бетонного помещения с облупившимися стенами, на которые наляпаны пятна краски. По углам валяются окурки, из зелени только мох, растущий ближе к потолочной решетке, увитой колючей проволокой. Теперь представьте, как во дворе два на пять метров, в центре которого стоит метровая грязнющая скамейка, гуляет 18 человек. Всё «гуляние» — это перемещение по кругу в одну и ту же сторону в медленном темпе, фактически затылок в затылок. Еще можно немного постоять в углу, подставив лицо солнцу. Вот, собственно, и всё.

«Два на пять». Рисунок Саши Скочиленко

Многие люди в СИЗО ненавидят меня за то, что я жалуюсь, — потому что жалуюсь я, а выговоры прилетают всем остальным: сотрудникам, сокамерницам и, видимо, руководству — раз щедрая ругань валится по шапкам вниз по этой иерархической лестнице. Однажды в одну из камер вбежал анонимный высокий мужчина в форме сотрудника и наорал на меня: «Ну, кто здесь жалуется бесконечно, аж до самой Москвы доходит?! Да нормальная там сантехника в 17-й камере, ну гофра в канализацию не вставлена, ну унитаз подтекает, но вы в настоящей тюрьме не были, где крысы бегают!»

Я отношусь с глубоким пониманием к амбициозным мечтам этого мачо-мена — работать в настоящей тюрьме. Но, при всем моем уважении, СИЗО вовсе не является настоящей тюрьмой — это лишь изолятор, где находятся люди под следствием (некоторые из них, впрочем, содержатся в этих условиях годами в ожидании каких-либо следственных действий). Задача следственного изолятора — всего лишь содержать нас таким образом (и в этом признался мне сам начальник заведения), чтобы мы не помешали следственным действиям или вынесению приговора, а также следить за тем, чтобы мы оставались в целости и сохранности.

Не наказывать нас, нет — так как вина многих людей здесь не доказана или весьма условна, а кто-то и вовсе выйдет из этих стен с оправдательным приговором. И уж тем более в задачи такого изолятора не входит подвергать женщин, находящихся здесь, физическим мучениям и испытаниям. Да, СИЗО не санаторий — но и не трудовой лагерь, чтобы заставлять людей обслуживать бесконечные протечки ветхой сантехники или вкладываться финансово в покупку уборочного инвентаря (который по ПВР вообще должен выдаваться в каждую камеру бесплатно). И уж тем более СИЗО не является иного рода лагерем, чтобы мучить женщин откровенно негуманными условиями содержания.

Стыдно, что СИЗО при этом является единственным следственным изолятором для женщин в северной столице и всей Ленобласти! В следственном изоляторе «Кресты» для мужчин созданы современные условия. Здесь из нового, современного и оборудованного — только детская площадка да аппарат УЗИ в гинекологическом кабинете.

Спасибо, что дочитали этот текст до конца, ведь он получился очень длинным! И тем не менее в него не вошло еще очень многое, что мне хотелось бы осветить, и с каждым днем пребывания здесь я узнаю всё больше. Что ж, меня собираются держать в этом месте еще долго, а значит, у меня будет достаточно времени, чтобы об этом поведать.


Согласно отчету Совета Европы за 2021 год, в России на 100 тысяч населения приходится 356 арестантов (больше только в Турции — 357; в Исландии это 45 человек, в Финляндии — 50). При этом их содержание в России обходится дешевле всех — 2,8 евро в день (в Норвегии и Швеции, по данным отчета, — примерно в 300 евро). Колонии Петербурга и Ленинградской области вошли в тройку лидеров по сумме компенсаций заключенным за пытки и унижающие условия содержания. 

На официальном сайте СИЗО-5 сообщается, что в изоляторе работает библиотека с фондом 10 тысяч книг, клуб на 120 мест, спортивный зал, есть площадка для игры в волейбол, парикмахерская, помещения для женщин с детьми до 3 лет.

В СИЗО-5 ежегодно проходит конкурс «Мисс Арсеналочка». Среди номинаций — «Визитная карточка», «Дефиле», «Таланты», «Подружка», «Кулинар» и «Платье своими руками». Участницы получают ленты номинанток, а «Мисс Арсеналочка — 2021» получила корону.

Администрация следственного изолятора также проводит кулинарный конкурс «Лакомый кусочек» и «Хозяюшка». В последнем девушки «демонстрировали свои умения в шитье, решали логические задачи и отвечали на кулинарные вопросы жюри». К 8 Марта в СИЗО-5 прошел «фестиваль красоты „Нежная волна“» — «12 „мастеров“ создавали красивые и оригинальные прически, а также макияж, подходящий создаваемому образу».

Весной 2022 года, по информации заключенных, в СИЗО-5 произошла серьезная протечка, последствия которой устраняли сами заключенные — целую ночь выносили воду ведрами. В мае, через несколько дней после ремонта, в той же камере обвалился потолок. Сообщалось, что один из обломков упал на заключенную, девушка получила травму бедра, а саму камеру не перестали использовать. Официальной информации о произошедшем не поступало.

Сейчас в СИЗО-5 на Арсенальной улице содержатся фигурнатки громких политических дел. В частности, там находится белоруска Яна Пинчук. На родине ее обвиняют в создании «экстремистского» чата, девушке грозит до 19 лет лишения свободы. Пинчук грозит экстрадиция, «Мемориал» считает девушку политзаключенной.

По делам о «фейках» в СИЗО содержатся Саша Скочиленко, Ольга Смирнова и Виктория Петрова. Ольгу и Сашу «Мемориал» признал политзаключенными. Amnesty International также считает Скочиленко узницей совести.

Что еще почитать:

Бумага
Авторы: Бумага
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Свободу Саше Скочиленко
«Би-би-си» внесло Сашу Скочиленко в список самых вдохновляющих и влиятельных женщин мира
Саше Скочиленко продлили арест до 10 апреля 2023 года
Обвинение Скочиленко опирается на экспертизу, где говорится, что Саша лжет, а военные РФ «гуманны». «Бумага» разобрала документ
«Имея предубеждение — неприязненное чувство…». Саше Скочиленко предъявили обвинение
«Вы совершили тяжкое преступление против государства». Как прошла встреча Саши Скочиленко и омбудсмена Агапитовой — две версии
Военное положение
Власти Ленобласти отменили запрет митингов. И назвали эту меру «избыточной»
Затоплены, замусорены и сокрыты. В каком состоянии бомбоубежища Петербурга — и почему большинство горожан их не найдет
В Петербурге почти месяц действует военный «режим базовой готовности». Что это такое? И касается ли он горожан?
Россия проводит ядерные учения. Что об этом нужно знать
«Меры безопасности усиливаются». Беглов — о режиме базовой готовности в Петербурге
Мобилизация
Песков призвал не обращать внимание на сообщения о готовящейся волне мобилизации
«Или вы едете, или в тюрьму». В Петербурге двое мобилизованных пожаловались на отказ в госпитализации. По их словам, их готовят к отправке в неизвестном направлении
Беглов поздравил мобилизованных с окончанием военной подготовки и отправкой на фронт
Петербуржец побывал на войне, досрочно расторг контракт, а теперь пытается отменить решение о мобилизации, пишет «Фонтанка»
«А где в православии указано, что вы не должны убивать человека?» Как суд отказал в АГС мобилизованному Кириллу Березину
Визовые ограничения
Президент Финляндии заявил о бессрочном запрете на туристические визы для россиян
Финляндия собирается строить забор на границе с Россией. Каким он будет и сколько займут работы?
Чехия ограничит въезд для российских туристов с 25 октября
На финской границе развернули более 500 россиян после введения запрета на въезд для туристов. До этого отказы были единичными
Helsingin sanomat: финскую границу закроют для российских туристов сегодня ночью
Давление на свободу слова
В Петербурге суд запретил 10 ссылок, которые «морально разлагают» россиян
Суд в Петербурге зарегистрировал иск прокуратуры о запрете песни Оксимирона «Ойда»
«Весну» признали экстремистской организацией
Чем известен Тимур Булатов, арестованный за вождение без прав. От доносов на ЛГБТ до аварии с Z на капоте
«Дождю» аннулировали лицензию на вещание в Латвии. С чем это связано?
Свободу Саше Скочиленко
«Би-би-си» внесло Сашу Скочиленко в список самых вдохновляющих и влиятельных женщин мира
Саше Скочиленко продлили арест до 10 апреля 2023 года
Обвинение Скочиленко опирается на экспертизу, где говорится, что Саша лжет, а военные РФ «гуманны». «Бумага» разобрала документ
«Имея предубеждение — неприязненное чувство…». Саше Скочиленко предъявили обвинение
«Вы совершили тяжкое преступление против государства». Как прошла встреча Саши Скочиленко и омбудсмена Агапитовой — две версии
Экономический кризис — 2022
На стриминговых платформах стали появляться альбомы ушедших из России лейблов. Песни загружают сами пользователи
Власти России рассматривают три сценария после введения потолка цен на нефть, пишут «Ведомости»
Как изменится прожиточный минимум в России в 2023 году?
За год мандрины в Петербурге подорожали более чем на 50 %
В 2023 году билеты на поезда дальнего следования в России подорожают на 8,1 %
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Chrome или Mozilla Firefox Mozilla Firefox или Chrome.