3 июня 2022

Вероятно, вы слышали о Виктории Петровой — «обычной девушке», обвиняемой в «фейках» об армии. Теперь ей угрожает следователь, говорит адвокат

Петербурженка Виктория Петрова, обвиняемая в распространении «фейков» об армии России, находится в СИЗО уже больше месяца. Ее дело стало известно, так как «Вика — обычная девушка»: по словам стороны защиты, она попала в «политическое» дело, хотя не занималась активизмом, журналистикой или политикой.

Виктории помогает адвокат Анастасия Пилипенко. Она утверждает, что в деле множество пробелов, поэтому следователь угрожает девушке длительным расследованием и запретом на свидания с мамой. Сторона защиты до сих пор точно не знает, в распространении каких именно «заведомо ложных сведений» обвиняют петербурженку.

«Бумага» поговорила с Пилипенко и узнала, как долго может расследоваться дело Виктории и какие несостыковки видит защита.

Анастасия Пилипенко

адвокат Виктории Петровой

— В чем обвиняют Викторию Петрову?

— На странице Вики Петровой 23 марта появилась запись о событиях в Украине с негативной оценкой тех лиц, которые эти события допустили и одобрили. К тексту были прикреплены видеозаписи, которые Вика призывала посмотреть, чтобы составить свое мнение о происходящих событиях.

Пост был удален социальной сетью 25 марта, но его успела осмотреть прокуратура, составить соответствующий акт и передать дело в Следственный комитет.

В апреле — в отношении неустановленного лица — возбудили уголовное дело за пост в социальной сети «ВКонтакте». А 6 мая к Вике приехали с обыском. В тот же день ей предъявили обвинение в распространении «фейков» о действиях армии России.

— Какие проблемы у вас возникают при работе с этим делом?

— Мы до сих пор не получили возможность ознакомиться с содержанием видеозаписей, распространение которых, собственно, Вике вменяют. Мы видели только текст, который она написала. Сама Вика не отрицает обвинение, не отрицает антивоенную информацию.

В чем заключается та самая «заведомо ложная информация», мы до сих пор не знаем и даже не представляем. В этом состоит главная проблема. Это мешает эффективно защищаться, представлять доказательства со стороны защиты, ходатайствовать следователю об истребовании той или иной информации. Вот это ключевая несостыковка этого дела.

Фото: из личного архива Виктории Петровой / «ВКонтакте»

— Когда у вас была последняя встреча с Викторией? В каком она состоянии?

— Последний раз мы встречались 1 июня, но встреча проходила в присутствии следователя. Наедине мы успели переговорить около 40 минут.

Для человека, который впервые попал в следственный изолятор, Вика очень хорошо держится. Она не поддается на давление ни со стороны следователя, ни со стороны сокамерниц.

Сокамерницы пытались у нее выяснить политические и идеологические вопросы, но она в эти разговоры не вступает. С тех пор как у сокамерниц не получилось выудить что-нибудь из Вики, отношения с ними у нее наладились.

Что касается условий содержания, Вика рада, что попала в чистую и некурящую камеру, где в сравнении с остальными камерами нормальные условия.

Единственное, что сейчас доставляет неудобства, — ей не дают общаться с журналистами, то есть у нее либо изымают ответы, либо они не проходят цензуру. Общение Вики с журналистами сейчас возможно только через меня, хотя, конечно, никаких правовых оснований для таких ограничений нет. Если Вике присылают письма, то она вправе на них ответить. Подписки о неразглашении она, как и я, не давала.

— Вы пишете, что следователь сообщил, что разрешение на свидание с мамой будет зависеть от результатов допроса Вики в качестве обвиняемой. Это значит, что от нее требуют признания вины?

— Да, от Виктории требуют признания вины. Этот разговор был без меня. Следователь предлагал отказаться от моих услуг и дать признательные показания, то есть признаться, что, зная о недостоверности информации, она всё равно ее распространила под видом достоверной. Виктория отказалась взаимодействовать со следователем.

Вчера мама Виктории обратилась к следователю за разрешением на свидание. И следователь сказал ей, что решение будет зависеть от показаний Вики.

После этого, уже во второй половине дня, я, Вика и следователь встретились в следственном изоляторе. Я задала следователю прямой вопрос: действительно ли разрешение на свидание с матерью зависит от позиции Вики по уголовному делу. Он это подтвердил и сказал, что без признания вины он разрешать свидание не будет.

— У следователя есть право ограничивать свидания?

— Когда близкий родственник хочет получить свидание с человеком, в отношении которого возбуждено уголовное дело, он пишет заявление на имя следователя, а тот решает, не представляет ли этот человек опасность для расследования. Не может ли он прийти в СИЗО, обменяться информацией, а потом на кого-то там повлиять.

Обычно следователи не отказывают в свиданиях близким родственникам, но практика такой формы давления на подсудимых существует и распространяется не только на политические дела, а на все дела, где следователь испытывает затруднения в доказывании вины. Следователи заинтересованы в том, чтобы получить признание человека, потому что это легче и быстрее.

— Как долго может продолжаться расследования дела?

— Делать предположения о сроках сложно. Судебной практики по этой статье еще нет. Несколько возбужденных дел уже ушли в суд — одно или два, но в основном они всё еще на стадии следствия.

Следователь хотел бы за месяц-два расследовать, но без признательных показаний это не получается. Проблем и пробелов, с точки зрения следствия, в деле достаточно, поэтому придется еще некоторое время следователю потратить на это дело.

Со своей стороны следователь обещает расследовать это дело так долго, насколько ему позволяет уголовно-процессуальный кодекс. А Вика может находится в СИЗО до 18 месяцев, то есть полтора года. Соответственно, следователь угрожает, что Вика будет сидеть эти полтора года и меру пресечения ей никто менять не будет.

Но эти угрозы, думаю, слабо реализуемы. Сомневаюсь, что дело, которое находится на контроле у центрального аппарата СК, будет расследоваться полтора года.

Что еще почитать:

  • Саша Скочиленко не должна сидеть 10 лет за антивоенные листовки. Вот ее история — с доносом, спецоперацией по захвату и СИЗО.
  • «Салют в честь Дня Победы прогремел, когда я была в ИВС». Интервью с ранее неизвестной фигуранткой дела о лжеминировании Дарьей Абрамовой.

На обложке: скриншот с видеообращения Виктории Петровой к Владимиру Путину и Сергею Шойгу / Youtube

Бумага
Авторы: Бумага
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Протесты в Петербурге — 2022
«Нам, конечно, тяжело проживать эту действительность, но людям в заключении в сто раз сложнее». Как в Петербурге прошел вечер писем политзаключенным
Как оппозиционеров задерживают с помощью распознавания лиц. Рассказываем о московской системе «Сфера» и ее аналоге в Петербурге
«Ты не Петр I, ты Адольф II». Как Петербург протестовал в День России — с плакатами, самолетиками и пластилиновыми птицами
Выступление Манижи на Stereoleto отменили. Этого добивались сторонники «спецоперации»
«В окоп никто не хочет». Зачем журналист «Русской службы Би-би-си» в твиттере предлагает сторонникам войны отправиться на фронт
Свободу Саше Скочиленко
«Нас вроде и меньшинство, но адекватные мы». Курьер, психолог и бариста с антивоенной позицией — о своем будущем в России
Как помыться из бутылки за 6 минут и погулять в помещении 2х5 метров? Саша Скочиленко — о месяце в СИЗО
Адвокат: Саша Скочиленко испытывает сильные боли в сердце и животе. Она жалуется на условия для прогулок и несоблюдение безглютеновой диеты
Адвокат: Сашу Скочиленко запирали в камере-«стакане», у нее продолжают болеть живот и сердце
«Я очень обеспокоена ее самочувствием». Адвокат Саши Скочиленко — о состоянии подзащитной в СИЗО
Военные действия России в Украине
«Петербургский форум зла». Шесть протестных плакатов из поселкового сквера в Ленобласти
Организаторы выставки «Мариуполь — борьба за русский мир» заявили о ее срыве, обвинив в этом местную чиновницу. Теперь в районном паблике пишут, что она «предатель»
Роспотребнадзор: в Петербурге не выявлены случаи заражения холерой. Ранее власти говорили о риске завоза заболевания
«Звук от фейерверков многих напугал». Школьников из Мариуполя пригласили на «Алые паруса» — вот их реакция
Как получить украинскую визу в Петербурге? Подробности от МИД
Экономический кризис — 2022
«В России не производят примерно ничего». Шеф и ресторатор Антон Абрезов — о качестве российских продуктов, будущем заведений и своем отъезде
В Петербурге проходит юридический форум — без мировых экспертов и вечеринки на Рубинштейна, но с Соловьевым и выставкой о Нюрнбергском трибунале
«Там была буквально битва». «Бумага» нашла петербуржца, который нанял сотрудника IKEA для покупки мебели на закрытой распродаже. Вот его рассказ
Что для России значит «символический» дефолт? Объясняет декан факультета экономики ЕУ СПб
Петербуржцы ищут в соцсетях сотрудников IKEA — чтобы купить мебель и другие товары на закрытой распродаже
Давление на свободу слова
Что известно о нападении на Петра Иванова спустя месяц? Журналист рассказал, что расследование не движется
Известных градозащитников Петербурга выгнали из совета по сохранению культурного наследия. Вот кем их заменили
«Теперь за доступ к информации надо бороться». «Роскомсвобода» объясняет, что происходит с интернетом и как обходить ограничения
«Мой мозг не понимает много вещей, которые пропагандирует Запад». Как на ПМЮФ обсуждали ЛГБТ, аборты, семейные ценности и «внешнее влияние»
«Нас вроде и меньшинство, но адекватные мы». Курьер, психолог и бариста с антивоенной позицией — о своем будущем в России
Хорошие новости
«Скучно стало, и поехал спонтанно». Житель Мурина второй месяц едет на самокате из Петербурга во Владивосток
Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
Подкасты «Бумаги»
Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
Деятели искусства рекомендуют
«В Петербурге нет ни одного спектакля, где столько крутых мальчиков-артистов». Актриса МДТ Анна Завтур — о «Бесах» в Городском театре
«Верните мне мой 2007-й». Актер театра Fulcro Никита Гольдман-Кох — о любимых спектаклях в БДТ
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.