17 сентября 2019

«Это насильный захват власти»: что петербуржцы говорят об итогах голосования на митинге за честные выборы

На площади Ленина вечером 17 сентября прошел митинг за честные выборы — первая массовая акция после прошедшего 8 сентября голосования. Протестовать против нарушений на выборах губернатора и муниципальных депутатов пришли до тысячи человек. Пять из них рассказали «Бумаге», каким видят Петербург под началом Александра Беглова и считают ли, что оппозиция добилась успеха на муниципальных выборах.

Рамазан Паизов

Фото: Егор Цветков / «Бумага»

— Я в первую очередь пришел высказаться против политических репрессий. Я не могу молчать, это беспредел. Павла Устинова ни за что посадили на 3,5 года, до этого Костю Котова. Молчать в этой ситуации — трусость.

Все эти посадки связаны с выборами и с митингами [за честные выборы]. Власть пытается запугать нас. Я хочу показать, что мы не боимся.

Я был членом комиссии с правом совещательного голоса на УИК № 255. На моем участке, слава богу, не было вообще никаких фальсификаций. Но я знаю, что их было очень много на соседних участках: вбросы, карусели. На мой взгляд, это насильный захват власти.

Все эти фальсификации представители власти устраивали, потому что у них там «кормушка». Просто так они не отойдут. Но мое личное мнение, что и все эти собрания и митинги никак не помогут.

К результатам муниципальных выборов я отношусь двояко. С одной стороны, победы оппозиционных кандидатов — это, конечно, успех, в том числе успех «Умного голосования». С другой стороны, это легитимизация нынешней власти.

Под началом Беглова с Петербургом может быть что угодно, но точно ничего хорошего. Сейчас начнется зима — и мы снова будем валяться в сугробах, люди снова будут погибать от сосулек. И по-прежнему будут воровать деньги — в общем, то же самое, что уже 20 лет тянется. Ничего не понимается. Беглов — это системный человек, друг Путина.

Алла Замкова

— Больше всего меня возмутил балаган на муниципальных выборах — это ужасно. И полиция совершенно на это не реагирует. Органы, которые должны защищать закон, участвуют в поддержании беззакония. Мне кажется, что на этот раз в плане нарушений было что-то запредельное. Ну и в Москве в то же время творилось что-то за гранью.

Власти считают, что можно всё, потому что люди у нас в основной массе молчат. У людей забрали пенсию — они молчат. Такое творится на выборах — они молчат. Я не могу молчать. Потому что мерзко, противно, гнусно. Насколько могу — настолько не молчу.

Беглов, как и Полтавченко, продолжит убивать город: ситуация с Пулковской обсерваторией, ужасное благоустройство, уничтожение парков, повсеместная застройка.

Может, успех оппозиционных кандидатов на муниципальных выборах даст какие-то позитивные перемены. Сейчас муниципалитеты — это бандюки в чистом виде.

Анастасия Кузнецова

— У меня украли победу (Анастасия — самовыдвиженка в МО «Финляндский округ» — прим. «Бумаги»). На 523-м УИК я лидировала с отрывом в три голоса. Поскольку это был последний участок, на котором проходил подсчет, депутаты «Единой России» поняли, что теряют место в совете и инициировали пересчет. В результате их кандидатка получила девять дополнительных голосов и обогнала меня, получив место в совете МО «Финляндский округ».

Я очень много сделала, чтобы добиться этой победы. Я сама живу в этом округе, за меня голосовали друзья, соседи. Проводила агитацию, ходила по домам, поговорила с огромнейшим количеством людей. И когда ты входишь в политику, еще ничего о ней не зная, всё дается очень сложно.

Плюс у меня еще грудной ребенок. Нужно уделять ей много времени. Но я и не могла не попытаться что-то изменить — ради ее же будущего.

Я считаю, что оппозиция добилась успеха на муниципальных выборах. Сработало «Умное голосование» — я лично в этом убедилась во время подсчета голосов на одном из участков.

Думаю, что эти новые депутаты будут на все проблемы смотреть не с высоты, а как граждане, как жители своего района. Когда ты делаешь что-то для себя — ты не можешь сделать это плохо. А те, кто там сидел многие годы, наверное, думают иначе. У них уже замыленный взгляд, они не знают, что нужно людям. Я как мама говорю, что у нас в округе очень мало инфраструктуры для детей.

Мне очень некомфортно осознавать, что такой человек, как Беглов, управляет целым городом. Вероятно, за ним стоят неглупые люди, и вряд ли они смогут сделать что-то в корне не устраивающее местных жителей. Но и сильно лучше не будет.

Вчера я подала иск в суд, я буду отстаивать свою победу. Когда будет решение в мою пользу, тогда я начну действовать в статусе депутата. Сейчас у меня появилось понимание, как действовать будучи гражданкой, как отстаивать свои права.

Владимир Евгеньевич

— Этот УИК [на плакате] не мой, для плаката я взял информацию с ГАС «Выборы». Я был членом комиссии с правом совещательного голоса на УИК № 2119. Это тоже Фрунзенский район.

На нашем участке тоже было огромное число проголосовавших на дому — 16 %. Я специально посмотрел, как было на прошлых выборах. На президентских в 2018 году — 3,5 %. В 2014-м — менее 1 %. У нас на УИКе комиссия также отказывалась принимать заявления о нарушениях, но в основном они всё, что хотели, сделали на надомном голосовании. Им в итоге даже на подсчете особо ничего не надо было фальсифицировать.

В нашем районе были очень популярны кандидаты от «Партии Роста». Они [представители «Единой России»] испугались, что эти кандидаты смогут пройти. Если взять наш участок, то надомное голосование дало 83 голоса. А у кандидата, набравшего самое большое количество голосов, их всего 214. То есть треть голосов только этим способом можно было добавить и легко сделать аутсайдера лидером.

Я думаю, в муниципалитеты должно было отобраться больше оппозиционных депутатов. В нашем районе во всех округах должны были побеждать кандидаты от «Партии Роста», но победили только в одном — МО № 72.

Думаю, победа Беглова плоха тем, что он функционер «Единой России». Он, на мой взгляд, представитель преступной организации, которая узурпирует власть. И действовать, думаю, он будет в интересах этой организации.

Ангела Михайлова

— Меня на этих выборах возмутило отсутствие свободы. У меня в муниципалитете в Калининском районе были фальсификации при подсчетах, у одних голос отбирали, другим отдавали.

Думаю, кандидаты [от «Единой России»] боялись, что если кто-то один из них вылетит, за ним вылетят и другие. Грубо говоря, они друг другу прикрывали задницы.

Я думаю, результат оппозиционных кандидатов можно назвать успехом. Даже если один-два независимых человека попали в муниципальный совет — это уже успех.

Мой голос на выборах вообще украли. Я пришла, а мое имя уже отмечено в списке [как проголосовавшей]. Я пыталась выяснить, как это произошло, но комиссия мне никак не помогла.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.