31 октября 2019

Как родственники жертв теракта над Синаем 4 года борются за компенсации, добиваются поиска виновных и помогают людям, тоже потерявшим близких. Рассказывает сооснователь фонда «Рейс 9268»

Спустя четыре года после крушения самолета компании «Когалымавиа» в небе над Синайским полуостровом многие вопросы остаются нерешенными. Следствие так и не установило исполнителей теракта и держит в неведении родственников погибших. Родственники всё еще добиваются увеличения компенсаций в суде. В то же время основанный ими фонд «Рейс 9268» помогает людям, потерявших близких, а в 2020 году в Красносельском районе откроется храм с центром психологической помощи.

Один из основателей «Рейса 9268» Александр Войтенко рассказывает, что сейчас происходит с родственниками жертв теракта над Синайским полуостровом.

Как родственники жертв теракта помогают другим людям, потерявшим близких, и чем в этом поможет открытие храма

— Так как мы лично столкнулись с такой бедой, то теперь немало знаем о том, как справляться с чем-то подобным. Я считаю, что мы сможем помочь людям, которые обратятся в социальный центр [при храме]. Мы уже поддерживаем людей, потерявших близких. На мой взгляд, это лучший способ и сохранить память о погибших, и помочь живым.

В прошлом году разбился самолет в Подмосковье. Мы связались с родственниками погибших и помогали им морально и советами. Особенно эта помощь нужна в первые месяцы, когда совсем не понятно, что делать. В этот момент идет экспертиза ДНК, начинаются проблемы с документами — психологически людям тяжело.

Вообще, при любой авиакатастрофе мы стараемся поддерживать связь с близкими погибших. После общения с нами они хотя бы знают что делать.

Третья годовщина теракта. Фото: фонд «Рейс 9268»

У нас было несколько встреч с местными жителями, [которые протестовали против строительства храма] и, насколько я знаю, конфликт с ними уже исчерпан (жители «Балтийской жемчужины» хотели, чтобы вместо церкви построили детский сад и поликлинику — прим. «Бумаги»). Мы долго с ними общались, нашли взаимопонимание. Я уже давно не слышал никаких претензий к строительству храма.

Какие вопросы к расследованию остались у родственников и почему они выступают против авиасообщения с Египтом

— В городском правительстве осталась часть людей, с которыми мы взаимодействовали раньше — например, в комитете по социальной политике. С некоторыми другими структурами коммуникация ухудшилась, но мы всё равно стучимся.

Для нас важно достучаться до федеральных чиновников. Прошло четыре года, людей убили, а никакого продвижения в расследовании нет, мы не получаем никаких новостей от следствия. Нас это очень беспокоит (в ходе расследования еще в 2016 году были установлены факт взрыва и место, в котором оно произошло, однако какие-либо данные о подозреваемых, а также о том, как взрывчатка попала на борт, не публиковались; в феврале в СК рассказали, что следственные действия продолжаются, но подробностей не раскрыли — прим. «Бумаги»).

Кто это сделал? Когда они понесут наказание? Всё это по-прежнему не установлено. Никто не понес наказание, ни одно должностное лицо, ответственное за безопасность перелетов. Видимо, у кого-то нет желания расследовать это дело.

Безопасность в аэропортах Египта по-прежнему не на должном уровне. У наших стран отличные отношения, но ведь именно на территории Египта погибли наши родственники. Пока нет ответов на ключевые вопросы к расследованию, нельзя восстанавливать авиасообщение с Египтом. Если что-то подобное повторится, все, конечно, вспомнят, что мы предупреждали, но будет уже поздно.

Почему родственники погибших добиваются миллионных компенсаций

— Особых новостей по искам нет, мы продолжаем судиться. В первом иске нам, можно считать, отказали. То есть, по факту, частично удовлетворили, но там сущие копейки (потерпевшим предлагали компенсации в размере от 600 тысяч до 2 миллионов рублей — прим. «Бумаги»). Так что мы подали апелляцию и продолжаем судиться. Если в России нам так и не удастся ничего добиться, возможно, пойдем в Европейский суд по правам человека.

Сейчас у нас групповой иск в Египте, еще один в Москве. Если мы чего-то сможем добиться в этих судах, это станет прецедентом. И в следующий раз жизнь пассажиров будет цениться больше. По крайне мере, Россия ратифицировала Монреальскую конвенцию — это уже большое достижение, мы встали на одну ступень с европейскими странами (Монреальская конвенция направлена на борьбу с угрозами безопасности полетов и предполагает более высокие компенсации для их жертв; Россия присоединилась к конвенции в 2017 году — прим. «Бумаги»).

В октябре 2017-го родственники погибших в теракте над Синаем подали иск в размере 93 миллиардов рублей к страховым компаниям «Ингосстрах» и «Альянс Глобал Корпорейт энд Спешиэлти», туристической компании Brisco и российской авиакомпании «Когалымавиа», а в январе 2018-го — три новых иска на 18 миллиардов рублей. В сентябре 2018-го Замоскворецкий суд Москвы взыскал с авиакомпании «Когалымавиа» более 32 миллионов рублей компенсации.

Родственники жертв также подали в суд в Египте две группы исковых заявлений. В 2016 году иск о преступной халатности против властей Египта был подан от родных каждого погибшего. Вторую группу исков на 90 миллионов долларов заявители подали в феврале 2018-го против перевозчика «Когалымавиа» и компании «Ингосстрах».

Благотворительный концерт в память о жертвах теракта. Фото: фонд «Рейс 9268»

Почему не страшно, что россияне реже вспоминают о теракте над Синаем

— Со временем память об этой трагедии, естественно, затухает. Это абсолютно нормально. В человеческой природе — пытаться забыть всё плохое, концентрироваться на хорошем. И это правильно.

Тем не менее нам постоянно пишут, оставляют сообщения в группах памяти, посвящают стихи. Я постоянно встречаю людей, которые помнят об этой трагедии.

Понятно, что все вопросы вокруг теракта над Синаем поднимаются только в годовщину. Еще о нас вспоминают, когда происходят другие теракты или авиакатастрофы. С каждым годом освещение в СМИ всё меньше, потому что есть другие информационные поводы и важные для людей вещи. Но мы стараемся, чтобы люди не забыли об этой трагедии.

31 октября 2015 года самолет компании «Когалымавиа» вылетел из Шарм-эль-Шейха в Петербург. Заложенная на борту бомба взорвалась над Синайским полуостровом, погибли 224 человека. Это самая массовая гибель граждан России в авиакатастрофе за историю мировой авиации.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Новости

все новости

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.