Партнерский материал

Чилиец Фернандо Ангуло — о привычке русских мыть мандарины, чтении в метро и о том, почему петербуржцы готовы ко всему

12 декабря 2017

Фернандо Ангуло приехал в Петербург в 2001 году, потому что хотел учиться на сложном для него языке. Сейчас чилиец живет здесь с семьей и хочет, чтобы его дети тоже выучили русский и стали такими же любопытными, как местные жители.

В партнерском материале с IT-компанией SEMrush Ангуло рассказывает, как удивлялся, что черный хлеб сделан не из шоколада, чем ему помог Михаил Задорнов и как осуществилась его мечта «жить в холодильнике».

Возраст

36 лет

Род деятельности

Корпоративный спикер

В Петербурге

17 лет

Я из Чили, хотя последние десять лет своей жизни [в Латинской Америке] находился в Боливии: моя мама — боливийка, а папа — чилиец.

У меня была идея поехать за границу, чтобы учиться не на испанском, поскольку это мой родной язык, и не на английском, поскольку его я тоже хорошо знал. Я хотел учиться в той стране, где мне было бы сложнее всего. Варианты были Китай, Малайзия и Россия, так как тогда, в 2001 году, эти страны предлагали стипендии для иностранных студентов.

Я пробовал изучать китайский, но он был очень сложным. Тем более я хотел общаться на этом языке, а в Чили и Боливии китайцев было мало. Зато русские были везде: даже мой преподаватель по химии учился в России. Так что выбор пал на Петербург.

После пяти лет учебы на экономиста и трех лет в магистратуре я вернулся на родину в Чили. Первое, что у меня спросил пограничник: «А вы откуда? Вы не говорите как местный». А я семь или восемь лет почти не разговаривал по-испански, так как всё время, что обучался в России, никуда не ездил.

Мне захотелось уехать обратно в Россию: там остались друзья и знакомые. И я понял, что в Латинской Америке больше никогда не буду говорить по-русски. А раз я выучил такой сложный язык, то перестать на нем говорить было бы печально.

В России я первым делом, как любой экспат, преподавал испанский как иностранный. Затем стал работать в американской компании, которая занималась продажей турпутевок в Россию. Там я научился работать с CRM-системой, автоматизацией. И когда увидел предложение работы в SEMrush в 2013 году, эти навыки помогли туда попасть.

Фото: Егор Цветков / «Бумага»

Чему вас научила Россия?

Я путешествую по разным странам и, когда смотрю на молодежь и людей старшего поколения [здесь и там], чувствую разницу. Мне кажется, тут люди готовы ко всему. Они и физически сильнее (тут такие сильные морозы бывают), и более подготовлены к стрессовым ситуациям. Если кого-то обидят в Голландии или Испании, человек закроется. А здесь нет — люди хотят конфронтации, хотят как-то выразить свою правду.

У меня был случай в магазине, когда продавец по-хамски отвечал: «Что вы хотите?!», а покупатель ему: «Вообще я хочу купить хлеб». «А зачем вам так поздно?!» Человек демонстрирует свою агрессию. У иностранцев это вызывает шок, а для русских ругаться — это кайфово, они получили драйв. Раньше я воспринимал это по-другому и думал, что, наверное, эти люди плохие.

Еще я никогда не видел в другой стране, чтобы люди, когда готовят яичницу, мыли яйцо. Это правильно, конечно, и гигиенично. Но есть и следующий уровень: Новый год, праздник, все собираются — и эти люди моют еще и мандаринки. Зачем мыть мандаринки? Ладно, допустим, и это правильно. Но третья стадия — когда они моют бананы. То есть люди тут всё моют. Это очень интересно.

Что у меня сильно изменилось, кроме шуток, — это уважение к 9 Мая. Я очень сожалею, что не весь мир знает о том, что русские победили во Второй мировой войне. Нас этому в школе не учили, и я даже думал, когда был ребенком, что победила Америка. Потом приезжаю сюда — а тут такие праздники, парады. А мир об этом не знает. Я люблю общаться с ветеранами войны, потому что они рассказывают всё из первых уст, как это было. Здесь люди потеряли очень много. Это сильно изменило мое мнение о русских как о нации.

Кто сыграл для вас важную роль?

Когда я поехал сюда, все думали, что я сошел с ума, потому что это очень далеко. Из моей страны [в тот год] нас было трое, а из всей Латинской Америки — человек сто. По-моему, остался только я: некоторые уехали в Финляндию, некоторые — в Испанию, некоторые вернулись на родину.

Мне сильно помогли мой старший брат, папа, сестра. Здесь у меня практически никого не было. Люди, с которыми я общался вначале, были достаточно открыты, но тогда я не говорил по-русски и мне было сложно.

Спустя время я освоился, мне стал понятен менталитет, шутки. Кстати, наверное, кто мне помог, это Михаил Задорнов. Этот человек недавно умер, что очень печально. Я смотрел его [выступления], ходил, кажется, на десять концертов. Для иностранцев его рассказы были сложными, но мне было понятно. А когда я наконец-то с ним познакомился после спектакля, он оказался открытым человеком и очень мне понравился. Когда мне было грустно, я смотрел не комедии, а передачи Задорнова.

Что вы хотели бы перенести из своей страны в Петербург?

Моя жена из Эквадора, и мы каждый день готовим дома латиноамериканскую еду. Она имеет какой-то особенный запах что ли, и наши соседи — из России, Украины, Беларуси — всегда спрашивают: а что вы готовили? а можно попробовать? Какие-то продукты, естественно, мы каждые три месяца или полгода привозим: например, киноа — это очень вкусно в любом виде, и в салатах, и в супах. Так мы как будто имитируем, что живем там.

По субботам или воскресеньям у нас традиция есть не дома, а выходить в какой-то ресторан. Мы всегда идем как туристы — нас так и воспринимают, потому что мы иностранцы. Мне нравится, что здесь очень хорошо относятся к иностранцам. Когда узнают, что меня зовут Фернандо и я из Латинской Америки, спрашивают: «Умеешь танцевать?» Я говорю: «Да, вообще-то умею». «А играешь на гитаре?» — «Да, играю». «Почему вы все это делаете?!» У нас культура такая: в школах есть программы, на которых тебя обучают петь, играть на гитаре, танцевать — например, сальсу или ча-ча-ча.

С погодой [в Петербурге] мне очень повезло. Я жил на севере Чили, где находится пустыня: там лет 50 не было дождя. Когда я рассказываю об этом тут или в любой другой европейской стране, мне не верят. Да, это пустыня — нет воды. Здесь таких проблем нет: есть и снег, и вода.

В Чили температура 27–35 градусов, каждый день одно и то же. Это сильно надоедает. Когда я был маленький, я всегда хотел жить в холодильнике. Я открывал холодильник, клал голову — хорошо! Поэтому у меня была мечта жить в холодной стране, и она осуществилась. Хотя теперь мне хочется чего-то умеренного. Однажды здесь было минус 32 — это уже тяжело.

Пять находок в Петербурге

1.

Греча

Я не знал, что такое есть и что такое едят. Когда я попробовал гречу в первый раз, мне не понравилось, но сейчас я не могу представить свою жизнь без нее. Даже когда я в Лондоне, то иду в русские магазины, где продают гречу.

2.

Черный хлеб

У меня был шок, когда я первый раз попробовал черный хлеб, поскольку я думал, что это шоколадный хлеб. Я думал: наверное, он очень сладкий, но нет! А теперь я не могу представить свою жизнь без черного хлеба, потому что он и полезный, и вкусный.

3.

Сметана

Однажды друзья пригласили меня на дачу, и там бабушка приготовила борщ, ложкой захватила сметану и положила в суп. Я говорю: «Зачем мне майонез в суп?» А она мне: «А ты хочешь майонез?». Оказывается, и то, и другое кладут в суп. И это вкусно.

4.

Разводные мосты

Каждое лето, когда открываются мосты и бывает какой-то праздник на набережной Невы, мне хочется там быть. Я был и на набережной, и на кораблях. И каждый раз я замечаю там что-то новое, возникает какое-то новое ощущение.

5.

Львы на Банковском мосту

Львы с золотыми крыльями — это такое красивое место. Оттуда можно сфотографировать вид и на Казанский собор, и на Спас на Крови. Я провел там очень много времени, когда учился в ФИНЭКе.

Зачем вы здесь?

Если посмотреть на любой другой город с таким же населением, как в Петербурге, темп жизни там будет очень быстрым. А здесь, если идти по улице Рубинштейна, понимаешь, что люди умеют отдыхать. 15 лет назад такого не было: даже ресторанов на Невском были единицы. Мне нравится, как всё поменялось.

Когда я первый раз приехал сюда после стран третьего мира, мне показалось, что здесь тоже как будто третий мир. Знаю, что были сложные 90-е, но за 10–15 лет так изменить город — этому могут завидовать и Лондон, и Токио, и Нью-Йорк. Здесь сумели сохранить облик города и стиль жизни людей. Петербуржцы, мне кажется, отличаются от других граждан России, поскольку они знают, где родились, и очень этим гордятся.

Я уже 17 лет в Петербурге, и мне очень комфортно: именно в отношении менталитета людей. В России — и не только в Петербурге — меня вначале поразило, что когда я заходил в метро или трамвай, люди что-то читали. Постоянно. Мало кто еще в мире так делает. Я думал: наверное, здорово читать в транспорте, и тоже начал. Это часть местной культуры.

Мне бы хотелось, чтобы у моих детей было такое же сильное любопытство, чтобы они были готовы ко всяким ситуациям, чтобы общались с русскими людьми, учили русский, — они уже чуть-чуть на нем говорят.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Экспаты
«Здесь живу, здесь останусь». Экспаты — о том, как изменилась их жизнь в Петербурге за последние дни
Француз Габриэль Берар — о гибкости в ведении бизнеса и русских беседах на кухне
Перуанец Кристиан Рамирес — о не говорящих по-английски петербуржцах, преподавании и парках на Крестовском
Что экспаты думают о петербуржцах? Вот мнения иностранцев о горожанах
Нидерландец Себастьян Янсен — о петербургских ресторанах, нелогичной русской грамматике и непонятной погоде
Новые тексты «Бумаги»
На «Бумаге» — премьера клипа «Научи меня жить» от группы «Простывший пассажир трамвая № 7»
От хюгге-кэмпа до экофермы: блогеры рекомендуют необычные места для путешествия по Ленобласти
Чем технология 5G будет полезна экономике и почему вокруг нее столько страхов? Рассказывает кандидат технических наук
На Рубинштейна постоянно проходят уличные вечеринки, где веселятся сотни людей. Местные жители жалуются на шум, а полиция устраивает рейды
Как проходило голосование по поправкам в Петербурге: вбросы бюллетеней, коронавирус у членов комиссий и участки во дворах
Военное положение
«Живописец вручает зрителю свою повестку». В «ЧВК Вагнер Центре» — выставка от «Z-художника» и философа, обвиненного в домогательствах
В Петербурге задержали военного, обвиняемого в дезертирстве. Таких случаев десятки
В телеграме публикуют фото и видео систем противовоздушной обороны на крышах домов в Москве. Что об этом известно?
Власти Ленобласти отменили запрет митингов. И назвали эту меру «избыточной»
Затоплены, замусорены и сокрыты. В каком состоянии бомбоубежища Петербурга — и почему большинство горожан их не найдет
Мобилизация
«Медиазона»: ЧВК «Вагнер» снова вербует заключенных — но желающих в этот раз намного меньше
«Можем объяснить»: у аспирантов ИТМО требуют предоставить военно-учетные данные
CNN: Путин планирует мобилизовать еще 200 тысяч человек. Песков, как обычно, это отрицает
47News: осужденный петербуржец вышел на свободу после службы в ЧВК «Вагнер». Он должен был провести 23 года в колонии за четыре убийства
В Госдуме предложили не выпускать россиян за границу на машине без предварительной записи
Визовые ограничения
Где в 2023-м получить шенгенскую визу в России и за границей? Какие страны выдают ее на год? И почему вам могут отказать?
Президент Финляндии заявил о бессрочном запрете на туристические визы для россиян
Финляндия собирается строить забор на границе с Россией. Каким он будет и сколько займут работы?
Чехия ограничит въезд для российских туристов с 25 октября
На финской границе развернули более 500 россиян после введения запрета на въезд для туристов. До этого отказы были единичными
Давление на свободу слова
Во ФСИН не знают, в какую колонию отправить политика Андрея Пивоварова, пишет «Можем объяснить»
В Госдуме создают рабочую группу для репрессивных мер против уехавших и критикующих войну россиян
Веронику Белоцерковскую заочно приговорили к 9 годам колонии по делу о «военных фейках»
Baza и «РИА Новости»: журналисту Илье Азару грозит уголовное дело за повторную «дискредитацию» армии
«Фонтанка»: гражданина Беларуси задержали в Петербурге за оскорбление Лукашенко. Это второй случай за месяц
Свободу Саше Скочиленко
Саше Скочиленко угрожают карцером за дневной сон
Саша Скочиленко дала показания по делу об антивоенных ценниках. Как прошло заседание, где ей снова отказали в домашнем аресте
«Вы сильнее, чем вы о себе думаете». Большое интервью Саши Скочиленко «Бумаге» — о ПТСР, отношении к ней в СИЗО и шоу в суде
Саша Скочиленко рассказала о видеонаблюдении в камерах СИЗО и поблагодарила за новогодний подарок и письма
Как прошло первое заседание по существу по делу художницы Саши Скочиленко. Главное
Экономический кризис — 2022
В 2022 году в Петербурге открыли на редкость много общественных пространств. Почему и что появится в городе в 2023-м?
Российские производители начали продавать молоко в килограммах. Так можно скрыть уменьшение объема продукта
Кажется, в Петербурге подорожали билеты на выставки. Это правда?
Сколько ресторанов, кафе и баров открыли и закрыли в Петербурге в 2022 году? А в предыдущие годы?
Росздравнадзор: из-за «логистических проблем» некоторые лекарства поступают в аптеки с задержкой
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Chrome или Mozilla Firefox Mozilla Firefox или Chrome.