Что значит «партнерский материал»
Меткой «Партнерский материал» отмечена наша нативная реклама. Это журналистские тексты, которые редакция «Бумаги» подготовила при спонсорской поддержке. Наши партнеры помогают выпускать материалы на темы, которые им кажутся важными. Например, компании, разделяющие ценности здорового образа жизни, могут поддержать публикации о любительском спорте, вузы и технологические компании — рубрику о науке, а петербургские бренды — истории о городских героях.
Сделать спецпроект с «Бумагой»

«На этой площади можно разместить население небольшого города». Проектировщик «Лахта Центра» — о том, как создавали облик небоскреба

Возведением «Лахта Центра» занималось больше 20 тысяч человек из 18 стран мира.


К 8 марта «Бумага» поговорила с тремя женщинами, которые участвовали в строительстве небоскреба и зданий вокруг него. Они рассказывают, каково работать над проектом самого высокого здания Петербурга и сталкивались ли они со стереотипами, что строительство — это не женская работа.

Юлия Гуляк присоединилась к строительству «Лахта Центра» в то время, когда небоскреб еще планировали возвести на Охте. Она руководила проектированием здания, а сейчас работает над отделкой и благоустройством комплекса.

В партнерском материале с «Лахта Центром» Юлия рассказывает, чем проектирование небоскреба напоминает ремонт дома, с какими стереотипами на стройке сталкиваются женщины-архитекторы и как она реагировала на критику здания.

Как вы попали на эту работу

— В моей семье все строители, и я даже не рассматривала другую профессию. Училась в Магнитогорске, а в 2006 году переехала в Петербург. К этому времени я поучаствовала во многих крупных проектах, среди которых были жилые комплексы, торговые центры.

На работу в «Лахта Центр» я пришла по объявлению. Увидела вакансию в интернете. В ней не был указан работодатель, но была информация о том, что это высотное здание на Свердловской набережной (до 2010 года небоскреб планировали построить в районе Малой Охты — прим. «Бумаги»). Конечно же, я сразу поняла, что это башня «Газпрома», потому что других проектов такой высоты в городе не планировалось.

Я следила за архитектурным конкурсом. С профессиональной точки зрения мне было жаль, что такой знаковый проект проходит мимо меня. Поэтому решила пойти на собеседование. На встрече руководитель целый час рассказывал, как будет сложно, но я не испугалась, прошла собеседование, и меня позвали на работу.

В первые дни работы меня очень впечатлили люди из команды. Даже развился комплекс неполноценности: мне казалось, что все здесь такие умные, красивые, невероятные — думала, не смогу. Но в итоге смогла.

Каково участвовать в строительстве небоскреба

юлия гуляк

Начальник управления по проектированию «Лахта Центра»

— На первых этапах проекта у нас было много творческих задач. Архитектурную концепцию нужно было положить на бумагу: подготовить задание на проектирование, выбрать оптимальные планировочные решения.

Сейчас мы работаем над теми вещами, которые помогут закончить строительство: дизайн интерьеров, отделочные материалы. Например, иногда приходится обсуждать и угол стыковки плинтуса, и виды герметика. В масштабе такого здания это кажется не очень значительным, но из таких мелочей тоже складывается общее восприятие комплекса.

Мне кажется, люди не всегда понимают, чем занимаются сотрудники со стороны заказчика, связанные с проектированием. Я объясняю, что это похоже на ремонт дома: вы обсуждаете с рабочими, на какой высоте должны быть выключатели, какую плитку выбрать, какой будет высота потолка, как лучше закрепить шторы и какие купить светильники. Только в нашем случае это не одна квартира, а огромный комплекс со сложной архитектурой.

И выбор решений соответствующий: как будет выглядеть подсветка здания в разное время года, в разную погоду, в будни или праздники; какой материал выбрать для фасадов планетария, как организовать логистику, чтобы сотрудники офисов, посетители открытых пространств и персонал не мешали друг другу.

Основная задача, которую я вижу перед собой как проектировщик, — вовремя перестать вносить изменения. Потому что как только ты меняешь, например, местоположение одной розетки, дополнительная работа появляется у сметчиков, электриков, сантехников и строителей. Любое маленькое изменение влечет за собой круг дополнительной работы. И важно, чтобы этот круг не был бесконечным.

Вторая задача — согласование всех решений в смежных отделах. Архитекторы хотят одного, конструкторы — другого, иногда их желания могут противоречить друг другу. Нужны люди, которые бы взяли на себя ответственность за принятие решений, чтобы этот пазл не развалился.

В чем особенности работы на стройке

— Раньше с нами в группе работали мужчины-архитекторы, но в итоге остались одни женщины. Однако вообще на стройке мужчин работает больше, поэтому я постоянно сталкиваюсь со стереотипами.

Была такая ситуация: мы обсуждали цвет стен в планетарии с женщиной-архитектором из нашего отдела и мужчиной — представителем подрядчика. Архитектор сказала, что нужен определенный оттенок, а представитель подрядчика посчитал, что это женский каприз, потому что все представленные цвета, на его взгляд, были одинаковые. Но мы точно знаем, что в завершенном интерьере такая, на первый взгляд незначительная, деталь будет существенно влиять на восприятие.

Что о вашей работе говорят окружающие

— В то время, когда проект еще планировался на Охте, часто приходилось слышать, что построить такой объект в Петербурге могут только люди, которые не любят город. Это было очень обидно. Я знаю и люблю Петербург не меньше, чем многие коренные жители.

Сейчас, когда башня построена в Лахте, все говорят, как органично она вписалась [в панораму города]. Часто, когда еду на работу, смотрю на нее: вчера она была в тумане, сегодня отражает закат. Она же красавица!

Три факта о «Лахта Центре», которые знают только специалисты

  • Площадь комплекса — 400 тысяч квадратных метров. На этой площади можно разместить небольшой европейский город.
  • Когда мы сдавали проект в Главгосэкспертизу, объем документации ставил 600 томов. Для доставки проекта в Москву нужна была грузовая машина. Теперь документы принимают уже в электронном виде.
  • В строительстве небоскреба участвовали люди из многих стран, поэтому нам проводили тренинги по межкультурным отношениям, чтобы мы могли найти общий язык. Я люблю приводить в пример Вавилонскую башню. Только там не смогли договориться, а мы смогли — и построили это здание.
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.