24 ноября 2021

«Своя площадка не отменяет нашу неприкаянность». Режиссер Семен Серзин — о сцене «Невидимого театра» в «Исткабеле» и новом фильме

С этой осени «Невидимый театр» будет базироваться в пространстве «Исткабель» на Васильевском острове. Четыре года команда играла спектакли на дружественных сценах и в нетеатральных пространствах — во дворе, кафе, квартире и даже в редакции «Бумаги».

«Бумага» поговорила с создателем независимого театра Семеном Серзиным о новой площадке и репертуаре, образовательной программе и студенческих показах по вторникам, а также о съемках нового фильма режиссера в Петербурге.

— Этой осенью у «Невидимого театра» появилась собственная площадка. Почему в ней возникла потребность? Вы говорили, что «Невидимый театр» — это «театральное объединение без адреса и прописки».

— Я думаю, что театр меняется. То, что вы сказали, не было нашим главным убеждением. Своя площадка не отменяет нашу неприкаянность. Мы всё равно продолжаем играть на других сценах, потому что у нас есть спектакли (их, наверное, половина), которые не предназначены для театрального пространства. Хотя новое место в «Исткабеле» тоже максимально нетеатральное. У нас по-прежнему проходит спектакль по Довлатову в Social Club на Рубинштейна, спектакль «Как хорошо мы плохо жили», который мы играем на улице, — он в принципе только так и может существовать.

Потребность в собственной площадке так или иначе есть у любого театра. У нас никогда не было места, где мы могли бы хранить реквизит. В разное время мы пытались привязаться к разным локациям. Долгое время базировались на Фурштатской улице, где находится театр Karlsson Haus, за что им большое спасибо. Потом нам пришлось оттуда съехать, и как-то всё так сложилось — свое место возникло само собой.

Наверное, появление этой площадки (кроме того, что мы играем там какие-то спектакли) связано с желанием расширить горизонты «Невидимого театра». Сейчас мы пробуем сделать мероприятие под условным названием «Невидимое мастерство» — курсы разной направленности и мастер-классы, связанные с театром.

Помимо этого, мы хотим реализовать еще одну историю, которую назвали «Невидимый вторник», для студентов последних курсов и выпускников театральных институтов. У молодых режиссеров, которые только закончили учиться, существует проблема как-то себя проявить. Мы даем возможность поставить свою учебную работу, сыграть свой спектакль на нашей площадке.

Фото: Мария Слепкова / «Бумага»

Как появление собственной площадки повлияет на репертуар «Невидимого театра»?

— Наверное, его придется обновлять. Но, честно говоря, не думаю, что на это повлияет именно появление собственной площадки.

К слову, буквально недавно у нас состоялась премьера спектакля «Общага на крови». Также готовится премьера нашего первого детского спектакля по пьесе «Как спасти папу, похищенного ужасным драконом», которую пять лет назад написали Дарья Уткина и Ирина Васьковская. Режиссером будет Алессандра Джунтини. В спектакле играют Арина Лыкова, Анастасия Колесина, Юля Башорина, Юлия Захаркина, Яна Оброскова, Вова Карпов и Ваня Солнцев.

Вообще, мы решили прикоснуться к детскому театру, потому что видим, что с детьми нужно говорить на том языке, который им близок. Время бежит, еще быстрее развиваются новые технологии… В этой ситуации сложно найти общий язык, но в итоге мы все нуждаемся в одном: в теплом человеческом отношении, в том, чтобы каждый из нас был услышан, особенно ребенок.

Дети вообще часто слышат: «Ты слишком маленький для этого». Это так прекрасно, когда осознаешь, что дети — невероятно мудрые. Будто бы они со своей чистоты видят мир еще не испорченным и напоминают нам, какие ценности есть в жизни. Мы хотим сделать спектакль о том, что объятия сильнее крика. И о том, что с детьми можно говорить на любую тему, но главное — их услышать!

В целом мы продолжаем существовать в том же виде, что и раньше. Единственное, я не знаю, насколько это получится с финансовой точки зрения, потому что теперь нам нужно каждый месяц платить фиксированную аренду.

Все эти изменения достаточно логичны, они не вызывают у меня и у команды вопросы, типа «надо это или не надо». Появление собственной площадки в том числе связано с желанием расширить аудиторию. Потому что есть наши верные зрители, но они уже по сто раз всё посмотрели, и хочется, чтобы к нам приходили новые люди. «Исткабель» — достаточно раскрученное пространство. И может быть, в его выборе есть какой-то подобный умысел. Оно является неким продолжением «Севкабель Порта», а это одно из самых популярных мест в Петербурге. Поэтому есть надежда, что посетитель этих пространств случайно забредет и к нам.

— Каким вы видите текущее место «Невидимого театра» на карте независимых театров Петербурга?

— Как и раньше, всё это развивается очень вяло. Я сейчас говорю не про инициативу снизу, а про поддержку сверху — ее как не было, так и нет. Поэтому хочется сделать какую-то горизонтальную штуку, как, например, «Невидимый вторник», чтобы поддержать друг друга.

Какое место «Невидимый театр» занимает в этом пространстве, наверное, не мне решать. У нас в Петербурге любят разделять, даже есть эта унизительная премия — «Золотой софит», где отдельно награждают независимые театры. В этом есть какая-то ущербность. Тем более что независимые театры во многих случаях гораздо живее и интереснее, чем закостенелые репертуарные театры.

Я ни в коем случае не говорю о всех театрах, но отмечаю эту странную для меня тенденцию к разобщению. Я думаю, что эту ситуацию можно сдвинуть только какой-то взаимной поддержкой, потому что рассчитывать на помощь от города… Очевидно, что это уже бессмысленная затея.

Уже давно существует инициатива — сделать открытую сцену, как когда-то на Народной улице, — там, где сейчас находится театр «Мастерская». Потом была успешная инициатива Милены Авимской с «ON.Театром» на улице Жуковского, откуда вышло много режиссеров. И сейчас идут разговоры про то, чтобы построить отдельное здание для всех бездомных, «сирых и убогих». Но как по мне — к сожалению, это несбыточно.

Сколько на самом деле стоит один поход на спектакль?

Режиссер Семен Александровский рассуждает, почему бюджету выгодны частные театры

— Как, на ваш взгляд, власти города могли бы поддержать независимые театры Петербурга?

— В нашем спектакле по Довлатову есть такая реплика: «Что нужно сделать в первую очередь? В первую очередь нужно оцепить мосты, захватить вокзалы, блокировать почту и телеграф».

То, что я сейчас скажу, — будет «в молоко». Мне кажется, нужно делать спектакли, на которые хотят прийти зрители. А всё остальное — как приложится.

— Можно ли говорить о существовании конкуренции среди независимых театров или это пространство, где отсутствует соперничество?

— Я думаю, она присутствует, как и везде, но не является первостепенной. Потому что говорить, кто круче, а кто хуже, — это странно. Скорее, нужно больше говорить о взаимной поддержке.

При этом конкуренция, наверное, всё-таки есть. Сейчас театр FULCRO — выпускники мастерской Фильштинского — весьма успешно играют, на их спектакли не достать билеты. Соответственно, возникает вопрос: «Так, а как это у них получается?» В этом смысле конкуренция приводит к желанию сделать лучше самому, а не насыпать стекло в ботинки [сопернику].

— В вашей биографии десятки спектаклей, поставленных в разных городах России, а недавно вы дебютировали в качестве режиссера, сняв фильм по пьесе Дмитрия Данилова «Человек из Подольска». Почему вы решили экранизировать это произведение?

— Хочется больше рассказать не о том, что было, а о том, что будет. Мы только что закончили съемки еще одного фильма по другой пьесе этого драматурга — «Свидетельские показания».

У меня что-то соединилось с его творчеством. Честно говоря, даже помимо моей воли. Передо мной не стояло цели снять фильм, я не искал материал для его реализации. Просто всё совпало: изначально был спектакль «Человек из Подольска», который я поставил в театре Волкова в Ярославле. Его увидела продюсер Наталья Мокрицкая, и мы на банкете в тот же вечер вместе с автором пьесы Дмитрием Даниловым решили: почему бы не сделать фильм? Для меня как для пробы в кино это был логичный путь.

Мне кажется, что эта пьеса — редкий пример крутого текста и диалогов, которые очень точно ставят перед читателем и зрителем определенные вопросы о нашей стране и о том мире, в котором мы живем. О тех законах, которые всем известны, но как по ним жить — непонятно.

В этой истории мне также понравилось то, что она неоднозначна. Это подтверждает зрительская оценка фильма — я читал очень полярные точки зрения на счет него: и патриотические, и либеральные. Кино отзывается в разных людях. Главное в этом смысле — что отзывается.

— В этом году также вышел фильм Кирилла Серебренникова «Петровы в гриппе», где вы сыграли главную роль. Расскажите про опыт работы в этом проекте.

— Для меня, как для человека, который на тот момент не снимал фильмы, это была возможность подсмотреть очень крутой процесс создания кино. Получилось так, что, пока велись съемки «Петровых в гриппе», я параллельно готовился к съемкам «Человека из Подольска».

С Кириллом очень интересно работать, но, скажем так, непонятно. Потому что он математик, что ли, у него в голове — огромная картина происходящего на съемочной площадке и того, как это будет выглядеть в финальной версии. Когда мы снимали эту картину, я не мог, как он, представить, что получится в итоге.

Меня вдохновило участие в этом проекте. Это очень круто, когда все, кто задействован в съемках, — от простого рабочего до режиссера — включены в процесс и очень любят свою работу. Умение собрать правильную команду, заряженную на работу, — это уже успех.

— Кем вы все-таки себя ощущаете: театральным режиссером, кинорежиссером или актером?

— За последние пару лет у меня появилась еще одна роль — роль отца. И, наверное, она оказалась важнее всех остальных. В нее хочешь не хочешь приходится включаться больше, чем во все остальные.

А вообще, переключение из роли режиссера в роль актера и обратно — это очень полезно, потому что ты находишься в постоянном движении и не успеваешь застрять в чем-то одном. Мне кажется, очень важно менять свою деятельность. Я поставил 40 спектаклей, и в какой-то момент эта работа начала превращаться в рутину. А благодаря переключению на что-то другое я смог ее избежать.

— Вы упомянули о съемках нового фильма по пьесе «Свидетельские показания» Дмитрия Данилова. Расскажите о нем.

— Рабочее название фильма — «Похожий человек». Мы только что закончили его снимать за очень маленькие деньги. Это такой артхаус, черно-белое кино с классными артистами. Среди них, например, Виктория Исакова и Максим Виторган, а также Сергей Дрейден. А по сюжету это мистический детектив.

Я сам написал сценарий по мотивам пьесы Дмитрия Данилова, которая представляет собой десять монологов. Главного героя, который есть в фильме, в пьесе, по сути, нет, его пришлось полностью сочинять.

Думаю, это картина о скуке. О том, что, если тебе кажется, что в этом мире скучно жить и где-то будет интереснее — не знаю, после смерти, — это не так. Она о том, что нужно находить интерес в каждом дне. В метафизическом смысле это продолжение «Человека из Подольска» того же Данилова.

Съемки проходили в Петербурге и совсем чуть-чуть в Москве. Таких локаций, чтобы было понятно, что это Петербург, в фильме нет. Но все они неповторимы — их вряд ли можно найти в других городах России. Например, книжная ярмарка [в ДК имени] Крупской. Я вообще думал, что подобные мероприятия уже не проводят. Оказавшись там, ты будто проваливаешься в параллельную реальность. А так, преимущественно мы снимали на Васильевском острове.

Для меня было важно передать ощущение сплина и болота, а еще города писателей, в котором, например, жил Довлатов. В самой пьесе не прописана географическая привязка, но угадывалось, что это Москва. Мне же захотелось, чтобы это был Петербург.

Сейчас идет монтаж фильма. В следующем году, я думаю, мы покажем его зрителям.

Что еще почитать:

  • Большой драматический театр рассказал о возобновлении работы исторического здания на Фонтанке. Что известно о сроках его открытия после ремонта? Об этом читайте по этой ссылке.
  • В Петербурге раз в год можно пройти маршрут из повести «Старуха» Хармса. Автор спектакля-променада рассказывает, как появился проект и кто его делает.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь на «Бумагу» там, где вам удобно
Все тексты
Что смотреть в театрах Петербурга
В Петербурге объявили победителей премии «Золотой софит». Рассказываем, на какие спектакли обратить внимание
МДТ, БДТ и другие городские театры покажут восемь онлайн-спектаклей — это фестиваль «Петербургские театральные сезоны»
Кто получил петербургскую театральную премию для молодых «Прорыв»? Рассказываем о лауреатах
«Невидимый театр» Семена Серзина открывает собственную площадку на Кожевенной линии
В новом сезоне МДТ представит зрителям четыре премьеры. Их ставят Лев Додин, Борис Павлович и Яна Тумина 🎭
Четвертая волна коронавируса
За последний год в России умерли 2,4 миллиона человек. Это худший показатель смертности со времен войны
Оправдана ли паника из-за омикрон-штамма? Ирина Якутенко — о самом необычном варианте коронавируса
❗️ Роспотребнадзор ограничит срок действия ПЦР-теста 48 часами. Для приезжающих из стран, с которыми не возобновлено авиасообщение, введут двухнедельный карантин
Законы о QR-кодах в транспорте могут не успеть принять до Нового года, пишут «Ведомости». Предположительный срок — февраль
Спикер Госдумы открыл в телеграме комментарии под постом о QR-кодах — и получил больше 600 тысяч сообщений. О чем люди писали чаще всего?
Новый год — 2022
В Петербурге запустили почту Деда Мороза — письмо можно отправить в Великий Устюг. Как это работает?
12-метровая горка, карусель и маркет. Как этой зимой выглядит двор «Никольских рядов»
В Ленобласти можно бесплатно заготовить новогоднюю елку. Рассказываем как
В Петербурге запустили бота по поиску катков и лыжных трасс в каждом районе
Сколько потратят на украшение Петербурга к Новому году? А на главную ярмарку? Одна картинка
Как меняется Петербург
В Ломоносове появилось новое общественное пространство — на месте бывшего пустыря
В саду Дружбы закончились работы по благоустройству. Показываем, как изменилось общественное пространство
Ради строительства Большого Смоленского моста хотят снести восемь исторических домов. Что это за здания?
Смольный может построить велодорожку из Лахты до Смолячкова. На «технико-экономическое обоснование» проекта выделили 11 млн рублей
Новый мост через Неву свяжет два берега Невского и Красногвардейского районов. Что известно о разводной переправе и как она может выглядеть
Вакцинация от коронавируса
В Петербурге задержали четырех человек, организовавших бизнес по продаже поддельных QR-кодов. Позднее прокуратура отменила возбуждение уголовного дела
В Петербург поступила новая партия вакцины «Спутник V» — более 100 тысяч доз
Что известно про новый штамм коронавируса B.1.1.529? Насколько он опасен и заражен ли им кто-то в России?
В общественном транспорте Петербурга не будут вводить QR-коды. А что насчет такси?
В Ленобласти введут обязательную вакцинацию вслед за Петербургом. Рассказываем, кого она коснется
Коллеги «Бумаги»
Обвинительные клоны
Непрофессиональное заболевание
Как читать новости о ковиде?
Научпоп
В России вручили премию «За верность науке». Лучшим научно-просветительским проектом года стал Science Slam 🙌
Мы заполнили два вагона поезда Москва — Петербург молодыми учеными. Что было дальше?
«Мир знаний» — ежегодный фестиваль научного кино. Как он изменился и что покажут в этот раз
Фестиваль научных и исследовательских фильмов «Мир знаний» проведут в Петербурге с 1 по 6 декабря. Тема этого года — космос
Почему у облаков в Петербурге бывают ровные края? Мы узнали у популяризатора астрономии и синоптика. Обновлено
Подкасты «Бумаги»
Мы всегда онлайн! Не пора отдохнуть от интернета? В этом подкасте обсуждаем зависимость от соцсетей и диджитал-детокс
Как большие данные изменили науку? В этом подкасте слушайте, что можно узнать о соцсетях, дружбе и неравенстве благодаря big data
Как понять, что вы живете в гетто? Слушайте лекцию о том, почему происходит сегрегация в городах
Зимовка в теплой стране — это дорого и сложно? А что с границами? В этом подкасте планируем побег от холодов
Нанохлеб, «графеновики» и 3D-печать домов: в этом подкасте обсуждаем новые материалы и придумываем, что взять с собой в постапокалипсис
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.