20 декабря 2022

«Надеюсь, процесс доставит членам ТИК больше проблем, чем мне». Как с физика из Петербурга требуют 1,5 млн рублей за пост про фальсификации

С физика Андрея Серякова, наблюдавшего за сентябрьскими выборами, требуют 1,5 миллиона рублей: члены территориальной избирательной комиссии считают, что его пост во «ВКонтакте» о нарушениях нанес им моральный вред. Через суд они требуют удалить публикацию и написать опровержение.

В посте Серякова речь шла о закрытом надомном голосовании и вбросе 400 бюллетеней при явке 81 человека. Нарушения Андрей приписывал председателю участка Марии Смирновой и секретарю Нине Некрасовой. Реакции на жалобу, по словам наблюдателя, не последовало. По этим нарушениям также идет суд.

«Бумага» поговорила с Андреем о суде и его перспективах.

О судебном иске

— Коллективный иск был подан Николаем Миронюком, Сергеем Гусевым и Дмитрием Головым еще в конце сентября. Просто прошло много времени с того момента, как меня нашли и передали материалы в суд.

Полагаю, они подали иск, чтобы оказать давление на огласку нарушений на выборах. Если члены комиссии выиграют процесс, это станет знаком для остальных наблюдателей: «Не пытайтесь про нас писать, а то мы вас засудим». Скорее всего, еще членам избирательных комиссий хочется стереть любое упоминание своих имен в связи с фальсификацией (в интервью Андрей подчеркнул: то, что была фальсификация, — его личный вывод по совокупности известных ему фактов — прим. «Бумаги»).

После публикации статьи никто из членов избирательных комиссий или их представителей со мной не связывался. Некоторые из них только закрыли свои страницы в социальных сетях.

Сейчас я понимаю, что у меня не было никакой возможности предотвратить фальсификацию. Наблюдатели сделали тогда всё, что могли, в рамках своих полномочий.

Надо понимать, что жалобы на нарушения участковых избирательных комиссий мы пишем в ТИК — это те же люди, которые подали на меня иск. Привлечь их к уголовному делу я не смогу, у меня нет прямых доказательств. Нарушения проводились именно таким образом, чтобы мы не могли ничего доказать. Единственная возможность бороться против нарушений на этих выборах — публичная огласка. Я даже почувствовал злорадство, когда узнал, что мне дали второй шанс осветить нарушения, сделать так, чтобы имена нарушителей навсегда остались в интернете. Всё было ради этого.

Из-за подготовки к судебному процессу я уже неделю не работаю, но с завтрашнего дня постараюсь вернуться в рабочий график и наконец заняться наукой. Я бы сказал, что серьезных проблем у меня пока не было. Наоборот, я ощутил много положительных эмоций со всех сторон — это поддерживает меня. Я надеюсь, что судебный процесс доставит членам УИК больше проблем, чем мне.

Посмотрим еще, как отреагирует университет, но это будет известно уже после судебного заключения. Пока что на мою активность и работу наблюдателем на выборах в СПбГУ никто не реагировал. По крайней мере, до меня ничего не доходило, кроме отдельной поддержки некоторых сотрудников.

О перспективах дела

— Мне кажется, у этого дела нет судебной перспективы для членов избирательной комиссии. Исковые обвинения совсем не клеятся с законом. Например, статья о фальсификациях является моими оценочными суждениями как наблюдателя на выборах.

Целая страница в исковом заявлении посвящена тому, что я работаю в ЦЕРН, юридический адрес которого находится в «недружественной» Швейцарии. Мне даже пришлось взять справку в СПбГУ, чтобы показать, что я работаю в Петербурге.

Использование фотографий членов избирательной комиссии тоже не является нарушением, поскольку они публичные лица. В законе об охране изображений также сказано, что изображение может быть опубликовано в общественных интересах. Общественные интересы заключаются в осуществлении потребности общества в обнаружении и раскрытии угроз демократического и правового государства. Это отлично подходит под мой случай.

Пока что мы с адвокатом настроены очень позитивно. Кроме того, суд будет проходить не в Петербурге, а в Ивановской области — по месту моей регистрации. Я решил, что шансы выиграть дело там у меня будут выше.

О деле о фальсификации на УИК

— На судебном процессе 7 декабря я мог выступить только как свидетель: мои права на выборах не были нарушены. Истец этого дела — кандидатка от «Справедливой России» Светлана Бочарова. Она подала иск об аннулировании двух «аномальных» избирательных участков (УИК № 114 и 116 — прим. «Бумаги»). Представителем ответчика там выступил Голов, член ТИК № 33.

Во время допроса представители ответчика пытались поймать меня на двух вещах: превышении полномочий и незнании процедуры. Например, адвокат членов комиссии пыталась подловить меня вопросами по типу «Знаете ли вы, что такое книга избирателей?» и «Как вы могли с трех метров понять, что это была книга избирателей?».

Адвокат спрашивала с напором — я думаю, хотела ввести меня в растерянность, будто я не уверен в своих ответах. Особенно давление стало заметно на вопросе «Как вы считаете, вы в праве фотографировать отметки в бюллетенях? Вы точно уверены в этом?». По закону я не нарушал тайну волеизъявления избирателей и хорошо знал об этом. Суд на это никак не отреагировал и не прокомментировал. Результатов по делу пока нет.

Об опыте наблюдения за выборами

— Я наблюдаю за выборами с кампании Навального в 2013 году. И ни разу не было, чтобы выборы на моем участке прошли без нарушений.

Но до этого года на моих участках нарушения всегда происходили по незнанию, потому что всегда так делали либо из стремления поскорее уйти домой. Иногда это происходит из-за того, что комиссия плохо знает процедуру — тогда они почти всегда устраняют проблемы, если об этом сообщает наблюдатель. А в этом году мне повезло: мне выпал действительно «интересный» участок.

C продуманными фальсификациями сложнее: они прикрываются нарушениями законной процедуры голосования так, чтобы скрыть подтасовку голосов от наблюдателей. Выборы на участке № 116 на Васильевском острове прошли с большим количеством нарушений. Мы их видели и пытались предотвратить — некоторые действительно удалось. Повлиять на более серьезные нарушения нам не дали, но мы смогли их зафиксировать. Мне кажется, это важно, потому что мы даем нарушениям на выборах огласку, в том числе с помощью СМИ.

Сейчас цель наблюдения для меня — повысить стоимость фальсификаций. Сделать так, чтобы люди, которые участвуют в них, потеряли за подтасовку голосов больше, чем приобрели. Я уверен, что мы еще можем их наказать: интернет помнит всё и время на нашей стороне. Несмотря на то что сейчас их нельзя привлечь к уголовной ответственности, плохая репутация останется навсегда. Люди будут вбивать их имена в поиске и видеть, что они участвовали в фальсификации выборов.

Непонимание важности наблюдения за выборами есть. Например, у меня родители противостоят ему всё время, пока я этим занимаюсь. Но чем хуже ситуация в стране, тем больше людей постепенно понимают ценность этой работы.

Несмотря на непонимание, я глобальный оптимист. Я верю в людей, поэтому продолжаю заниматься наблюдением. Недавно в своих социальных сетях я попросил финансовую поддержку, и меня удивило количество людей, которые захотели мне помочь. Я был шокирован. Если я останусь в России в сентябре 2023 года, то я обязательно продолжу наблюдать за выборами.

Что еще почитать:

Михаил Зорин
Авторы: Михаил Зорин
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Военное положение
«Живописец вручает зрителю свою повестку». В «ЧВК Вагнер Центре» — выставка от «Z-художника» и философа, обвиненного в домогательствах
В Петербурге задержали военного, обвиняемого в дезертирстве. Таких случаев десятки
В телеграме публикуют фото и видео систем противовоздушной обороны на крышах домов в Москве. Что об этом известно?
Власти Ленобласти отменили запрет митингов. И назвали эту меру «избыточной»
Затоплены, замусорены и сокрыты. В каком состоянии бомбоубежища Петербурга — и почему большинство горожан их не найдет
Мобилизация
«Можем объяснить»: у аспирантов ИТМО требуют предоставить военно-учетные данные
CNN: Путин планирует мобилизовать еще 200 тысяч человек. Песков, как обычно, это отрицает
47News: осужденный петербуржец вышел на свободу после службы в ЧВК «Вагнер». Он должен был провести 23 года в колонии за четыре убийства
В Госдуме предложили не выпускать россиян за границу на машине без предварительной записи
❗️ Указ Путина о «частичной мобилизации» предусматривает «другие мероприятия» помимо призыва россиян на фронт
Визовые ограничения
Где в 2023-м получить шенгенскую визу в России и за границей? Какие страны выдают ее на год? И почему вам могут отказать?
Президент Финляндии заявил о бессрочном запрете на туристические визы для россиян
Финляндия собирается строить забор на границе с Россией. Каким он будет и сколько займут работы?
Чехия ограничит въезд для российских туристов с 25 октября
На финской границе развернули более 500 россиян после введения запрета на въезд для туристов. До этого отказы были единичными
Давление на свободу слова
Baza и «РИА Новости»: журналисту Илье Азару грозит уголовное дело за повторную «дискредитацию» армии
«Фонтанка»: гражданина Беларуси задержали в Петербурге за оскорбление Лукашенко. Это второй случай за месяц
«Работа ведется ежедневно». «Роскомсвобода» — о том, как в России пытаются заблокировать протоколы VPN и как обезопасить себя
Журналиста Александра Невзорова заочно приговорили к 8 годам колонии за «фейки» об обстреле больницы в Мариуполе
Из-за регистрации в «Умном голосовании» заставляют отчислиться студентку колледжа при СПбГАУ
Свободу Саше Скочиленко
Саше Скочиленко угрожают карцером за дневной сон
Саша Скочиленко дала показания по делу об антивоенных ценниках. Как прошло заседание, где ей снова отказали в домашнем аресте
«Вы сильнее, чем вы о себе думаете». Большое интервью Саши Скочиленко «Бумаге» — о ПТСР, отношении к ней в СИЗО и шоу в суде
Саша Скочиленко рассказала о видеонаблюдении в камерах СИЗО и поблагодарила за новогодний подарок и письма
Как прошло первое заседание по существу по делу художницы Саши Скочиленко. Главное
Экономический кризис — 2022
Российские производители начали продавать молоко в килограммах. Так можно скрыть уменьшение объема продукта
Кажется, в Петербурге подорожали билеты на выставки. Это правда?
Сколько ресторанов, кафе и баров открыли и закрыли в Петербурге в 2022 году? А в предыдущие годы?
Росздравнадзор: из-за «логистических проблем» некоторые лекарства поступают в аптеки с задержкой
Каким будет курс рубля в 2023 году? Вот прогнозы аналитиков
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Chrome или Mozilla Firefox Mozilla Firefox или Chrome.