3 августа 2020

Сколько на самом деле стоит один поход на спектакль? Режиссер Семен Александровский рассуждает, почему бюджету выгодны частные театры

Что произошло: в июле более 20 независимых театров Петербурга не получили господдержку после пандемии. Это, например, театры post, «АХЕ», Karlsson Haus, «Этюд-театр». Теперь некоторым из них грозит закрытие.

При этом десятки миллионов рублей достались патриотическим фестивалям, в частности малоизвестной «Петербургской МОРОСИ», что вызвало возмущение культурного сообщества и подозрения в коррупции, которые, правда, пока не подтвердились.

В этом материале Семен Александровский, режиссер и основатель независимого «Pop-up театра», который пять лет работает без бюджетных денег, предлагает посмотреть на работу театров через экономику и объясняет, почему независимые театры не только принципиально важны для развития культуры, но и выгодны городу.

Семен Александровский

Основатель независимого «Pop-up театра»

— Для начала давайте разберемся, должен ли город в принципе выделять деньги на театры.

Чтобы не утонуть в разговорах о ценности культуры для нации, сразу обратимся к исследованиям экономистов. Александр Аузан, декан экономического факультета МГУ, изучая развивающиеся экономики, обнаружил прямое влияние культурного разнообразия на индекс социального доверия в обществе.

А чем выше социальное доверие, тем больше уверенность в будущем, тем охотнее граждане берут ссуды, развивают бизнес, вкладывают в недвижимость и так далее. (Еще, кстати, есть прямая корреляция между уровнем социального доверия и высотой заборов — а Россия, увы, страна очень высоких заборов.) Таким образом, развитие культуры в городе тесно связано с развитием экономики и благополучием граждан.

Дорого ли провести выставку Захи Хадид в Эрмитаже или привезти постановку Хайнера Геббельса на фестиваль? Да, наверное, это гораздо дороже, чем условная выставка условного клуба «Благородный Витязь» — и именно для этого существуют экспертные сообщества, которые наравне с экономическими факторами оценивают художественную ценность события.

Но давайте попробуем вывести за скобки вопрос художественной ценности и оценить эффективность театра и расходования бюджетных средств. Это можно сделать, посчитав, сколько стоит один контакт со зрителем в отдельно взятом театре.

Именно такой подсчет произвел в свое время московский департамент культуры. Выяснилось, что для того, чтобы гражданин Икс посмотрел в государственном театре спектакль по билету за 1 тысячу рублей, город должен накинуть на этот билет от 5 до 12 тысяч рублей (на зарплаты, коммунальные платежи и пр.). На один билет, Карл! При этом финансирование государственных театров и музеев вопросов вроде бы не вызывает.

Закономерно встает вопрос и о дополнительных критериях: какие отзывы оставляют зрители, что о театре пишут в прессе, в каких фестивалях участвуют его спектакли и так далее.

Независимые театры Петербурга создают тысячи контактов со зрителем. Они участвуют в фестивалях, включая национальные, привозят награды. Об их спектаклях пишут в том числе федеральные издания, снимают передачи для ТВ, по ним защищают дипломы и пишут диссертации студенты художественных и экономических факультетов, зрители оставляют отзывы в сети.

Получается, что независимые театры не меньше, а иногда и больше делают для развития культуры в городе и повышения индекса социального доверия горожан, который, в свою очередь, улучшает их уровень жизни и повышает благосостояния города в целом. И это не стоит городскому бюджету ни единого рубля.

А теперь, наконец, перейдем к удивительному эпизоду распределения денег петербургским комитетом по культуре.

Я руковожу независимым «Pop-up театром» в течении пяти лет — и ни разу не подавался на субсидии. Не потому, что без грантовых поддержек мы можем сделать больше для культуры Петербурга и его горожан, а потому, что меня категорически не устраивает:

  1. отсутствие обоснованных критериев отбора;
  2. непрозрачность механизмов принятия решений;
  3. оскорбительно несимметричная поддержка разных проектов вне оценки их эффективности и художественной ценности.

Несмотря на всё вышеописанное, если мне лично предложат выбор: накидывать по 10 тысяч рублей за один контакт со зрителем в «Русской антрепризе» или «Pop-up театре», я выберу третье — отдать эти деньги в детскую больницу — и буду делать театр как раньше, без поддержки городского бюджета.

Но поскольку мне такой выбор никто не предоставляет, я бы хотел, адекватного и транспарентного распределения бюджета на культуру с открытым сравнением художественной ценности и экономической целесообразности поддержки фестиваля «Петербургская МОРОСЬ» за 7 миллионов рублей и детских театров «Кукольный формат» и Karlsson Haus с поддержкой в ноль рублей.


Другие ссылки по теме:

  1. Материал «Бумаги» о распределении субсидий в области культуры и будущем независимых театров | paperpaper.ru
  2. Эфир «Эха Москвы в Петербурге» «Почему независимые театры остались без денег» | youtube.com
  3. Текст «Новой газеты» о финансировании независимых театров | novayagazeta.ru
  4. Колонка Марины Дмитриевской о поддержке негосударственных театров Петербурга | ptj.spb.ru
  5. Колонка Жанны Зарецкой о распределении субсидий в этом году | oteatre.info
  6. Пост депутата Бориса Вишневского о возможной связи распределения средств и «депутатских поправок» | facebook.com

Фото на обложке: Sergey Neon

Бумага
Авторы: Бумага
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Что смотреть в театрах Петербурга
«Это ответ на вопрос „Что я делал эти 8 лет?“». Директор фестиваля «Точка доступа» — о его закрытии
Путин предложил воссоздать Дирекцию императорских театров, объединив Мариинку и Большой
Петербургский театр Fulcro объявил о переходе в диджитал-формат. Что с проектом будет дальше?
Моника Беллуччи прилетит в Петербург и сыграет в спектакле на сцене Александринского театра
«Мастерская» транслирует «Щелкунчика» — для детей, которым нельзя в театры из-за COVID-ограничений 🎭
Свободу Саше Скочиленко
Сашу Скочиленко оставили в СИЗО, несмотря на заболевания и петицию с 135 тысячами подписей. Главное про апелляцию
«Наши солдаты не допустили бы бомбардировки мирных гражданских объектов». Допрос пенсионерки, которая написала донос на Сашу Скочиленко
Сашу Скочиленко, арестованную по делу о «фейках» про ВС РФ, перевели в новую камеру и обеспечили безглютеновым питанием
Что известно о травле Саши Скочиленко в СИЗО. Ее девушка узнала о запрете открывать холодильник и требованиях ежедневно стирать одежду
«У меня уже отняли семью. Что мне теперь терять?». Девушка Саши Скочиленко — о жизни после ее задержания и проблемах с передачами
Военные действия России в Украине
Взаимные обвинения в обстрелах, санкции против граждан США и интервью Зеленского. Главное к 21 мая
Удар по школе в Северодонецке и дворцу культуры в Харьковской области, расследование убийств в Буче и сведения о потерях российской армии. Главное к 20 мая
Власти Ленобласти заявили еще об одном погибшем в Украине военнослужащем — Илье Филатове
Россия ответит «сюрпризом» на заявку Финляндии на вступление в НАТО, Минобороны РФ заявляет о тысяче военных, сдавшихся в плен на «Азовстали». Главное к 18 мая
Вывоз военных из «Азовстали», пауза в переговорах и отказ Финляндии платить за газ в рублях. Главное к 17 мая
Экономический кризис — 2022
Почему в магазинах снова есть импортные прокладки, сахар и гречка, хотя все говорили о дефиците?
Cropp теперь CR, а Reserved — RE. Как выглядят петербургские магазины одежды после «санкционного» ребрендинга
Доллар упал ниже 60 рублей, но курсы в банках отличаются от биржевого. Что нужно знать?
Власти Петербурга заявили, что городской бюджет по доходам исполнен почти на 50 %. Что это значит?
Bloomberg: ВВП России снизится на 12% в 2022 году. Это будет самый большой спад с 1994 года
Давление на свободу слова
Журналистка Мария Пономаренко дала интервью проекту «Север. Реалии». Она рассказала о своем деле, суде и пребывании в СИЗО
Четыре дела о реабилитации нацизма прекращены в Петербурге. У них истек срок давности
«Мне слишком дорого далась эта работа». Сотрудники российских независимых СМИ о военной цензуре и блокировках
«При молчании происходит всё самое страшное». Петербургская художница Елена Осипова — о нападениях во время антивоенных акций и реакции окружающих
Как писать письма в СИЗО? Рассказывает адвокат задержанной по делу о фейках об армии России Ольги Смирновой
Хорошие новости
Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
В Петербурге в 2022 году обустроят более девяти километров велодорожек
Подкасты «Бумаги»
Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.