9 октября 2019

В ОНК Петербурга не переизбрали правозащитниц, сообщавших о пытках заключенных. Почему так произошло?

В новый состав Общественной наблюдательной комиссии Петербурга не включили Яну Теплицкую и Екатерину Косаревскую. Правозащитницы не раз сообщали о пытках в колониях. В Москве членов ОНК, критиковавших ФСИН, также не переизбрали.

«Бумага» поговорила с Яной Теплицкой о новом составе комиссии, процедуре голосования Общественной палаты и о том, как на нее повлияла работа в ОНК.

— О невключении в состав ОНК я узнала из списка, опубликованного на сайте Общественной палаты. Специально не смотрела, но ребята, которые избирались впервые, мониторили его и сообщили мне. В прошлые годы было точно так же: нет практики как-то об этом объявлять.

Есть основания подозревать, что Общественная палата нарушила свой регламент. В прошлый раз правозащитники, которых не избрали в ОНК Москвы, полагали, что заседания палаты не проводилось, — и пытались доказать это в суде. Я заранее сообщила о такой вероятности журналистам, поэтому «Медиазона» отправила в Общественную палату просьбу об аккредитации. В ответ они получили письмо, что решения о том, каким будет заседание — очным или заочным, еще нет, но если оно состоится, их оповестят. Но в итоге не позвали и не сообщили.

Из людей, вошедших в новый состав петербургской ОНК, только 2–3 человека занимались общественным контролем. Часть из них никогда не бывали в местах предварительного заключения. Некоторые бывали, но занимались там немного другими вещами. 

Кроме того, насколько я могу вспомнить, никто из этих людей, не считая [Александра] Холодова (председателя ОНК созыва 2018-2019 года — прим. Бумаги), не давал комментариев СМИ. Я никогда не видела ничьих отчетов. Записи в журнале посещений бывали, но сильно меньше, чем у нас — раз в десять.

Вообще было бы странно, если бы нас переизбрали. Ни одном регионе активные правозащитники не попали в новые составы. Из тех, с кем я обменивалась информацией во время работы, не включили Евгения Еникеева и Анастасию Гарину из Москвы.

Пока не знаю, буду ли продолжать заниматься общественной деятельностью. У меня нет никаких специальных навыков, которые применимы без мандата. Какое-то время мы будем подводить итоги, анализировать документы, досылать какие-то вещи, которые обещали.

Время в ОНК сильно повлияло на меня. Мне кажется, изменения, которые происходят с правозащитниками, похожи на изменения, которые происходят с заключенными и сотрудниками [ФСИН]. Наверно, если бы меня вновь избрали в комиссию, это был бы уже необратимый процесс, а так есть возможность посмотреть на эти изменения со стороны.

Фото на обложке: www.novayagazeta.ru

ТЕГИ: 
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Новости

все новости

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.