25 ноября 2021

Это камерунец Марсель. После серьезной операции на позвоночнике он остался в Петербурге без денег, еды и друзей, но ему помог сотрудник Эрмитажа

Что будет, если иностранец с серьезным заболеванием окажется в России без денег и друзей? В таких обстоятельствах оказался камерунец Марсель Люк Гуатэр: он переехал в Петербург работать и учиться, но планам помешала болезнь — туберкулез костей и суставов.

После тяжелой и дорогой операции, деньги на которую собирала диаспора камерунцев, Марсель остался совсем один в хостеле на Васильевском острове. Там его — истощенного и похудевшего — нашел петербуржец Михаил Кожуховский. Благодаря его помощи и кампании в медиа, жизнь Марселя постепенно налаживается: сейчас иностранец пытается получить статус беженца по медицинским показаниям. Это поможет продолжить лечение в России.

«Бумага» встретилась с Марселем и Михаилом и узнала, как вопреки негибкой системе петербуржцы сплотились вокруг камерунца — и буквально спасли ему жизнь.

Хостел. Камерунца Марселя находят — без денег и еды

Начало осени камерунец Марсель Гуатэр встретил в хостеле на Васильевском острове — без денег, еды и друзей. После операции на позвоночнике ему было трудно двигаться, он сильно похудел: в 2020 году иностранец весил 110 килограммов, к сентябрю — вдвое меньше.

«Кожа да кости», — описывает «Бумаге» свое первое впечатление от Марселя Михаил Кожуховский, начальник службы волонтеров Эрмитажа и теперь уже друг камерунца. В сентябре их связал общий знакомый, зная, что Михаил говорит на французском — родном языке Марселя.

Камерунец попросил принести ему еды, и Михаил вместе с франкоговорящими приятелями пришел в шестиместную комнату в хостеле. Петербуржцы принесли куру, гречу, лапшу быстрого приготовления, фрукты. Михаил представлял себе Марселя крепким мужчиной — как на фото в WhatsApp, где они переписывались, — но в хостеле обнаружил истощенного человека, с трудом встающего с кровати.

Михаил Кожуховский
начальник службы волонтеров Эрмитажа

— Человек не врал, когда говорил, что ему нечего есть. Мы пришли к нему 4 сентября — незадолго до Дня начала блокады. В этот день мы в Эрмитаже ежегодно проводим памятные мероприятия. В этом году было особенно тяжело, потому что из головы не выходил Марсель. Раньше я и подумать не мог, что сейчас, в XXI веке, кто-то может лежать и умирать от голода. Лежать, брошенный всеми.

Марсель сразу расположил их к себе: все отметили его шарм и «красивый французский». По словам Михаила, камерунец был «до слез рад, что к нему кто-то пришел» — и счастлив пообщаться на родном языке. Они «привязались друг к другу».

Кожуховский считает, что если бы они оставили иностранца, никто другой, скорее всего, ему не помог бы. Так петербуржцы начали кормить Марселя, организовали для него сбор денег, помогают с медицинскими и юридическими процедурами, нужными, чтобы получить в России временное убежище по медицинским показаниям: в России у камерунца обнаружили туберкулез костей.

Камерун. Мать Марселя гибнет в катастрофе, и он уезжает в Россию

Марсель родился в деревне Макак в 1990 году. Ранний ребенок, он провел первые годы жизни у бабушки — пока мать заканчивала университет. Позже у Марселя появились брат и сестра. Семья жила на два города: мать работала в столице Яунде, отец в приморской Дуале, втором городе Камеруна.

Утром 21 октября 2016 года Марсель сдавал экзамен по прикладной механике в университете Дуалы, где изучал промышленные технологии. Там он услышал о катастрофе: поезд из Яунды в Дуалу сошел с рельсов, четыре вагона упали в овраг. По разным данным, погибли от 60 до 79 человек, еще около 550 человек пострадали.

Мать Марселя обычно перемещалась между городами на самолете или автобусе, иногда он сам подвозил ее на машине. Однако после сообщения об аварии Марсель не смог дозвониться до матери, приезда которой ждал в этот день, и отправился на место аварии. Он рассказывает, что среди множества мертвых тел нашел и свою мать. Марсель рассказал нам, что и сейчас считает этот день самым страшным в своей жизни.

После трагедии отец Марселя ушел в другую семью, брат с сестрой переехали к тете, а сам он решил уехать из Камеруна. В интернете нашел программу по своей специальности в Тамбовском государственном техническом университете — для поступления требовалась только оплата. Через знакомого камерунца он заплатил за обучение и аренду жилья — и в 2017-м переехал в Россию.

В Тамбове Марсель два года изучал машиностроение, учил русский и эпизодически подрабатывал. С работой, однако, не складывалось, а жить и учиться было дорого. Поэтому, не заканчивая обучение, Марсель принял решение перебраться в Петербург.

Петербург. У камерунца находят туберкулез костей и суставов

После переезда Марсель сразу устроился бригадиром на стройку — чтобы закончить учебу, нужны были деньги. Камерунец руководил группой из 49 африканцев: они занимались погрузками и разгрузками, монтировали, красили.

Через полгода Марсель возобновил учебу, но уже по направлению «Арт-туризм» в Петербургском институте искусств и реставрации. Тогда же, по его словам, начались и боли в спине. Сперва камерунец принимал обезболивающие: дозировка росла, но лекарства приносили всё меньше облегчения. Примерно девять месяцев спустя Марсель пошел к врачу — когда боль стала невыносимой. В начале декабря ему поставили предварительный диагноз — «дегенеративно-дистрофические изменения позвоночника».

Весной Марселя госпитализировали в Городскую больницу № 26, там ему предварительно поставили «туберкулез позвоночника», который подтвердили в НИИ Фтизиопульмонологии. Камерунцу рекомендовали операцию — и как можно скорее.

Общую стоимость хирургического вмешательства, имплантов, стационара и наблюдения лечащий врач Марселя оценил примерно в 600 тысяч рублей. Камерунец находился в России по учебной визе, но страховку не оформлял. По словам Марселя, у него было только 120 тысяч рублей, отложенных на учебу. Остальное собирали с помощью диаспор камерунцев: 40–50 тысяч рублей от петербургской, больше 300 тысяч — от европейской.

В конце мая Марсель снова оказался в НИИ Фтизиопульмонологии — на этот раз, чтобы сделать операцию и провести три недели под наблюдением врачей. За время в стационаре диагноз камерунца расширился.

Из больницы Марсель поехал в съемную квартиру, но прожил там только несколько дней: денег на оплату жилья уже не осталось. На некоторое время камерунца приютил знакомый, потом он перебрался в хостел на Васильевском острове, где его нашел Михаил Кожуховский и куда приходили мы. Здесь иностранцу пошли навстречу и сделали скидку в 100 рублей за сутки. Жилье он оплачивает деньгами, которые изредка дают ему приятели.

Марсель и Михаил рассказывают, что в хостеле камерунец столкнулся с российской полицией, которая как-то приехала туда из-за драки. Марселя увезли в участок для установления личности — несмотря на увещевания соседей больного и Михаила, у которого в тот день и были документы иностранца. «Добро пожаловать в Россию, — по-русски цитирует Марсель полицейских, выводящих его из хостела. — У нас своя работа, и нам не доплачивают за помощь». В итоге — штраф 5 тысяч рублей за проживание не по месту регистрации. Сумму выплатили из собранных петербуржцами средств.

Поликлиника. Друзья пытаются помочь Марселю получить статус беженца

Мы с Марселем встретились в поликлинике на Вознесенском проспекте: здесь он проходит обследование, чтобы подтвердить проблемы со здоровьем для управления по вопросам миграции МВД Петербурга. Как говорит Михаил, теперь главное — получить в России временное убежище. Это позволит легализовать его пребывание в стране, оформить страховку и ощутимо снизить расходы.

Вернуться на родину Марсель не может — считает, что камерунские врачи не справятся с его болезнью. Новое обследование у фтизиатра покажет, какое лечение нужно дальше: не исключено, что потребуется еще одна операция.

Несмотря на всё, Марсель спокоен, часто улыбается и активно жестикулирует во время разговора. Говорит, что ежедневно делает лечебную гимнастику, но между кабинетами поликлиники всё еще передвигается осторожно, опираясь на Михаила. В конце октября Марсель получил хорошую новость: после трех продолжительных бесед с инспектором из миграционной службы ему сообщили, что дело находится на рассмотрении.

Михаил рассказывает, что благодаря огласке им удалось связаться с сообществом пациентов с туберкулезом в Москве, и правозащитница Ксения Щенина помогла получить нужные лекарства: в отличие от россиян, Марсель не состоял на учете в тубдиспансере. После публикаций в медиа свои услуги предложил и частный медцентр — Марселю сделали КТ, которая выявила перелом крестцового отдела позвоночника.

Журналисты «Фонтанки» и «НТВ Петербург» выяснили, что Марселя отчислили из института. Из документов следует, что вуз в курсе заболевания камерунца. «Бумаге» в СПбИИР письменно подтвердили: «Гражданин Камеруна Гуатэр Люк Марсель не является студентом ЧОУ ВО „Санкт-Петербургский институт искусств и реставрации“».

В ответ на звонок по указанному на сайте вуза телефону «Бумаге» сказали: руководство сообщило то, что посчитало необходимым. И попросили впредь не «отвлекать образовательное учреждение от работы».

Вокруг камерунца образовалось небольшое сообщество. Есть чат в телеграме на 17 человек — новые друзья, врачи и адвокат Ольга Цейтлина, желающих принести Марселю еду еще больше. Марсель даже немного набрал вес — и василеостровцы подыскали ему одежду нового размера, который, правда, всё еще далек от того, в котором он переехал в Россию. На наш вопрос, знает ли отец о его злоключениях, Марсель отвечает да — и молчаливо разводит руками.

Васильевский остров. Послесловие

Анна Егоян, администратор сообщества «От Стрелки до Гавани», размышляя о помощи горожан Марселю, говорит, что петербуржцы на генетическом уровне помнят, что голод — это страшно.

Анна Егоян
администратор группы «От Стрелки до Гавани»

— Мне кажется, у нас редко случается, что человек оказывается совсем один, выброшен на обочину. Тут либо жестокие обстоятельства жизни, либо его выбор. Вот у Марселя так сложились обстоятельства. И взаимопомощь в данном случае — это как естество. Это абсолютно нормальная реакция.

Сейчас у Марселя появились две ученицы — он занимается с ними французским. Михаил помог собрать деньги: сумму он не называет, но отмечает, что ее хватит на пару месяцев лечения в диспансере.

Михаил Кожуховский
начальник службы волонтеров Эрмитажа

— Это удивительная радость от того, что человек буквально встает на твоих глазах. Какой-то душевный восторг, удивительное ощущение нужности, необходимости друг в друге. Марсель очаровал всех вокруг своим шармом, он удивительный собеседник. Даже когда торопишься, очень тяжело уходить — всегда есть о чем поговорить с ним.

Ответ от управления по вопросам миграции Марсель и его новые друзья ждут в течение месяца. Михаил говорит, что если бы не огласка, помогать камерунцу было бы сложнее: разобраться в бюрократических процессах без помощи адвокатов почти невозможно. После получения временного убежища Марселя ждет врачебный консилиум и дальнейший план лечения.

Сам Марсель говорит, что самое страшное в его ситуации — невозможность что-либо решать и делать прогнозы о своей жизни.

Марсель Гуатэр

— Я опасаюсь строить планы. Сейчас никто не может точно сказать, что меня ждет в будущем. События, что происходили со мной в последние годы, — останавливают даже мечты.


Над материалом работали

Автор текста — Никита Пахарев, редактор — Татьяна Иванова, литературный редактор — Владислава Петрова, фотограф и визуальный продюсер — Мария Слепкова.

Что еще почитать:

  • Читайте историю таинственного пруда в самом центре Петербурга. Он появился совершенно случайно и почти 10 лет остается незамеченным
  • Петербуржцы полтора месяца искали сбежавшего енота Йокки — и нашли! Хозяин зверька рассказывает, как караулил его в лесу и жил в палатке

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Свободу Саше Скочиленко
Сашу Скочиленко оставили в СИЗО, несмотря на заболевания и петицию с 135 тысячами подписей. Главное про апелляцию
«Наши солдаты не допустили бы бомбардировки мирных гражданских объектов». Допрос пенсионерки, которая написала донос на Сашу Скочиленко
Сашу Скочиленко, арестованную по делу о «фейках» про ВС РФ, перевели в новую камеру и обеспечили безглютеновым питанием
Что известно о травле Саши Скочиленко в СИЗО. Ее девушка узнала о запрете открывать холодильник и требованиях ежедневно стирать одежду
«У меня уже отняли семью. Что мне теперь терять?». Девушка Саши Скочиленко — о жизни после ее задержания и проблемах с передачами
Военные действия России в Украине
Власти Ленобласти заявили об еще одном погибшем в Украине военнослужащем — Илье Филатове
Россия ответит «сюрпризом» на заявку Финляндии на вступление в НАТО, Минобороны РФ заявляет о тысяче военных, сдавшихся в плен на «Азовстали». Главное к 18 мая
Вывоз военных из «Азовстали», пауза в переговорах и отказ Финляндии платить за газ в рублях. Главное к 17 мая
«Мне слишком дорого далась эта работа». Сотрудники российских независимых СМИ о военной цензуре и блокировках
В соцсетях пишут о переброске военной техники к границе с Финляндией. Что об этом говорят в ЗВО?
Экономический кризис — 2022
Bloomberg: ВВП России снизится на 12% в 2022 году. Это будет самый большой спад с 1994 года
Минпромторг утвердил список товаров для параллельного импорта в Россию. Что это значит?
«А остальным что?». В комздраве заявили о завозе в аптеки дефицитного лекарства «Эутирокс» — но не для всех. Обновлено
Власти подготовили список товаров для ввоза в Россию без согласия правообладателей. Что об этом известно?
Российским авиакомпаниям рекомендовали подготовиться к полетам без GPS. Рогозин предложил заменить эту систему на ГЛОНАСС
Давление на свободу слова
«Мне слишком дорого далась эта работа». Сотрудники российских независимых СМИ о военной цензуре и блокировках
«При молчании происходит всё самое страшное». Петербургская художница Елена Осипова — о нападениях во время антивоенных акций и реакции окружающих
Как писать письма в СИЗО? Рассказывает адвокат задержанной по делу о фейках об армии России Ольги Смирновой
Как силовики изобрели и опробовали новый метод давления на активистов — подозрение в лжеминировании. Истории 7 петербуржцев
Ходят слухи, что «Алые паруса» проведут без Ивана Урганта впервые за десятилетие. Это правда?
Хорошие новости
Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
В Петербурге в 2022 году обустроят более девяти километров велодорожек
Подкасты «Бумаги»
Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.