26 марта 2022

«Это ответ на вопрос „Что я делал эти 8 лет?“». Директор фестиваля «Точка доступа» — о его закрытии

Международный театральный фестиваль «Точка доступа» объявил о своем закрытии. С 2015 года он проходил в Петербурге летом: проекты показывали в аудитории вуза, на палубе водного трамвая и уборной отеля.

Директор фестиваля Филипп Вулах рассказал «Бумаге», как принималось решение о закрытии, какие планы у «Точки доступа» на 2022 год и что происходит с театральным Петербургом после начала военных действий в Украине.

Филипп Вулах

Директор Международного Летнего фестиваля искусств «Точка доступа»

Как и почему решили закрыть фестиваль?

— Каждый год с 2015-го мы взвешивали силы, мужество и ресурсы, чтобы решить, хватает ли их на «Точку доступа». Любой независимый фестиваль в России последних лет, как и, похоже, вообще любая автономность, — это закаливающие риски. 25 февраля мы признали, что больше не можем проводить фестиваль так, чтобы гарантировать безопасность участников, зрителей и организаторов.

И деньги: чтобы проводить такой фестиваль, нужно серьезное финансирование. В 2022 году их нет. Платить нечем даже художникам.

— «Точка доступа» — международный фестиваль. Каждый раз вы привозили в Петербург режиссеров и художников из других стран. Какие были планы на 2022-й?

— Много лет мы готовили проект, который должен был состояться на приграничных территориях России и Евросоюза — одновременно в Ивангороде и эстонской Нарве. В прошлом году мы провели лабораторию в Ивангороде. Ею руководил итальянский художник, режиссер и философ Джан-Мария Тозатти, теперь он худрук Римской Квадриеннале. Нам удалось привезти его в Россию даже во время коронавирусных ограничений — это была большая удача. Но, после того, как режиссер оказался в Ивангороде, пограничные службы выдворили его из региона. В 2022 году стало понятно, что фестиваль не сможет привезти художника повторно, а реализовать проект без автора — абсолютно невозможно.

Кроме того, в мае 2022 года к нам должен был приехать немецкий режиссер Хайнер Геббельс. Хайнер написал, что приехать не сможет, и я понимаю его. В его письме было много теплоты, а также слова о том, что судя по ужасу, который происходит прямо сейчас, хорошие времена наступят скоро. Осталось их дождаться.

— Что сейчас происходит с командой «Точки доступа»?

— Нам пришлось разойтись. Наш фестиваль был инициативой некоммерческой и негосударственной. Принимая решение о закрытии, мы посоветовались друг с другом и всё. Решение было принято единогласно.

— Какова вероятность, что вы продолжите делать фестиваль, но уже вне России?

— Сейчас время, когда строить планы более чем наивно. Думаю, стоит замереть и тогда, возможно, появятся ответы. Мы предпринимали попытки спасти фестиваль каждый год. В этот раз у нас просто не получилось.

— Как после событий 24 февраля изменился театральный Петербург и что с ним будет дальше?

— Мысли две, простые. Первая — многие уехали. Вторая — все напуганы. Есть ли будущее? Как говорит моя мама, «завтра наступает, даже если ты крепко спишь». Через некоторое время цензурные заявления станут более жестко и четко оформленными. И может быть — как же это дико звучит! — эти новые ограничения дадут новый импульс, как бы сопротивлении.

Музыку писали и в 30-е, с оглядкой на политическую ситуацию. Сравнение горькое, но что еще остается. Это то, чего не будет на «Точке доступа». Если однажды мы увидим, как обеспечить свободу высказывания в новых обстоятельствах, это будет какая-то новая страница. Но, похоже, это будет уже совсем другой проект.

 Как отреагировали на закрытие фестиваля зрители и подписчики?

— Столько писем, важных слов. Кажется, что восемь лет мы делали действительно важное дело. Возможно, это мой себе ответ на тот самый вопрос «Что я делал все эти 8 лет».

В изначальной концепции «Точки доступа» лежит попытка делать театр всюду — такая эмансипационная идея. То, что раньше казалось нам и зрителям нереализуемым и нереальным, сейчас стало частью культурной повседневности. Может, «Точка доступа» успела выполнить свое предназначение. Мы превратили самые авангардные эксперименты в привычную часть театрального ландшафта.

— Как боевые действия в Украине повлияют на искусство и культуру России?

— Вопрос культурных ограничений — это лишь часть проблем, которые нам принесла война. Коллективная вина и стыд, которые добираются до всех здравомыслящих людей в России, — это та травма, с которой нам теперь жить, её рефлексировать и однажды лечить. И общественной дискуссией и искусством.

Фото на обложке: спектакль «Прощай!» из программы «Точки доступа» в 2019 году

Что еще почитать:

  • Проект о Северной Корее и симулятор российской школы. Как в 2021 году проходил последний фестиваль «Точка доступа».
  • В туалете петербургского отеля покажут оперу. Режиссер рассказывает, зачем исполнять арии в уборной и как это связано с феминизмом

Бумага
Авторы: Бумага
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Что смотреть в театрах Петербурга
Путин предложил воссоздать Дирекцию императорских театров, объединив Мариинку и Большой
Петербургский театр Fulcro объявил о переходе в диджитал-формат. Что с проектом будет дальше?
Моника Беллуччи прилетит в Петербург и сыграет в спектакле на сцене Александринского театра
«Мастерская» транслирует «Щелкунчика» — для детей, которым нельзя в театры из-за COVID-ограничений 🎭
В Петербурге поставили детский recycle-спектакль. Куклы и декорации в нем из вторсырья
Свободу Саше Скочиленко
Как помыться из бутылки за 6 минут и погулять в помещении 2х5 метров? Саша Скочиленко — о месяце в СИЗО
Адвокат: Саша Скочиленко испытывает сильные боли в сердце и животе. Она жалуется на условия для прогулок и несоблюдение безглютеновой диеты
Адвокат: Сашу Скочиленко запирали в камере-«стакане», у нее продолжают болеть живот и сердце
«Я очень обеспокоена ее самочувствием». Адвокат Саши Скочиленко — о состоянии подзащитной в СИЗО
Саша Скочиленко остается в СИЗО. Суд продлил ее арест еще на один месяц
Военные действия России в Украине
Организаторы выставки «Мариуполь — борьба за русский мир» заявили о ее срыве, обвинив в этом местную чиновницу. Теперь в районном паблике пишут, что она «предатель»
Роспотребнадзор: в Петербурге не выявлены случаи заражения холерой. Ранее власти говорили о риске завоза заболевания
«Звук от фейерверков многих напугал». Школьников из Мариуполя пригласили на «Алые паруса» — вот их реакция
Как получить украинскую визу в Петербурге? Подробности от МИД
«Все мы — милитаристы и имперцы». Директор Эрмитажа Михаил Пиотровский дал интервью «Российской газете»
Экономический кризис — 2022
«Там была буквально битва». «Бумага» нашла петербуржца, который нанял сотрудника IKEA для покупки мебели на закрытой распродаже. Вот его рассказ
Что для России значит «символический» дефолт? Объясняет декан факультета экономики ЕУ СПб
Петербуржцы ищут в соцсетях сотрудников IKEA — чтобы купить мебель и другие товары на закрытой распродаже
Сравнивают себя с Рейхсбанком и спасают россиян. Что мы узнали из текста «Медузы» о работе Центробанка в военное время
В Петербурге повышают доход депутатов, чиновников и губернатора. На это уйдет 697 млн рублей из бюджета
Давление на свободу слова
«Бумага» улучшила свой VPN: можно заходить на российские госсервисы из-за границы 💚
«Дочь сказала, что ей больше не нравятся полицейские». Директор «ПЕН-клуба» в Петербурге — о задержании за дискредитацию армии на выходе из поликлиники
Запрет Facebook и Instagram за «экстремистскую деятельность» вступил в силу. Чего опасаться?
«Ты не Петр I, ты Адольф II». Как Петербург протестовал в День России — с плакатами, самолетиками и пластилиновыми птицами
Школы и детские сады Петербурга готовятся ко Дню России. Дети танцуют под Газманова, рисуют триколоры и клеят на окна изображения голубей
Хорошие новости
«Скучно стало, и поехал спонтанно». Житель Мурина второй месяц едет на самокате из Петербурга во Владивосток
Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
Подкасты «Бумаги»
Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
Деятели искусства рекомендуют
«В Петербурге нет ни одного спектакля, где столько крутых мальчиков-артистов». Актриса МДТ Анна Завтур — о «Бесах» в Городском театре
«Верните мне мой 2007-й». Актер театра Fulcro Никита Гольдман-Кох — о любимых спектаклях в БДТ
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.