Как пандемия и «путинские каникулы» отразятся на бизнесе и как государство может его поддержать? Отвечают экономисты и глава союза предпринимателей

Правительство России обещает поддержать бизнес, который теряет доходы из-за коронавируса. Введены отсрочки по уплате налогов и страховых взносов, а госбанки готовы давать беспроцентные кредиты. Однако эксперты прогнозируют, что множество компаний закроется.

Достаточно ли государственных мер по поддержке предпринимателей, как на бизнес повлияют «путинские каникулы» и чего ожидать после кризиса? «Бумага» поговорила с экономистами из Европейского университета и РАН, а также с руководителем союза предпринимателей.

Как борьба с коронавирусом влияет на бизнес

Юлия Вымятнина

Декан факультета экономики Европейского университета в Санкт-Петербурге

— Наши меры [по противодействию распространению коронавируса] пока мягче, чем в некоторых других странах — у нас нет комендантского часа, нас не заставляют сидеть дома. Нас стимулируют оставаться дома, меньше появляться в местах скопления людей и тому подобное.

Но те меры, которые принимаются, сильно бьют по бизнесу и людям. Сократили авиасообщение — это значит, что даже если авиакомпании никого не увольняют, а просто платят минимально возможную зарплату, у людей сокращаются доходы. Они меньше покупают, переходят в режим экономии и тратят только на самое необходимое.

С каждым следующим ограничением — закрытием кинотеатров, фитнес-центров и прочего — всё больше людей получают меньше дохода, меньше тратят. Тогда и без всяких ограничений бизнесы, обслуживающие население, — кафе и рестораны, магазины, торгующие товарами не первой необходимости, — получают меньше дохода. Дальше спираль закручивается. Это, конечно, общемировой сценарий.

Очень хорошо, что власти понимают важность поддержки малого и среднего бизнеса. Но не уверена, к сожалению, что они делают достаточно.

Николай Межевич

Научный сотрудник Института проблем региональной экономики РАН, профессор СПбГУ, СПбГЭУ

— В России малый и средний бизнес исторически находится в более сложных условиях, чем крупное предпринимательство. С учетом этого можно сказать, что принимаемых мер [по поддержке] сейчас недостаточно. Вскоре их понадобится гораздо больше.

На сегодняшний день мы видим наиболее очевидные последствия происходящего: туристический бизнес и половина транспортного теряют прибыль. Дальше всё происходит, как в домино: одни падающие костяшки роняют другие — и так до момента, когда упадет почти всё. Например, падение туристической отрасли влияет на полиграфию, а ее существенное уменьшение влияет на производителей типографских красок, производителей бумаги и так далее, хотя все эти предприятия — неочевидные жертвы коронавируса.

Падение можно остановить специальными мерами, выдернув одну костяшку домино. Но проблема в том, что это цепочка [падений] пока никому неизвестна: просчитать последствия для всех отраслей невозможно. Поэтому и меры, которые страховали бы всех, выделить нельзя. А принимаемые сейчас [меры по поддержке малых и средних предприятий] лишь существенно замедляют падение отдельных секторов и отраслей.

Налоговые каникулы пока касаются не всех. Например, я не услышал [в обращении Владимира Путина] мер, которые бы помогли предприятиям спортивно-оздоровительного характера, [которые закрыты с 26 марта постановлением правительства из-за коронавируса]: спортзалов, спа-салонов. А для городов-миллионников этот сектор важен, в нем заняты тысячи людей.

Какими будут последствия «путинских каникул»

Юлия Вымятнина

Декан факультета экономики Европейского университета в Санкт-Петербурге

— [Объявленные Путиным] каникулы точно нанесут самый серьезный удар малому и среднему бизнесу — у них и без того сильно упали продажи, а тут еще государство предлагает оплатить всем сотрудникам внезапный отпуск на неделю. В этой ситуации государство должно было бы всем предпринимателям сказать — «мы сами заплатим вашим сотрудникам за эту неделю». Иначе получается, что предприниматели, многие из которых и так столкнулись с перспективой разорения, должны еще и платить за ограничительные меры, вводимые государством, эффективность которых совершенно не доказана. По оценке Антона Табаха (это главный экономист [рейтингового агентства] «Эксперт РА»), недельные каникулы обойдутся бизнесу в сумму до 700 миллиардов рублей. У меня нет оснований не доверять этой оценке. Это очень много в условиях экономического спада.

При этом немногие работодатели смогут отпустить сотрудников на эти каникулы. Оплачивать неделю простоя не по карману значительной части фирм и в хорошие времена. Если смотреть на ситуацию с точки зрения производственного процесса, думаю, что те, кому и так предписано перестать обслуживать клиентов, вполне смогут отпустить своих сотрудников (скорее всего, они и без этого их так или иначе отпустили). Там, где нет срочных заказов или наблюдается существенное падение спроса, тоже смогут. Но, скорее всего, многим предприятиям придется обсуждать со своими сотрудниками переход на меньшую занятость (и пропорциональное сокращение зарплаты) или уход в неоплачиваемый отпуск — замедление экономики неизбежно снижает спрос во всех отраслях.

Николай Межевич

Научный сотрудник Института проблем региональной экономики РАН, профессор СПбГУ, СПбГЭУ

— Если говорить о недельных каникулах [для россиян с 30 марта по 3 апреля], то они, конечно, нанесут серьезный ущерб малому и среднему бизнесу, который и так живет на грани рентабельности. По крайней мере, мои знакомые в туристическом бизнесе, общепите говорят о том, что у людей нет резервного капитала — всё находится в обороте. А при более-менее значительном падении проходимости у этих заведений начинается катастрофа, которая влияет на их дальнейшее существование.

С учетом того, что мы уже месяц фиксируем нестабильную ситуацию, неделя чистых каникул, к сожалению, может создать очень серьезные проблемы. Некоторые небольшие предприятия и сети будут закрываться, крупные — столкнутся с потерей устойчивости. По моим подсчетам, уже в ближайшее время 10–15 % рабочих мест в Петербурге могут оказаться под угрозой.

Владимир Меньшиков

Председатель совета Союза малых предприятий Петербурга

— Безусловно, ограничительные меры — например, закрытие предприятий спорта и культуры, приостановка работы заведений общественного питания на девять дней и так далее — плохо сказываются на малом бизнесе. И до этого в течение двух недель была тяжелая ситуация — упала посещаемость, выручка и средний чек. А после такого длительного закрытия некоторым будет просто нечем платить зарплату.

Если приостановку деятельности продлят на две-три недели, многие не смогут снова открыться — по крайней мере, если не примут сверхмеры, и если предпринимателей не освободят почти от всех выплат.

Как государство может помочь малому и среднему бизнесу

Юлия Вымятнина

Декан факультета экономики Европейского университета в Санкт-Петербурге

— [Введенная] отсрочка налоговых выплат означает, что платить налоги всё равно нужно. Лучше было бы отменить на один-два квартала налоги для малого бизнеса вообще. В том числе и полностью обнулить налоги на фонд заработной платы на какой-то срок (один-два квартала, например). На мой взгляд, это было бы более адекватной мерой, чем снижение выплат на фонд заработной платы с 30 до 15 % бессрочно — тут и малому бизнесу помощь относительно небольшая, и для бюджета в будущем проблемы.

Очень хорошо, что ЦБ инструктирует банки, чтобы они шли навстречу и предоставляли отсрочки платежей по кредитам. Хорошо, что упростили процедуры банкротства — в самом крайнем случае банкротство лучше, чем длящееся сложное положение.

Было бы также хорошо ввести какие-то программы помощи малому и среднему бизнесу. Сейчас появляются новости про беспроцентные кредиты бизнесу на выплату зарплаты (администрировать их будут «ВТБ» и «Сбербанк»). Если программа будет построена разумно, то это может хорошо сработать. Возможно, [в ближайшее время] появятся и еще какие-то новости в направлении поддержки бизнеса. Но важно понимать, что это не отменяет того, что часть бизнеса всё равно обанкротится.

Владимир Меньшиков

Председатель совета Союза малых предприятий Петербурга

— Мы уже услышали важные новости, озвученные президентом: налоговые послабления, кредитные каникулы и так далее. Это важно, но будет эффективно, только если региональные меры тоже будут достаточными. По моей информации, в Смольном эти меры прорабатываются и в ближайшее время должны быть опубликованы.

Спасти малый бизнес поможет временное обнуление или снижение наполовину арендных ставок для некоторых сфер и снижение ставок при аренде госсобственности. Частные собственники уже на это массово идут: они понимают, что если арендную плату оставить [на прежнем уровне], то, скорее всего, бизнес уйдет, а заново сдать помещение в ближайшие полгода-год будет невозможно — так как новых предприятий не будет.

На мой взгляд, необходимо также все договоры аренды госимущества продлить минимум на три года. Чтобы когда кризис пройдет, люди понимали, что у них еще есть гарантированный договор, по которому они могут продолжать работать. Иначе далеко не каждый решится заново вкладываться в бизнес. Некоторые поддерживающие меры должны действовать не только на время кризиса, но и после него. Ведь во многом придется запускать бизнес с нуля.

Что будет, если не принять масштабных мер по поддержке бизнеса

Юлия Вымятнина

Декан факультета экономики Европейского университета в Санкт-Петербурге

— Сейчас и в нашей, и в других странах очень высока неопределенность — что будет дальше, можно ли завтра продолжить работать? Что еще придумает правительство? А ситуацию неопределенности и отдельные люди, и фирмы, и экономика переносят очень плохо. Это заставляет всех дополнительно экономить, что еще больше ухудшает общую обстановку.

К сожалению, если в России не примут масштабных мер по поддержке бизнеса — отмену налогов, льготные кредиты, — многие будут вынуждены закрыться или как минимум приостановить свою деятельность. Важно, что будет после того, как закончится период неопределенности и паники. Если государство сделает всё, чтобы поддержать бизнес, есть шанс на относительно быстрое восстановление. Если же от государства не будет четких сигналов о поддержке, восстановление будет медленным, а предпринимательская активность — на очень низком уровне, то это приведет к длительному периоду крайне низкого экономического роста. Это будет сопровождаться переходом ко всё большей доле государства в экономике.

Николай Межевич

Научный сотрудник Института проблем региональной экономики РАН, профессор СПбГУ, СПбГЭУ

— На мой взгляд, за помощью [от государства вскоре] подтянутся все отрасли — и те, кто действительно оказался в сложной ситуации, и те, кто решит просто поправить свое экономическое положение.

Критичным [для малого и среднего бизнеса] будет уже второй квартал 2020 года. В оптимистической модели в третьем квартале начнется восстановление. Если говорить о пессимистической модели, то восстановление придется только на четвертый квартал.

Говорить, что было бы правильно [делать] в этой ситуации, я бы не стал: у разных стран свои подходы. Россия хочет пройти между жесткими ограничительными мерами, которые серьезно ударяют по экономике и создают много других проблем, и попыткой сделать вид, что почти ничего не происходит.

Владимир Меньшиков

Председатель совета Союза малых предприятий Петербурга

— Ограничения вводят очень быстро, и важно, чтобы меры, способствующие сохранению бизнеса, тоже принимали быстро. Потому что есть вероятность, что уже через две-три недели будет нечего спасать.

Сейчас в Петербурге каждый третий трудоспособный житель занят в сфере малого или среднего бизнеса. Если половину мы потеряем, то каждый шестой горожанин, получается, останется без работы. А это уже влияет на личное благосостояние: семьи, детей и так далее.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.