17 октября 2019

Сестрорецкие «Дюны» — редкий участок залива, не застроенный элитным жильем. Что будет с санаторием и пляжем при новом владельце

В этом году «Дюнам» в Сестрорецке — бывшей лечебнице ленинградской номенклатуры — исполняется 40 лет. Прошлым летом санаторий купило ЗАО «Лидер», связанное со структурами «Газпрома». Новый собственник якобы планирует развивать «Дюны» вместе с соседним санаторием «Белые ночи». Его также арендует структура «Газпрома».

По данным «Бумаги», сейчас у «Дюн» несколько концепций развития, итоговый вариант могут выбрать к зиме. Жители Сестрорецка опасаются, что собственник закроет проход на территорию санатория и, соответственно, прямой выход к пляжу Финского залива, который и так становится всё менее доступным.

По просьбе «Бумаги» Юлия Галкина рассказывает, как «Дюны» стали одной из последних брешей на протяженном участке побережья, застраиваемого элитными апарт-отелями.

Как петербуржцы попадают на пляж «Дюн»

Вход на территорию санатория «Дюны» оформлен двумя краснокирпичными столбиками с нарядными фонарями, калитка — абстрактное переплетение металлических прутьев и проводов — едва приоткрыта. Но проходить нужно не через нее, а сквозь крошечное здание КПП с обшитой сайдингом крышей. Охранник занят отловом кота и не обращает внимания на группу из восьми человек.

Вход на территорию санатория «Дюны». Фото: Егор Цветков / «Бумага»

Житель Сестрорецка и местный активист Сергей Швец говорит, что несколько лет назад, когда санаторием владела девелоперская компания «ЛСР», попасть в «Дюны» было сложнее:

— Охрана спрашивала, куда вы идете: в ресторан или в отдел продаж [санатория]? Гулять просто так по территории не разрешали, требовали доказать, что тебе туда действительно надо.

Весной 2018 года жители Сестрорецка сообщили депутату Закса Борису Вишневскому, что на входе в «Дюны» появилось объявление: «Проход закрыт. Частная собственность». Парламентарий обратился в прокуратуру с просьбой проверить слухи. В своем заявлении он отметил, что «Финский залив является водным объектом общего пользования», как и береговая полоса — 20 метров от воды. В итоге проход в санаторий и, соответственно, к пляжу не ограничили.

Одна из местных жительниц рассказала «Бумаге», что и сегодня — уже при новом собственнике — у больших групп бывают трудности с проходом через КПП. «Это всё сказки, — говорит главный врач санатория „Дюны“ Андрей Трапезников. — Мы не пропускаем машины, так как это средство повышенной опасности. И боремся за то, чтобы не приводили больших собак, которых любят выгуливать без намордников. А проход к пляжу открыт».

От КПП до пляжа — около 700 метров. Дорога к пятиэтажному модернистскому главному корпусу «Дюн» проходит мимо покрытого мхом дота с датами «1941–1945» — одного из местных артефактов войны. Рядом с рестораном находится мини-зоопарк с экзотическими птицами, козами и семейной парой воронов — Карлушей и Гаврюшей. На официальной странице санатория во «ВКонтакте» писали, что «обитателями уголка дикой природы стали животные, которые пострадали от рук злых людей или остались без дома».

В подробном телеинтервью 2015 года Андрей Трапезников рассказывал, что при входе в зоопарк поставили ворота с надписью «Лукоморье» — территорию огородили, а животных и птиц собирались переселить в «более комфортные условия». Сейчас площадка для предполагаемого зоопарка пустует, а ворота выглядят как еще одно — наряду с антропоморфными деревянными грибами — неожиданное произведение парковой скульптуры.

Даже в конце сезона у воды относительно оживленно. Кто-то, сняв ботинки, идет по холодному песку, кто-то запускает кайт, кто-то делает селфи на фоне заката. Недалеко от мостика через Малую Сестру лежит туша мертвого тюленя. Примерно здесь же находится легендарный нудистский пляж, но сегодня отдыхающих там нет. Речка отделяет пляж при «Дюнах» от территории, примыкающей к новому апарт-отелю с жизнерадостным названием «Светлый мир внутри». Раньше здесь тоже были «Дюны», но другие — пансионат 1965 года постройки.

Как строили и продавали «Дюны»

Из-за идентичного названия многие путали пансионат с санаторием. Главврач «Дюн» Андрей Трапезников пояснял, что в отличие от пансионата они — «лечебно-профилактическое заведение». Здания обоих учреждений проектировал архитектор Эмиль Ярмолинский, специалист по санаторно-курортному строительству. Его соавторами были инженеры И. Н. Филатов и З. И. Ломоносеник и архитекторы Л. В. Доброницкая и Л. М. Кирповская.

— Санаторий был построен как лечебно-оздоровительный комплекс «Свердловки», бывшей в те годы номенклатурной больницей (31-я больница на Крестовском острове — прим. «Бумаги»), — рассказывает историк и краевед Евгений Евдокимов. — Место расположения выбрано не случайно — на острове, где естественные преграды рек отрезают территорию от праздных зевак. В конце 1980-х на том же острове построен такой же «правительственный» санаторий «Белые ночи», территория которого осталась закрытой и в постперестроечное время. Суровые охранники выпроваживали случайно забредших со стороны пляжа посторонних лиц.

На официальном сайте самих «Дюн» тоже отмечают, что санаторий основали как «элитный реабилитационный центр больницы Ленинградского обкома КПСС». Но активист Сергей Швец, бывавший здесь в детстве в 1980-е, утверждает, что обычные трудящиеся вполне могли попасть сюда на лечение по путевке:

— Раньше тут было больше медперсонала, шел больший упор на медицину (сейчас — на отдых). Ты с утра просыпался, шел в столовую — и до пяти часов ходил по медицинским процедурам: массаж, барокамера, бассейн, иглоукалывание, грязи — у всех были разные программы, — вспоминает Сергей. Позже он неоднократно останавливался в санатории, последний раз — пару лет назад.

Главврач Андрей Трапезников сомневается в доступности санатория в советское время:

— Все-таки «Свердловка» была больницей при обкоме КПСС. Не уверен, что ворота реабилитационного центра были настежь открыты для простых людей.

Сестрорецкий реабилитационный центр 31-й больницы на Крестовском острове основал военный хирург Владимир Крепак, он же руководил им 16 лет. В 1995 году курортную здравницу возглавил Сергей Спицын, тогда же она стала санаторием «Дюны». При Спицыне на территории появился первый в Петербурге гольф-клуб и коттеджи для элитного отдыха, они есть и сейчас. В 2010 году в санаторий пришла новая команда во главе с Андреем Трапезниковым, выходцем из Военно-медицинской академии.

С 2004-го арендатором санатория было ООО «Санаторий „Дюны“». Достоверно неизвестно, с какого момента совладельцем этой компании стал основатель «ЛСР» Андрей Молчанов, но с 2014 года он неоднократно пытался приватизировать территорию. В 2017-м «ЛСР» всё же преуспела в этом, заплатив более миллиарда рублей.

Совсем рядом с «Дюнами», на Заречной дороге, 8 (официальный адрес санатория — Заречная дорога, 1 лит. А), за четырехметровым серым забором находится элитный поселок. Одним из участков, согласно Росреестру, владеет полный тезка директора ФСБ России Александра Бортникова, другим — полный тезка Андрея Молчанова. В начале 2018 года история «Бортниковки» появилась на сайте издания Russiangate, после чего сайт заблокировал Роскомнадзор. Текст по требованию инвесторов удалили, а сам проект закрыли уже на следующий день.

Забор элитного поселка

В июне 2018 года у «Дюн» сменился собственник: «Группа ЛСР» продала санаторий — все 37,7 га — управляющей компании «Лидер». Она, в свою очередь, принадлежит структурам «Газпрома» — НПФ «Газфонд» и Газпромбанку. Ранее другая «дочка» газового монополиста, страховая компания «Согаз», до 2066 года арендовала соседний элитный санаторий «Белые ночи». Рассказывая о сделке, СМИ делали акцент на том, что новый актив «Газпрома» находится менее чем в 30 километрах от «Лахта Центра».

Как сейчас работает санаторий

Говорят, идея основать реабилитационный центр, позже ставший санаторием «Дюны», принадлежала первому секретарю Ленинградского обкома КПСС Григорию Романову: он мечтал о «северной Барвихе». В санатории сохранился трехкомнатный номер Романова — его в начале 2010-х отреставрировали одним из первых, воссоздав в мелочах: стол с зеленым сукном, кожаное кресло, бюст Ленина, портрет первого секретаря.

«Романовский» номер — самый дорогой: от 7800 рублей в сутки по оздоровительной путевке (их продают только на выходные и праздничные дни при наличии свободных номеров) до 11600 рублей — по реабилитационной. Самый дешевый одноместный номер на момент публикации материала стоит 3300–5300 рублей в сутки. Всего в «Дюнах» продают четыре вида путевок: помимо перечисленных — санаторно-курортную и лечебно-оздоровительную. По ним предусмотрены разные комплексы лечения и пакеты услуг.

Главное направление санатория — восстановительное лечение после ортопедических и травматологических операций. Несмотря на то, что «Дюны» не государственное учреждение, здесь есть квоты от комитета по здравоохранению на бесплатное лечение, отмечает Трапезников. Так, в 2017 году санаторий за свой счет принял на реабилитацию жертв теракта в метро.

В основном корпусе — 89 номеров, еще 22 — в пляжном комплексе «Радуга», также на территории есть девять коттеджей. Загруженность за первое полугодие 2019 года Андрей Трапезников описывает как «хорошую».

— С каждым годом идет рост на 10–14 %, — говорит главврач «Дюн». В основном в санаторий приезжают петербуржцы, добавляет Трапезников, около 20 % пациентов и клиентов — иногородние. Работают в «Дюнах» в основном жители Курортного района. Сейчас здесь более 150 сотрудников, из них не меньше десяти — с 40-летним стажем.

Петербуржцы и жители Сестрорецка, которых «Бумага» просила поделиться впечатлениями от лечения и отдыха в «Дюнах», в основном оценили санаторий положительно. Каскадер и тренер Ольга Павлова рассказала, что, как и многие ее знакомые, решает проблемы со здоровьем именно здесь, пользуясь услугами от мануальной терапии до стоматологии (заодно ходит на маникюр и педикюр).

— Если у меня, как у тренера, возникают сомнения по поводу здоровья моих подопечных, я также отправляю их на консультацию к дюновским врачам, — говорит Ольга. — Бывает, но редко, что мне требуется консультация и как каскадеру. Если нужно очень быстро восстановиться, иду к мануальному врачу, а иногда и к главному врачу. Сколько бы раз ни обращалась, помогали всегда. Врачи в «Дюнах» просто супер.

— Впечатления от санатория хорошие — персонал адекватный как был, так во многом и остался: в «Дюнах» много старых кадров, — добавляет активист Сергей Швец.

В интернете, впрочем, можно найти и негативные отзывы о пребывании в санатории. Например, на TripAdvisor помимо пары десятков умеренно восторженных оценок путешественников есть несколько откликов с маркировкой «ужасно». Так, пользователь из Петербурга под ником Kirill_L32 в прошлом году опубликовал развернутый отзыв с резкой критикой «Дюн»: написал про очереди к врачам, дополнительные платные услуги, «столовское» питание и неуютный номер. Петербуржец останавливался в пляжном комплексе «Радуга».

В числе прочего посетителю не понравилась атмосфера общедоступного пляжа: «В жаркую погоду перед пляжным комплексом „Радуга“ лежит по 30–40 человек загорающих, масса народу, не проживающего в санатории, входит на территорию комплекса (проход не огорожен), садится за столики под твоим или соседними номерами. <…> Из соседнего ресторана „Калипсо“ по пятницам и субботам в хорошую погоду играет музыка и раздается шум гуляющих компаний до начала первого ночи… Справа от „Радуги“ (если смотреть со стороны комплекса) метрах в 50-ти располагается знаменитый нудистский пляж. Нудистов хорошо видно с террасы комплекса. Решайте сами, плюс это или минус».

Нудистский пляж около пансионата «Дюны» появился еще в 1960-е годы, а в 1992-м обрел официальный статус. В 2008 году он вошел в американский каталог «1000 лучших пляжей и мест отдыха для нудистов в мире». Несколько лет назад место отдыха попытались закрыть: здесь организовали общественное пространство с кабинками для переодевания — и запретили загорать нагишом. Но уже в 2016-м нудистам разрешили вернуться на пляж. Вице-губернатор Николай Бондаренко во время осмотра городских пляжей заявил: «Пляж будет доступен для всех. Нудисты тоже люди, пусть приходят».

Как побережье застраивают апарт-отелями

— Представьте: вы заплатили 100 тысяч рублей за путевку и хотите отдохнуть. А тут костры, вопли, особенно летом, — говорит Андрей Трапезников. — Для нас это проблема: как обеспечить покой и безопасность на территории санатория? Но мы чтим закон, и весь периметр пляжа у нас открыт.

В этом смысле «Дюны» — одна из последних брешей на протяженном участке побережья, которое становится всё более закрытым.

В 2017 году снесли главное здание соседнего пансионата «Дюны», еще раньше собственник, Seven Suns Development (известный по ЖК «Я романтик» на намыве Васильевского острова), получил разрешение на возведение санаторно-курортного учреждения — в итоге здесь появился закрытый апарт-отель «Светлый мир внутри».

Справа от уцелевших «Дюн» находится полностью закрытая территория «Белых ночей», а чуть дальше — дореволюционный санаторий «Сестрорецкий курорт», территорию которого сейчас тоже частично застраивают апарт-отелем «Русские сезоны» — на этот раз от холдинга RBI.

По закону на землях рекреационного назначения строить жилые дома нельзя. Зато можно возводить апарт-отели, которые де-юре являются «зданиями гостиничного типа», то есть коммерческой, а не жилой недвижимостью. Но по факту в апартаментах даже можно оформить временную прописку. Апарт-отели — относительное ноу-хау на рынке недвижимости, и многие связанные с апартаментами нюансы (как, например, застройка бывших земель санаториев) до сих пор законодательно не урегулированы.

На сам пляж застройщики не покушаются. Одна из жительниц Сестрорецка сказала «Бумаге», что даже если свободный проход через санаторий «Дюны» закроют — ничего страшного не случится: на пляж всё равно можно будет попасть по побережью, только для этого придется пройти лишние 20 минут. Но с этим согласны не все.

— Я член движения против захвата озер и знаю, как происходит классический берегозахват, — говорит жительница Сестрорецка Анна Шушпанова. — Сначала вы идете 20 минут, потом по соседству построят еще что-то — и будут 40 минут, затем — час. И так реально отрезают полосу берега на много километров, причем формально она не захвачена, но чтобы на нее попасть, нужно потратить много времени.

— Закрывают проход к воде, к заливу: ладно не проехать — уже и пешком не пройти. Какого черта? — высказывается Сергей Швец.

На вопрос о том, почему местные жители в целом равнодушно относятся к неизвестному будущему «Дюн», активист отвечает так: народ «начнет бузить», только когда увидит экскаватор.

— Пока же с точки зрения местных всё хорошо: санаторий работает, к пляжу можно пройти. То же самое было с «Сестрорецким курортом»: пока не поехало по сто бетоновозов в день, проблему никто не замечал. Вот когда дойдет до стройки, тогда народ и соберется на митинг, — считает Сергей.

По данным Региональной геоинформационной системы Санкт-Петербурга, территория санатория «Дюны» — как и одноименного пансионата и «Сестрорецкого курорта» — предназначена для рекреационных целей: это значит, что здесь можно строить только объекты туризма и санаторно-курортного лечения, причем не выше 15 метров. Как стало известно «Бумаге», сейчас существует несколько концепций развития «Дюн», их содержание не разглашается. Выбрать окончательный вариант могут во второй половине ноября.

Есть ли какие-то связанные с застройкой планы, в самом санатории не знают — и отправляют за ответами к собственнику. Но пресс-службы ЗАО «Лидер» и «Газпрома» на момент публикации материала на запрос «Бумаги» не отреагировали.

Планы самих «Дюн», говорит главврач, связаны исключительно с «внутренней работой»: «Мы продолжаем развиваться как реабилитационный центр: обучаем врачей и средний медперсонал и лечим людей после болезней, операций и травм».

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.