23 декабря 2019
текст:

«Вместо безудержного веселья просто кружилась голова». Читатели и авторы «Бумаги» вспоминают, как впервые попробовали алкоголь и ругались ли потом с родителями

Две недели копить на первое пиво, «изобретать» водку вместе с друзьями после уроков химии и устраивать шумные вечеринки, пока родители на даче. Петербуржцы рассказывают, как впервые попробовали алкоголь и каким образом на это реагировали их близкие. 

«Бумага» собрала ответы среди подписчиков рассылки и редакции, чтобы поддержать проект студии «Гонзо-дизайн» и института психотерапии и консультирования «Гармония». Вместе они готовят сервис CONVERTER, который поможет родителям наладить диалог с детьми-подростками на сложные темы, в том числе поговорить о вреде раннего употребления алкоголя. 

Анастасия

— Я в первый раз попробовала его в компании школьных друзей, где-то в классе в восьмом. Боялась, что если не выпью вместе с друзьями, они подумают, что я хочу от них «отколоться», так сказать, пойти против них, и они перестанут со мной общаться (а я очень не хотела, чтобы они переставали со мной дружить).

Естественно, я тогда еще не знала меры, очень сильно вспьянела, и когда ввалилась домой, мать была в шоке и тихом ужасе, конечно, но не ругала меня, потому что видела, что мне и так плохо, и не стала усугублять. На следующий день был серьезный, но спокойный разговор.

Александра

— Моя первая пьянка была на даче в деревне, лет в 13. Мы решили напиться вместе с двоюродным братом и подругой. Всё было спланировано заранее: пару недель откладывали деньги, которые бабушка выдала на мороженое, нашли укромное место на берегу Волги, назначили день.

В сельском магазине у вокзала были куплены три банки пива — самого дешевого — и что-то типа сухариков на закуску. К ужину надо было прийти домой, так что мы вышли пораньше, чтобы успеть протрезветь.

Выпив пиво, мы шли и обсуждали, что нас почему-то не вставило. Вместо безудержного веселья просто кружилась голова и хотелось спать. Пошатавшись по какому-то заброшенному колхозному полю, мы вернулись домой разочарованные.

Следующая попойка была через год, тоже на даче. В этот раз у нас была водка, а также бутылка дорогого виски, которую мой друг стащил из бара родителей. В итоге мы выпили только водку, а виски выбросили в реку, чтобы замести следы.

В этот раз мы уже нормально напились. Мой брат не мог встать, так что пришлось тащить его на себе. Всю ночь его, естественно, тошнило. Дедушка тогда на нас сильно обиделся и долго читал лекцию о вреде алкоголя. А вот бабушка до сих пор думает, что брат отравился шпротами.

Читательница «Бумаги»

— Не помню, когда попробовала алкоголь первый раз, но помню, когда выпила столько, что это стало заметно. Это было в средней школе после вечеринки у друзей. Зима, я наматываю несколько кругов вокруг дома, чтобы прийти в себя. Не знаю, помогло ли, но дома мама ничего не сказала. Тогда я чувствовала себя победителем, хотя сейчас понимаю, что она, скорее всего, обо всем догадалась.

Но никаких упреков, причитаний, ругани или лекций о вреде алкоголя не было ни тогда, ни вообще. Я не помню, чтобы со мной в принципе обсуждали эту тему, либо это делалось так тонко, что я не замечала.

Всё объяснялось на личном примере. Мне кажется, в моей семье довольно здоровое отношение к алкоголю: никто его не демонизирует, но все знают (и соблюдают!) свою меру и понимают, что по-настоящему веселиться можно и будучи полностью трезвым.

Возможно, именно благодаря такому отношению треша в юности почти не было. Я не боялась наказаний за лишний бокал, довольно быстро стало просто неинтересно переходить грань. Опыт получен, выводы сделаны, идем дальше.

Евгений

— Когда я был в седьмом классе, у нас началась химия. Что из себя на самом деле представляет этот предмет, я не знал. Но мне нравилась идея, что химики могут создать что-то крутое из практически ничего. И, конечно, я решил создать водку.

Я загуглил химическую формулу водки: С2H5OH 40 % + H2O 60 %. Решил получить C2H5OH, сложив H2О (воду), C2H5 (этил) и некий OH — я не знал, что это такое. Конечно, таким образом ничего не получится.

Перед школой я крал у мамы-медсестры этиловый спирт, переливал его из большой банки в купленную на обеденные деньги фляжку. А потом приходил в школу и разбавлял это водой. На уроках химии я пытался смешать это еще с чем-то, но ничего походящего на OH не находилось. Поэтому мы с одноклассниками просто выпивали прямо в школе содержимое фляжки и шли на уроки. Самое странное, что пьяным я себя тогда не ощущал (я вообще не знал, что это такое), а учителя и родители меня не спалили. В какой-то момент я просто забил на идею создать водку и перестал воровать этиловый спирт.

Александра

— Алкоголь меня совсем не интересовал в юные годы, родители к этому относились спокойно, а вот друзья не очень, все так и норовили меня напоить, угостить, подлить и так далее. Но всё было зря, держалась я стойко. Полюбила вино в уже сознательном возрасте, ни о чем не жалею, сейчас от бокала красного полусладкого ни за что не откажусь.

Виктория

— Когда мне было 13, во время семейных праздников моя тетя заставляла нас с братом пить шампанское. Аргументировала тем, что «алкоголь лучше пробовать дома, чем где-нибудь в подворотне с друзьями». Но пробовать как-то и не хотелось. Ни дома, ни с друзьями.

Это даже было не дело принципа, а просто отсутствие желания. Может, потому что я постоянно была занята учебой или увлечениями и была жутким интровертом. Или мне не нравилось, когда что-то навязывают. Или потому что в квартире напротив жила семья алкоголиков. Любое спиртное ассоциировалось с ними и вызывало отвращение.

Ева

— Мы с двоюродной сестрой выпили остатки вина из бокалов, когда нам было лет по 10. Договорились, что родителям не скажем. В итоге на тот момент, когда я созналась, выяснилось, что кузина уже давно нас сдала, и родители ждали, пока я сама созрею для честного разговора.

Анастасия

— В 14 лет мы с друзьями решили, что лучше всего наш социальный статус исправит вечеринка с «хедлайнерами» местного разлива. Мои родители часто уезжали на дачу на выходные. В то время я была намного более гостеприимной и позвала всех к себе. У нас была хорошая большая квартира, в которой всем хватило места. На стене в холле висело огромное зеркало — папина гордость, которую на седьмой этаж поднимали четверо. Я ужасно боялась, что кто-то его разобьет.

Нас было не так уж много — человек восемь. Мы слушали музыку, пили какое-то дешевое пиво, вели глубокие разговоры о жизни и курили в форточку. Один из парней уселся под стол и с интересом читал Мураками, которого я одолжила у сестры. Всё было настолько мирно, что я потеряла бдительность. Стоя на балконе, я услышала резкий звук, как будто что-то разбилось вдребезги. Ну все, думаю, ****** (конец — прим. «Бумаги») зеркалу. После всех возлияний кто-то не совладал с равновесием. Оказалось, что меня умеренно пронесло — удар прошел мимо зеркала, попав прямо в стеклянную вставку двери. Кровь, осколки, темнота. Я судорожно всё прибираю и думаю, что к завтрашнему вечеру успею это как-нибудь починить.

В три ночи я позвонила подруге, заняла денег, нашла в интернете такую же дверь и снова решила, что всё под контролем. Около семи утра мы сидели в гостиной под покровом похмелья. Кто-то уже собрался домой, когда в двери внезапно повернулся ключ. В квартиру вошел мой отец. Мой друг очень ловко проскользнул мимо него на кухню и элегантно запрятал в толстовку последнюю бутылку пива. Жест был широким, но бесполезным. Я, конечно, была наказана на какую-то вечность. Зато потом мы еще долго тусовались вместе — было отличное лето.

CONVERTER с рекомендациями для родителей подростков доступен по ссылке. Он выходит в поддержку программы первичной профилактики употребления алкоголя несовершеннолетними «Я за себя отвечаю».

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Новости

все новости

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.