27 июля 2021

«Видимо, появился страх, что соберу подписи». Бывшая глава штаба Навального Ирина Фатьянова — об отмене ее выдвижения на выборы в Заксобрание и о том, что будет дальше

Территориальная избирательная комиссия Петроградского района аннулировала выдвижение в Заксобрание оппозиционерки Ирины Фатьяновой. Поводом стало письмо прокуратуры, которая установила причастность кандидатки к штабу Навального, то есть к признанной экстремистской организации, запрещенной в России. Фатьянова — экс-координаторка штаба Алексея Навального в Петербурге.

Команда кандидатки настаивает, что такой процедуры, как аннулирование выдвижения, не существует. Фатьянова обжалует решение в Горизбиркоме, а ее сторонники в это время продолжат сбор подписей. Однако проводить кампанию станет сложнее, так как теперь кандидатка не сможет вести уличную агитацию. Для участия в выборах как самовыдвиженке ей осталось собрать чуть более четверти подписей избирателей.

Ирина Фатьянова не считает себя причастной к экстремистской организации. Она рассказала «Бумаге», как принималось решение ТИК, как продвигалась ее кампания и что она планирует делать в будущем.

Ирина Фатьянова

кандидатка в Законодательное собрание Петербурга по третьему округу

— Я бы хотела понять, что это за термин «аннулирование [выдвижения]», потому что в природе такого не существует. Сделать это невозможно. (В законодательстве о выборах упоминается аннулирование регистрации, но термин «аннулирование выдвижения» действительно не встречается — прим. «Бумаги».)

Еще, когда приходят документы от кандидата, избиркому нужно направить запросы в разные инстанции, в том числе в прокуратуру, чтобы подтвердить сведения. В своем решении [об аннулировании выдвижения члены ТИК] ссылаются на ответ прокуратуры, запрос для которого был отправлен вчера. То есть у них было десять дней на процедуру, и тут неожиданно появился документ из прокуратуры, который ссылается на решение по ФБК и штабам [Навального] (организации признаны судом экстремистскими и запрещены в РФ — прим. «Бумаги»). Это, естественно, неслучайно.

[ТИК] пока голосовала только за проект [решения об аннулировании]. Сейчас [избирательная комиссия] возьмет время на подготовку этого документа и его вручение, они это сто процентов сделают сегодня до окончания рабочего дня. Мы сразу же подадим обжалование, но в процессе этого обжалования мы не сможем использовать кубы, баннеры, любую агитационную продукцию. Это сильно всё усложняет.

Мы будем отбиваться. Пойдем в Горизбирком. Такой опыт у меня уже два года назад был на муниципальных выборах: восстанавливалась через Горизбирком (тогда Фатьяновой удалось оспорить отказ в регистрации, но в голосовании она не выиграла — прим. «Бумаги»). Это, конечно, всё занимает время, у нас на руках пока нет решения комиссии.

Для выдвижения мне нужно 4006 подписей — 3 % от избирателей. [Плюс] 10 % от этого запасом, который могут отсеять как «брак». То есть мы планировали и планируем сдавать 4406 подписей. По нашим расчетам — по темпам и количеству сборщиков, — у нас это получается. Время есть до 3 августа.

Вчера мы собрали 315 подписей, это сильно больше нормы, которую мы себе прописали. Темпы, которыми мы набираем [подписи], высокие.

Сейчас собрано около 3 тысяч подписей, сегодня мы должны были преодолеть эту отметку. Где-то 1,5 тысячи нам осталось собрать. Учитывая, что мы 300 в день собираем, за неделю мы бы спокойно это сделали.

Думаю, комиссия изначально планировала дать мне зарегистрироваться с расчетом на то, что я ничего не соберу. Сейчас, видимо, появился страх, что соберу.

ТИК может дать какое-то решение об отказе, только когда я уже принесу подписи. На этом этапе они на основании всех документов, сданных при выдвижении, и собранных подписей смогут мне отказать. Но они не могут мне препятствовать [сейчас]. Не бывало такого, что людей аннулировали до сдачи подписей. Я могу сказать лишь, что это страх и понимание, что за мной стоят реальные люди.

Мы продолжим собирать подписи. Ведь нет смысла обжаловать, если в результате нам нечего будет принести в комиссию. Подписные листы у нас есть, есть база сторонников по итогам поквартирных обходов, люди делятся с соседями, в социальных сетях. На улице мы не можем раздавать листовки, но кто нам запретит собирать подписи. В случае, если меня восстановят, все эти подписи будут действительными.

Да, без агитации будет намного сложнее. Но к нам и до этого полиция приезжала, сворачивала ролл-апы, столы и стулья — ничего, мы всё равно собирали по 200−250 подписей в день. И сейчас ничего не изменится, поддержка людей не уходит.

У нас такая кампания, нам всё время сложно. Нам разрезают баннеры, сборщиков увозят в отделы полиции, нарушают законы. Мы понимали, на что шли.


В июне президент РФ Владимир Путин подписал закон, который запрещает участвовать в выборах людям, причастным к экстремистским организациям. Запрет распространяется и на тех, кто был причастен к этим организациям до того, как их признали экстремистскими.

Ранее стало известно, что «Яблоко» отказалось выдвигать на выборы в Закс Максима Резника и Ирину Фатьянову. Список от партии возглавят Борис Вишневский и Александр Шишлов.

20 июля депутат Максим Резник объявил, что прекращает свою избирательную кампанию в Закс. Следователь дважды отказался отпустить Резника из-под домашнего ареста для подачи документов в избирком.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Выборы-2021
Главное из интервью Беглова — от «омикрона» и выборов до метро и нового зоопарка
Новый спикер Закса пошутил над депутатом Борисом Вишневским. Он подарил ему переливающийся календарь с портретом «двойника»
«Чтобы показать, что есть другие Вишневские, которые не только критикуют»: один из «двойников» Вишневского рассказал, зачем сменил имя перед выборами
В России признали нежелательной организацию по наблюдению за выборами ENEMO. В нее входит движение «Голос»
Михаил Пиотровский отказался от мандата депутата Госдумы. Он возглавлял петербургский список «Единой России»
Свободу Саше Скочиленко
«Нас вроде и меньшинство, но адекватные мы». Курьер, психолог и бариста с антивоенной позицией — о своем будущем в России
Как помыться из бутылки за 6 минут и погулять в помещении 2х5 метров? Саша Скочиленко — о месяце в СИЗО
Адвокат: Саша Скочиленко испытывает сильные боли в сердце и животе. Она жалуется на условия для прогулок и несоблюдение безглютеновой диеты
Адвокат: Сашу Скочиленко запирали в камере-«стакане», у нее продолжают болеть живот и сердце
«Я очень обеспокоена ее самочувствием». Адвокат Саши Скочиленко — о состоянии подзащитной в СИЗО
Военные действия России в Украине
«Петербургский форум зла». Шесть протестных плакатов из поселкового сквера в Ленобласти
Организаторы выставки «Мариуполь — борьба за русский мир» заявили о ее срыве, обвинив в этом местную чиновницу. Теперь в районном паблике пишут, что она «предатель»
Роспотребнадзор: в Петербурге не выявлены случаи заражения холерой. Ранее власти говорили о риске завоза заболевания
«Звук от фейерверков многих напугал». Школьников из Мариуполя пригласили на «Алые паруса» — вот их реакция
Как получить украинскую визу в Петербурге? Подробности от МИД
Экономический кризис — 2022
В Петербурге проходит юридический форум — без мировых экспертов и вечеринки на Рубинштейна, но с Соловьевым и выставкой о Нюрнбергском трибунале
«Там была буквально битва». «Бумага» нашла петербуржца, который нанял сотрудника IKEA для покупки мебели на закрытой распродаже. Вот его рассказ
Что для России значит «символический» дефолт? Объясняет декан факультета экономики ЕУ СПб
Петербуржцы ищут в соцсетях сотрудников IKEA — чтобы купить мебель и другие товары на закрытой распродаже
Сравнивают себя с Рейхсбанком и спасают россиян. Что мы узнали из текста «Медузы» о работе Центробанка в военное время
Давление на свободу слова
«Мой мозг не понимает много вещей, которые пропагандирует Запад». Как на ПМЮФ обсуждали ЛГБТ, аборты, семейные ценности и «внешнее влияние»
«Нас вроде и меньшинство, но адекватные мы». Курьер, психолог и бариста с антивоенной позицией — о своем будущем в России
В Минюсте объяснили, кого признают «иноагентами». Тех, кто просит изменить законы и противоречит госполитике
💚 Мы запускаем мерч «Свобода мне к лицу». Встречайте: худи, футболки, косметика, свечи и торты
«Бумага» улучшила свой VPN: можно заходить на российские госсервисы из-за границы 💚
Хорошие новости
«Скучно стало, и поехал спонтанно». Житель Мурина второй месяц едет на самокате из Петербурга во Владивосток
Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
Подкасты «Бумаги»
Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
Деятели искусства рекомендуют
«В Петербурге нет ни одного спектакля, где столько крутых мальчиков-артистов». Актриса МДТ Анна Завтур — о «Бесах» в Городском театре
«Верните мне мой 2007-й». Актер театра Fulcro Никита Гольдман-Кох — о любимых спектаклях в БДТ
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.