Партнерский материал
11 сентября 2019

Физики-выпускники — о работе исследователя, практике в цехе и важности общения со старшими коллегами

«Бумага» и «Газпром нефть» запустили спецпроект о новых магистерских программах, лабораториях и курсах, открытых в вузах Петербурга при участии крупных технологических компаний. Читайте, как студенту попасть на стажировку в международную корпорацию, получить грант и начать успешную карьеру в математике, физике или IT.

Наши социологи провели мониторинг 14 университетов и их партнеров от бизнеса, а также поговорили со студентами и кураторами по кадрам в больших компаниях.

Как практика на производстве помогает лучше учиться, чем полезны лекции сотрудников крупных компаний и куда устроиться студенту-физику после вуза?

Для партнерского материала с «Газпром нефтью» «Бумага» поговорила с тремя выпускниками. Они рассказали, почему выбрали образовательные программы, в которые инвестирует крупный бизнес, и как это помогло им лучше узнать профессию.

Байрас Изиков

Выпускник совместной магистерской программы Санкт-Петербургского политехнического университета и «Газпром нефти» «Математическое моделирование процессов нефтегазодобычи»

— В 2015 году я окончил бакалавриат Санкт-Петербургского политехнического университета по направлению, связанному с добычей и транспортировкой газа. После чего решил поступать в магистратуру на программу «Математическое моделирование процессов нефтегазодобычи». Магистерская программа серьезно отличалась от бакалавриата. К примеру, обучение на бакалавриате было довольно узконаправленным, а магистратура — более кросс-функциональной, мы изучали новые направления на стыке дисциплин. Конечно, нам также преподавали и стандартные дисциплины, такие как петрофизика, седиментология, бурение, разработка месторождений. Поэтому, по моему мнению, инженер после такой программы имеет более широкий кругозор и готов к выполнению современных амбициозных задач.

Мне из всех предметов больше всего нравилась разработка месторождений и петрофизика. Петрофизика изучает построение физической модели среды. Например, мы можем определить насыщение, фильтрационно-емкостные свойства породы прямо во время бурения в ней.

Около 75 % дисциплин вели лекторы из «Газпром нефти». У нас были очень сильные профессора — доктора наук, кандидаты, — которые привнесли очень много из реальной практики компании, из реальных задач и кейсов. Я считаю, что теоретическую часть в нашей сфере нужно изучать как раз на бакалавриате, а в магистратуре готовиться к практическим аспектам деятельности.

Иллюстрации: Анна Кулакова / «Бумага»

Мы много времени уделяли решению задач, с которыми «Газпром нефть» сталкивается на этапах разведки и добычи углеводородов. Например, я участвовал в проекте «Создание лабораторной установки для моделирования ГРП». И это, по моему мнению, очень продвинутая методика обучения: ведь мы могли вживую участвовать в решении задач, над которыми специалисты «Газпром нефти» работают в данный момент. Это было очень круто в том плане, что, во-первых, у нас был практически неограниченный доступ к данным, а во-вторых, к знаниям. Всё ограничивалось только желанием магистранта. На эту программу попадают изначально амбициозные и «скиловые» ребята, а компания лишь помогает им в дальнейшем развитии.

Конечно, учиться было не сказать, что просто. Сложности возникали и в учебе, и в работе. Но благодаря им я понял, в какую профессию попал. Например, у каждого магистранта был свой проект, который он должен был защищать ежеквартально. Я работал над разработкой лабораторной установки для моделирования гидроразрыва пласта. Защита всегда проходила довольно нелегко, однако было ясно, что коллеги если и усложняют нам задачу, то только для того, чтобы мы достигали максимального результата и выходили на новый уровень в своем развитии.

После первого года в магистратуре я устроился на стажировку на четыре месяца в Центр управления бурением «ГеоНавигатор» Научно-Технического Центра «Газпром нефти». Там довольно молодой коллектив и все заинтересованы в том, чтобы помогать и общаться. В этом плане мне очень повезло, и это был хороший опыт. Мы разрабатывали разные проекты. Спустя два месяца после окончания стажировки я получил предложение присоединиться к команде в качестве ведущего специалиста — и уже три года занимаюсь сопровождением бурения высокотехнологичных скважин, география которых [разбросана] от Сербии до Сахалинского шельфа.

У меня также есть цель получить зарубежный опыт, и, к счастью, у «Газпром нефти» есть несколько таких проектов, например, в Ираке. Мне кажется, что сейчас в нефтяной сфере много интересных задач и очень большое поле для креатива и развития, а в науке — много направлений, где необходим другой подход и образ мышления. Если такой подход и взгляд на задачи появятся, это обязательно приведет к открытию других путей, других направлений в энергетике — с более высокими ключевыми показателями эффективности и даже, возможно, когда-нибудь за прорывы в этих сферах будет вручена Нобелевская премия.

Анна Скрипкина

Выпускница совместной магистерской программы Университета ИТМО и АО «ЛОМО» «Оптико-цифровые информационно-измерительные и управляющие системы»

— Я училась в ИТМО на специальности «Лазерная техника и лазерные технологии». Оканчивая бакалавриат, я планировала поступление в магистратуру и искала информацию на сайтах ИТМО, а также интересовалась мнением окружающих меня людей. Одногруппница рассказала мне о программе «Оптико-цифровые информационно-измерительные и управляющие системы».

Я решила поступать на нее по нескольким причинам. Во-первых, я хотела углубиться в изучение оптики еще на бакалавриате и для поступления рассматривала кафедры с этим направлением. Во-вторых, для меня важна была возможность совмещать учебу и работу по специальности, а при поступлении на эту кафедру АО «ЛОМО» предлагает работу непосредственно на предприятии. В-третьих, занятия проходят на базовой кафедре Университета ИТМО, которая располагается на предприятии.

Когда я поступала, моей главной целью было углубить знания в оптике и научиться применять в работе всё то, чему меня учили в ИТМО. Ведь на бакалавриате всё изучалось теоретически, а на АО «ЛОМО» большая часть теории, полученной как на бакалавриате, так и в магистратуре, применялась наглядно, на практике. Большинство дисциплин нам читали действующие сотрудники АО «ЛОМО», а курсовые проекты и магистерские диссертации были направлены на решение задач компании. Из всех предметов мне больше всего нравилась «Технология формообразования оптических поверхностей», ведь это наиболее наглядный предмет. Обучение проходило на территории оптических цехов, где мы наблюдали вживую за всеми этапами формообразования оптических поверхностей. Местами учиться было сложно, но преподаватели всегда были готовы объяснить то, что непонятно, а также помочь и разобраться с возникающими трудностями. Да и какая учеба без трудностей?

Вообще, главное отличие этой программы от бакалавриата — использование теории для практических примеров, связанных с деятельностью предприятия. Мне кажется, это позволяет студентам более реалистично смотреть на свою будущую профессию. Например я, учась на бакалавриате, думала, что инженер — это профессия, которая требует лишь углубленных знаний в определенном направлении. При обучении в магистратуре я узнала, насколько многими знаниями в различных направлениях необходимо обладать.

Моя магистерская диссертация была посвящена осветительной системе эндоскопа, и сейчас я работаю инженером-конструктором в конструкторском бюро эндоскопии. В мои обязанности входит разработка различных узлов прибора, чертежей конструкций, приспособлений для проверки качества работы прибора, различные расчеты — как оптические, так и механические. Мне нравится это делать, и я хочу продолжать работать инженером.

Алексей Бородкин

Выпускник программы университета ИТМО «Светодиодные технологии и оптоэлектроника», индустриальным партнером которой является компания «Коннектор Оптикс»

— С конца третьего курса бакалавриата я начал работать на кафедре твердотельной оптоэлектроники. Месяца два я делал это бесплатно, еще месяца два за символические деньги, а потом, где-то в октябре четвертого курса, мне предложили поучаствовать в проекте. Заключался он в следующем: по заказу «Ленсвета» нужно было измерить и оценить качество освещения дорог ночью. Я объездил 18 районов, провел замеры и посчитал всё на специальном оборудовании. Проект длился с конца октября по март, и поступление в магистратуру стало логичным продолжением моего пути.

Когда я поступал, мне рассказывали, что на программе «Светодиодные технологии и оптоэлектроника» работают преподаватели с предприятий. Это был дополнительный стимул. Но тогда я не обращал внимания на названия компаний, не изучал, какие у них есть возможности. Меня привлекали не перспективы потом работать там, а то, что люди из этих компаний будут связаны с нашим образованием.

Бакалавриат, особенно первые два года, — это достаточно академическое образование: лабораторные [работы], посещения, балльная система. В магистратуре же подразумевается акцент на научное исследование, и параллельно тебе дают знания, которые тебе в этой области помогают. Я очень хорошо помню эти кардинальные отличия по первому семестру магистратуры. У нас была производственная практика: мы реально ходили на предприятия и реально там работали. Проходили практику не на «Коннектор-Оптикс», а на «Светлане-Оптоэлектронике». Мне нравилось, что там всё по-взрослому выглядит, то есть мы заходили в цех, нам проводили инструктаж, мы участвовали в производстве. Наверное, светодиоды, которые мы там своими руками наделали, в серию не пустили, но тем не менее это реальное производство, реальные станки. Было интересно.

Учиться оказалось несложно. Примерно 60 % программы я осваивал через проекты, которыми занимался в том же подразделении. Например, среди проектов, которыми я занимался, — разработка персонифицированной системы беспроводной передачи данных через светодиодное освещение для создания умного пропуска. Получалось, что учеба была и полезна, и интересна для меня. А главное, я понимал, зачем я всё это изучаю. Когда это понимаешь, гораздо легче учить. Я, конечно, до сих пор не знаю, зачем нам преподавали некоторые предметы, но это — единичные случаи. Знаю, что моим одногруппникам, которые не занимались ничем, связанным с учебой, по работе, было сложновато.

Сейчас я инженер факультета лазерной фотоники и оптоэлектроники. Большинство проектов в той тематике, которой я занимаюсь, связаны так или иначе с передачей данных в видимом диапазоне света. В настоящий момент мы работаем над серией проектов по технологии Li-Fi — это передача данных через свет. Источником сигнала является светодиод, который мерцает с высокой скоростью, излучая импульсы света на фотоприемник. Фотоприемник декодирует эти импульсы в электрический сигнал, который, в свою очередь, расшифровывается в цифровые данные. Эти данные можно принять с помощью телефона, компьютера, чего угодно. Раньше были модемы на флешках — мы делаем модем с фотоприемниками.

Я считаю, что в университете перспективно работать: условия оплаты труда и возможности для самореализации, на мой взгляд, здесь выше. Одна из особенностей физики, если она не ориентирована на «военку», заключается в том, что у нас мало предприятий. Крупных производств, где нужны хорошие инженеры, не так много. В отличие, например, от программистов или юристов, возможно. Но это не означает, что работу нельзя найти. Наверное, около 40 % моих одногруппников работают по специальности на предприятиях: рассчитывают качество освещения, проектируют конструкции светильников, светодиодных модулей и прочего. Но для себя я решил, что университет мне чуть ближе. Летом я планирую поступать в аспирантуру.

Ольга Кузина
Авторы: Ольга Кузина
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь на «Бумагу» там, где вам удобно
Как после вуза устроиться в большую компанию
Работать в корпорации или заниматься наукой? Пройдите тест и узнайте, что вам подойдет больше
Какие компании инвестируют в образование студентов — с грантами и трудоустройством? «Газпром нефть», «Яндекс» и еще пять стратегических партнеров петербургских вузов
Студенты-программисты — о радости от решения задач, выборе курсов в вузе и кураторах из больших корпораций
Молодые математики — о первых заработках, занятиях наукой в лаборатории Чебышева и обучении ботов анализу речи
Как девочки становятся математиками. Исследование
«Стереотипы исчезают медленно». Математик Александр Шень и программист Андрей Бреслав — о том, почему в точных науках мало женщин и зачем их поддерживать
«Пока математика считается статусной, она будет мужской». Авторы исследования «Бумаги» и JetBrains рассказывают, что влияет на интерес девочек к точным наукам
В физматлицеях Петербурга мальчиков всегда больше, чем девочек. Почему никто не считает это проблемой? Главное из исследования «Бумаги»
Каково учиться в физматлицее, если ты девочка? Выпускницы сильнейших петербургских школ рассказывают об учителях, одноклассниках и стереотипах
«У тебя же девочка — зачем ты ее отдала в физмат?». Истории родителей, которые отдали дочерей в математику, — и те счастливы
Образование и вузы
ИТМО получил 3 миллиарда рублей на кампус в Пушкинском районе. Когда начнется строительство?
СПбГУ: преподаватель Майкл Фрис перестал сотрудничать с Bard College до того, как организацию признали нежелательной в РФ
«Яндекс» и ЕУ открыли в Петербурге центр цифровых социогуманитарных исследований. В нем историки и искусствоведы смогут работать с большими данными
В петербургском институте кино и телевидения сменился ректор. Вуз возглавит продюсер фильмов «Дылда» и «Сталинград»
В Петербурге создадут международную школу искусств и культурного наследия — от Эрмитажа и Европейского университета
Кампус
Зачем нам дизлайки и почему соцсети их скрывают? Рассказывает директор ленты «ВКонтакте»
Как выращивают мясо в пробирке и сколько это стоит? Рассказывает участник фестиваля Science Bar Hopping
Какими бывают беспилотники, для чего их используют и как устроен дроншеринг? Объясняет специалистка по беспилотным авиационным системам
Музейные картины страдают от «ультрамариновой болезни». Что это такое и на каких произведениях Эрмитажа ее можно увидеть
Как заварить самый простой кофе дома — в чашке? Инструкция от Skuratov Coffee
Подкасты «Бумаги»
Как верить новостям, когда вокруг столько фейков? В этом подкасте говорим с фактчекером и создателем ИА «Панорама»
Как мы провели 2021-й? 🎄 В новогоднем подкасте рассказываем про тревоги, научный фестиваль в поезде и эспрессо-квас
Как бороться с преступностью в эпоху киберпанка? В этом подкасте слушайте про хакеров, чипы и ДНК-компьютеры
Ольга Кравцова — об ужасах съемного жилья, дачном строительстве и квартире мечты🏠
Как изучение генов помогает бороться с редкими заболеваниями и создавать вакцины? Слушайте в подкасте
Актуальное
На «Бумаге» — премьера клипа «Научи меня жить» от группы «Простывший пассажир трамвая № 7»
От хюгге-кэмпа до экофермы: блогеры рекомендуют необычные места для путешествия по Ленобласти
Чем технология 5G будет полезна экономике и почему вокруг нее столько страхов? Рассказывает кандидат технических наук
На Рубинштейна постоянно проходят уличные вечеринки, где веселятся сотни людей. Местные жители жалуются на шум, а полиция устраивает рейды
Как проходило голосование по поправкам в Петербурге: вбросы бюллетеней, коронавирус у членов комиссий и участки во дворах
QR-коды в Петербурге
Отменят ли в Петербурге QR-коды? Изучаем «за» и «против» смягчения ограничений
Власти Петербурга обсудят отмену QR-кодов в общественных местах, пишет «Фонтанка». Обновлено
В Петербурге — первые наказания заведений за непроверку QR-кодов
Сотрудники «Балтийского завода» без QR-кодов не попали на работу. Их отправили домой под присмотром полиции
Привитые иностранными вакцинами смогут получить российские сертификаты. Документы рассчитывают подготовить к февралю
Арт-объект в виде какашки на Марсовом поле
Автора арт-объекта в форме фекалий отпустили из полиции под обязательство о явке
Против автора пятиметровой «какашки» на Марсовом поле возбудили дело. Что об этом известно
В Петербурге задержали художника, создавшего на Марсовом поле арт-объект в форме какашки, сообщили его знакомые. Обновлено
Это пятиметровая какашка из снега на Марсовом поле. Фото арт-объекта
Главное об «омикроне» в городе
❗️ «Омикрон» выявили у 592 петербуржцев
Из-за «омикрона» в Петербурге увеличат число скорых и привлекут студентов к работе в поликлиниках. Что еще?
Главное о реакции властей на «омикрон». Работников — на удаленку, карантин сокращается, Мишустин раскритиковал Петербург
❗️ «Омикрон» стал доминирующим штаммом в Петербурге и Москве, говорят власти. Всероссийский локдаун пока не обсуждается
Беглов заявил о возможности новых ограничений из-за «вертикального подъема заболеваемости»
Уборка снега и льда
В «Водоканале Санкт‑Петербурга» сменится руководитель. Официально это не связано с темой снега
Поскользнувшейся на лестнице гипермаркета петербурженке присудили 215 тысяч рублей
«Атака на город» и «примитивный хайп». Михаил Пиотровский и вице-губернатор Пикалев — про клип Шнурова о мусоре и сугробах
Петербургская прокуратура проверяет сообщения о плохой уборке города и падениях из-за гололедицы
Петербуржец рассказал, как катался на коньках по обледенелому тротуару. Это помогло: соседние улицы посыпали песком
Коллеги «Бумаги»
Как петербуржец переехал в деревню и стал популярным сельским видеоблогером
Непрофессиональное заболевание
Как читать новости о ковиде?
Что известно про «Тучков буян»
«Это будет большой полноценный парк». В Смольном опровергли информацию о создании сквера вместо парка «Тучков буян»
Петербургские активисты просят создать парки на участках, которые отвели под строительство Судебного квартала
В Петербурге построят и Судебный квартал, и «Тучков буян», заявил Песков
Парк «Тучков буян» все-таки появится в Петербурге, говорят в Смольном. Не тот, что обещали, — зато с фонтаном
Как застраивалась территория Судебного квартала — «Тучкова буяна» в 2014–2021 годах. Таймлапс
Мусорная реформа в Петербурге
«Основная проблема — нехватка транспорта». В Смольном пообещали вскоре разобраться с мусорным коллапсом
В одном из дворов в Купчине — нашествие крыс. Местные жители связывают это с мусорным коллапсом
Мусорный оператор Петербурга заявил, что отходы вовремя вывозят из 96 % баков. Горожане не согласны
На запах от полигона «Северная Самарка», который обещали закрыть власти, пожаловались жители. Росприроднадзор требует его проверить
Петербуржцы сшили платья из мусора, которым переполнены баки, — и устроили дефиле. Фото и рассказ организатора
Научпоп
Представьте, что действие фильма «Не смотрите наверх» происходит в России. Ученый придумал альтернативный сюжет
Как выращивают мясо в пробирке и сколько это стоит? Рассказывает участник фестиваля Science Bar Hopping
В Петербурге любят тушить или жарить? Ученые назвали пищевые привычки жителей города и Ленобласти
Все пишут про «новогодний парад планет». Его можно увидеть из Петербурга?
Как звучит вакцина от COVID-19 и модуль МКС? Послушайте альбом «Звуки науки»
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.