Как художница проводит в петербургских дворах акцию против домашнего насилия. Она предлагает местным жителям поругаться с ней и обсудить конфликты в семье

Художница Катрин Ненашева проводит в Петербурге акцию «Поругайся со мной». Она устраивает во дворах встречи с местными жителями и разговаривает с ними о проблеме домашнего насилия. Участники могут устроить ссору с художницей, обсудить конфликты в семье или сделать поделку для близкого человека, например, вышить рисунок на платке.

Катрин рассказала «Бумаге», почему решила запустить арт-проект о домашнем насилии и как в нем участвуют бывшие военные, инженеры и дизайнеры.

Катрин Ненашева

Организовала акцию «Поругайся со мной»

— Идея [акции] лежала на поверхности, потому что с введением режима самоизоляции люди вынуждены жить теснее. Есть практика ЕС, где заявили, что во время карантина уровень домашнего насилия вырос на треть. Плюс, так или иначе, я и мои друзья периодически сталкиваемся с криками и скандалами, которые слышны у соседей. Поэтому показалось, что можно выйти в подъезд или во двор — и, если людям хочется, поругаться или обсудить с ними домашние конфликты.

Мне хотелось, чтобы в акции приняли участие в том числе те, кто не читает фейсбук и медиа, пишущие о проблемах домашнего насилия, люди, которые ничего не знают об арт-активизме. Вытянуть такую аудиторию сложно, поэтому я расклеивала объявления в разных районах. Очень важно, что петербуржцы сами зовут меня к себе во двор, и мы в паре с человеком пытаемся наладить какую-то районную коммуникацию.

Первая встреча прошла в ЖК «Граффити» недалеко от Комендантского проспекта. Туда меня позвала Маша Нелюбова, она инженер, интересуется современным искусством и активизмом. Мы ориентировались на один подъезд, расклеивали объявления у лифтов. В итоге ко мне пришли две девушки инженер и дизайнер, которые довольно часто слышат разные крики в своем доме и заинтересованы в создании локального сообщества, которое могло бы в том числе просвещать на тему домашнего насилия. Мы с ними обсудили всё и решили, что позже проведем балконную акцию [на эту тему].

Мы провели пять встреч, и чем больше людей приходит, тем больше вариантов общения с ними открывается. Но изначально у нас было три стратегии — поругаться, обсудить домашние конфликты и в целом опыт насилия или вышить на платках фразы для своих близких. Теперь мы меняем опции, например, кому-то удобнее рассказывать и параллельно рисовать, делать какие-то медитативные практики, потому что разговоры могут быть тяжелыми.

У каждого второго [участника] есть такой опыт, когда он либо подвергался насилию, либо его совершал. Большой удачей я считаю встречу в районе парка Победы с бывшим военным, который совершает насилие. Он отрицает любую психологическую помощь, НКО, комитет солдатских матерей, а у нас появилась возможность просто поговорить во дворе.

Каждый разговор очень важен. Например, мне запомнились два парня, которые впервые рассказали о насилии — у одного оно было в подростковых отношениях, у другого в армии. У одной девушки была концепция «маленькая рыбешка в океане» — «я мало на что могу повлиять, поэтому решаю проблемы только в своем водоеме». Другая участница говорила, что ни с кем не ругается и у нее нет проблем, а потом оказалось, что у ее подруги переломаны ребра, а она продолжает жить со своим молодым человеком. Девушка считает, что не может и не должна вмешиваться.

Моя главная цель — понять, насколько люди готовы обсуждать травматичные темы на улице и во дворе, потому что в России нет диалога на эту тему. Плюс, существует большое предубеждение по поводу психологов и еще большее предубеждение по поводу активистов и художников, которые также могут затрагивать важные темы.

В Петербурге я бы хотела съездить в разные районы, а в финале провести большую акцию или перформанс [на тему домашнего насилия].

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.