13 января 2020

В Карелии сохранилась единственная в России постройка финского архитектора Ларса Сонка. Вот история 100-летней усадьбы, которую восстановила петербурженка

В поселке Куркиёки в Карелии есть усадьба Ларса Сонка — единственная в России сохранившаяся постройка знаменитого финского архитектора. В советские годы здесь был детский сад и общежитие для рабочих, в начале 1990-х полуразрушенное здание выкупила петербурженка Лидия Иванова. Вместе с мужем она восстановила дом и открыла в нем музей. Сейчас в усадьбе проводят экскурсии и сдают комнаты туристам.

«Бумага» рассказывает историю уникального дома в Куркиёки, которому больше 100 лет.

Деревянный дом в Куркиёки был построен в 1914 году по проекту финского архитектора Ларса Сонка. Усадьба предназначалась семье его брата — Карла Сонка. Карл был попечителем Куркиёкского института земледелия и работал агрономом. В 1919 году в доме поселился другой агроном по фамилии Сипиля, который прожил здесь около 20 лет.

После советско-финской войны Куркиёки стал частью СССР. В разные годы в усадьбе располагался детский сад, а также общежитие для сезонных рабочих. К концу 1980-х дом стал заброшенным: в нем не было окон и полов, крыша обветшала, а территория была завалена мусором. Вот как он выглядел в то время.

Фото: vk.com

В 1991 году дом купила петербурженка Лидия Евгеньевна Иванова. Вместе с мужем они планировали разобрать здание и перевезти его поближе к городу, чтобы обустроить там дачу. Однако увидев усадьбу, Лидия Евгеньевна решила перебраться в Куркиёки.

Лидия Иванова, хозяйка дома:

— Мы сначала хотели перевезти дом этот под Петербург, чтобы к городской квартире поближе, а то в Куркиёки ездить очень утомительно. Но потом присмотрелись к зданию получше и поняли, что оно при перевозке, даже если не развалится, то совершенно потеряется в банальной дачной застройке. Дом этот идеально вписан в пейзаж — поставлен на лесистой горе, раньше здесь был хутор Андерсенов, поэтому и усадьба стала называться Андерсиненмяки — холм Андерсена. И поэтому мы с мужем решили оставить дом на месте.

Лидия Иванова. Фото: vk.com

Ивановы восстанавливали дом сами: разобрали завалы, отремонтировали печь, положили новый пол. Внук Лидии Евгеньевны, Никита, рассказывает, что стройматериалы бабушка обменивала у местных жителей на свои костюмы и платья, которые привезла из Петербурга. Ремонт длился около 8 лет.

О том, что усадьбу в Куркиёки построил знаменитый финский архитектор, Лидия Евгеньевна изначально не знала. В поселке дом называли «старой финской избой» или «старыми яслями». Чтобы узнать его историю, женщина обратилась в редакцию финской газеты, которая пишет о жизни финнов из Куркиёки.

Никита Иванов, внук Лидии Евгеньевны:

— Бабуля отправила в газету фотографии, мол, что за дом такой, интересно. Через неделю ей пришел ответ по почте: ждите, скоро приедем. Приезжает автобус финнов, 30 человек: археологи, деятели культуры, историки. С собой они привезли архивные фотографии, планы и чертежи, и стало понятно, что это дом такого знаменитого архитектора.

Как оказалось, усадьба — единственная сохранившаяся постройка по проекту Ларса Сонка на территории России. Он известен как автор дома-музея композитора Яна Сибелиуса, здания Фондовой биржи в Хельсинки и летней резиденции президента Финляндии. В 2002 году домик в Куркиёки получил статус памятника архитектуры регионального значения.

Лидия Иванова, хозяйка дома:

— Когда мы начали заниматься этим домом, я понятия не имела о том, что мы «отхватили» творение великого Ларса Сонка — никаких документов о том, что это памятник архитектуры, не было. Да, в деревне знали, что это старая финская постройка, но относились к ней без особого пиетета.

В усадьбе Ларса Сонка сохранилась черепичная крыша, а также 12 старинных печей, 11 их которых действующие. 

Фото: Надежда Лактионова
Фото: Надежда Лактионова

В доме — семь жилых помещений общей площадью почти 200 квадратных метров. Есть просторная гостиная, где постарались воссоздать обстановку старой дачи. 

Фото: Надежда Лактионова

С момента постройки в доме обустроены водопровод и канализация. Они до сих пор функционируют.

Фото: Надежда Лактионова
Фото: Надежда Лактионова

Сейчас в усадьбе работает небольшой музей дома и отель, где может остановиться любой желающий. В доме живут Лидия Евгеньевна, которой недавно исполнилось 80 лет, а также ее внук Никита. У усадьбы есть инстаграм.

В доме также устраивают выставки и экскурсии. В 2018 году тут проходил литературный фестиваль «Петроглиф».

В 2019 году фонд «Внимание» Ильи Варламова и Максима Каца собрал почти 300 тысяч рублей на проект реставрации черепичной кровли, которая сейчас находится в аварийном состоянии. Специалисты обследовали дом и сейчас готовят экспертное заключение.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Утрата памятников архитектуры
Меднолитейной мастерской бывшего завода Калинина вернут исторический облик. Внутри хотят открыть фуд-холл
Здание Конюшенного ведомства сдадут в аренду по программе «Памятник за рубль»
КГИОП согласовал строительство жилья на месте производственных цехов завода «Севкабель». Участок находится напротив пространства «Севкабель Порт»
Следственный комитет начал проверку по факту сноса манежа лейб-гвардии Финляндского полка
В Петербурге сносят сразу несколько важных для города зданий. Почему и кто это делает?
Новые тексты «Бумаги»
На «Бумаге» — премьера клипа «Научи меня жить» от группы «Простывший пассажир трамвая № 7»
От хюгге-кэмпа до экофермы: блогеры рекомендуют необычные места для путешествия по Ленобласти
Чем технология 5G будет полезна экономике и почему вокруг нее столько страхов? Рассказывает кандидат технических наук
На Рубинштейна постоянно проходят уличные вечеринки, где веселятся сотни людей. Местные жители жалуются на шум, а полиция устраивает рейды
Как проходило голосование по поправкам в Петербурге: вбросы бюллетеней, коронавирус у членов комиссий и участки во дворах
Партнерские материалы и промо
«Врачи не могут быть „воспитателями“». Основатели W Clinic — о доказательной медицине, сплоченном коллективе и инклюзивном подходе
Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
Говорят, Wi-Fi облучает мозг, а микроволновки убивают в еде всё полезное. Пройдите наш тест и проверьте свои знания о вреде техники
Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
Свободу Саше Скочиленко
Сашу Скочиленко оставили в СИЗО, несмотря на заболевания и петицию с 135 тысячами подписей. Главное про апелляцию
«Наши солдаты не допустили бы бомбардировки мирных гражданских объектов». Допрос пенсионерки, которая написала донос на Сашу Скочиленко
Сашу Скочиленко, арестованную по делу о «фейках» про ВС РФ, перевели в новую камеру и обеспечили безглютеновым питанием
Что известно о травле Саши Скочиленко в СИЗО. Ее девушка узнала о запрете открывать холодильник и требованиях ежедневно стирать одежду
«У меня уже отняли семью. Что мне теперь терять?». Девушка Саши Скочиленко — о жизни после ее задержания и проблемах с передачами
Военные действия России в Украине
Вывоз военных из «Азовстали», пауза в переговорах и отказ Финляндии платить за газ в рублях. Главное к 17 мая
«Мне слишком дорого далась эта работа». Сотрудники российских независимых СМИ о военной цензуре и блокировках
В соцсетях пишут о переброске военной техники к границе с Финляндией. Что об этом говорят в ЗВО?
Возможная эвакуация с «Азовстали», ответ России на вступление Финляндии и Швеции в НАТО и окончательный уход McDonald’s. Главное к 16 мая
Заявления Финляндии и Швеции о вступлении в НАТО и попытки поджога российских военкоматов. Главное к 15 мая
Экономический кризис — 2022
Bloomberg: ВВП России снизится на 12% в 2022 году. Это будет самый большой спад с 1994 года
Минпромторг утвердил список товаров для параллельного импорта в Россию. Что это значит?
«А остальным что?». В комздраве заявили о завозе в аптеки дефицитного лекарства «Эутирокс» — но не для всех. Обновлено
Власти подготовили список товаров для ввоза в Россию без согласия правообладателей. Что об этом известно?
Российским авиакомпаниям рекомендовали подготовиться к полетам без GPS. Рогозин предложил заменить эту систему на ГЛОНАСС
Давление на свободу слова
«Мне слишком дорого далась эта работа». Сотрудники российских независимых СМИ о военной цензуре и блокировках
«При молчании происходит всё самое страшное». Петербургская художница Елена Осипова — о нападениях во время антивоенных акций и реакции окружающих
Как писать письма в СИЗО? Рассказывает адвокат задержанной по делу о фейках об армии России Ольги Смирновой
Как силовики изобрели и опробовали новый метод давления на активистов — подозрение в лжеминировании. Истории 7 петербуржцев
Ходят слухи, что «Алые паруса» проведут без Ивана Урганта впервые за десятилетие. Это правда?
Хорошие новости
Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
В Петербурге в 2022 году обустроят более девяти километров велодорожек
Подкасты «Бумаги»
Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.