6 октября 2020

Финн Юри Хоффрен — о русской спонтанности, книгах Гоголя и финской сауне в Петербурге

Юри Хоффрен родился в городе Куопио в Восточной Финляндии. Еще в школе он начал учить русский язык, в 2017-м приехал по обмену в Петербург, а затем окончательно перебрался в Россию. Сейчас он учится в магистратуре СПбГУ и планирует устроиться на работу.

Юри рассказывает, чем ему нравится высшее образование в России, как жизнь в Петербурге изменила его взгляд на родную страну и почему он не смог найти здесь настоящую финскую сауну.

Родной город: Куопио

Род деятельности: студент

В Петербурге: 2 года


— Мое знакомство с Россией состоялось еще в детстве. Тогда я побывал в Карелии, а в 16 или 17 лет посетил Питер. Этот город оставил приятные впечатления, но я не предполагал, что когда-нибудь сюда перееду.

Русский язык я учил со школы. В Куопио много русских туристов и тех, кто переехал из России. Мне нравилось, как звучит их речь, и хотелось знать, о чем они говорят.

На занятиях я мало что понимал, хотя предмет был мне интересен. Однажды учительница сказала, что я не достиг в нем особых успехов. Для меня это стало большой мотивацией, и я поставил себе цель поступить на факультет русского языка университета Восточной Финляндии. Полгода я готовился к вступительному экзамену: учил правила, слушал музыку, читал книги. В конце концов я добился того, к чему стремился.

В вузе нам предложили поехать по обмену в другие страны, среди которых была и Россия. Я подумал, что это будет полезно. Родители поддержали идею, понимая, что учеба за рубежом — это ценный опыт. Друзьям мои планы показались странными: у них было не очень хорошее мнение о России, основанное только на том, что они прочитали в интернете.

Перед началом учебного года всех студентов нашего факультета отправили на лето в Тверь, чтобы мы погрузились в русскоязычную среду. Это было обязательной частью обучения. Там мы посещали занятия по русскому в местном университете, в свободное время я ходил в православный молодежный клуб. Здесь произошло мое первое общение с местными. Я думал, что мне будет сложно с ними познакомиться, потому что я иностранец, однако никто не понял, что я из другой страны. Русские оказались открытыми и дружелюбными, и с ними было легко наладить контакт.

Вскоре я приехал в Питер, где меня ждал год учебы на журфаке СПбГУ. Мне дали специальное общежитие для студентов по обмену. Там были хорошие условия, и нам даже не надо было мыть пол на кухне и в ванной. Помню, как по субботам в 8 утра к нам приходила уборщица и громко возмущалась, что у нас грязно. Я не понимал, почему именно в это время?

В университете я мог выбрать любые занятия в расписании факультета, поэтому часто приходил в незнакомую группу. Многие думали, что я русский, но когда узнавали, откуда я на самом деле, мне снова и снова приходилось объяснять, почему я приехал в Россию и решил изучать этот предмет. Так уже через месяц у меня появилось много друзей, и я больше не чувствовал себя одиноко.

Я был доволен тем, как проходят занятия. В Финляндии мы лишь посещаем лекции, сдаем экзамены и в конце обучения пишем выпускную работу. А в России еще нужно выступать с докладами и делать курсовые. Также здесь можно участвовать в конференциях. Я думаю, что это гораздо интереснее. Еще здесь отчисляют, если ты не сдал экзамены, — на моей родине такого нет, и некоторые учатся в вузе долгие годы.

Мне было сложно привыкнуть к тому, как здесь принято обращаться к преподавателям, и я до сих пор с трудом запоминаю их имена и отчества. В Финляндии можно на лестнице сказать любому преподавателю: «Привет! Как дела?», а в России такое недопустимо. Из-за подобных различий в этикете я несколько раз попадал в неловкое положение. Например, общался на «ты» с отцом Игорем в Казанском соборе. Он не сделал мне замечания, и только позднее я узнал о своей ошибке.

Когда пришло время возвращаться в Финляндию, мне не захотелось покидать Петербург. Я чувствовал, что это то место, где я хочу жить, и у меня оставалось много планов, которые я здесь не успел осуществить. К тому же у меня появилась девушка. Я решил, что нужно обязательно вернуться в Петербург и через год попробовать поступить здесь в магистратуру.

В течение следующего года я часто ездил в любимый город, чтобы увидеться с девушкой, а прошлым летом мы поженились. Сейчас я учусь рекламе и связям с общественностью в СПбГУ. Мне снова дали общежитие, но уже обычное, и оно мне совсем не понравилось: там была старая мебель и очень грязно. Поэтому, когда появилась возможность снимать квартиру с женой, я сразу оттуда выселился.

Я чувствую себя в России комфортно, мне близка местная культура. Я часто посещаю театры и музеи, которые, в отличие от Финляндии, здесь доступны и студентам. Люблю смотреть советские и российские фильмы. Больше всего мне нравятся картины Алексея Попогребского. Мои любимые произведения русской литературы — «Шинель» и «Ревизор» Гоголя. У него интересный юмор.

Теперь, когда я приезжаю в Финляндию, смотрю на нее новым взглядом. Еще недавно я особо не задумывался об экологии: привык к чистой природе и сортировке мусора, который потом идет в переработку. В России с этим хуже, и когда я бываю в Финляндии, замечаю, как там заботятся об окружающей среде.

Фото: Егор Цветков / «Бумага»

Чему вас научила Россия?

Тому, что не нужно ничего планировать заранее. Финны знают, что будут делать в ближайшие две недели. Мне тоже нравилось иметь такой план, но в России я понял, что он бесполезен: здесь всё быстро меняется. Тут друзья не назначают встречи за две недели, а часто зовут куда-то в тот же день или на следующий. Мне нравится эта спонтанность.

Также жизнь в России научила меня находить компромиссы. Есть вещи, которые финны привыкли делать по-своему, а русские — по-своему. Например, это касается заданий в университете. Там мы часто работаем в группе над проектом, и я не всегда согласен с тем, как предлагают его сделать русские ребята, потому что в Финляндии для этого используются другие подходы. Тогда мы ищем решения, которые подойдут всем.

Кто сыграл для вас важную роль?

Мне помогли друзья, которые меня поддерживали в мой первый год в России. Со многими из них я общаюсь и сейчас. Не менее важную роль в моей адаптации сыграла жена.

Что бы вы хотели перенести из своей страны в Россию?

С самых первых месяцев жизни в Петербурге мне не хватает финской сауны. Я несколько раз посещал здесь сауны, которые называются финскими, но они совсем не похожи на то, к чему я привык. Однажды, когда я был в такой сауне и начал наливать воду в печку, чтобы появился пар, на меня накричали и сказали, что в Финляндии так не делают. Я не стал говорить, что я финн и что это неправда, но понял, что вряд ли в Петербурге найду то, что искал.

Также я скучаю по финской еде. В Финляндии более качественное мясо, особенно сосиски и колбаса. А в России туда добавляют много химикатов. Меня не очень устраивают молочные продукты здесь, часто в них кладут много сахара. В моей родной стране они более натуральные. Еще в Финляндии есть свой напиток, похожий на кефир, — пиима. Тут я такого не видел.

Пять находок в Петербурге

  1. Итальянский ресторан La Celletta
    Здесь работают итальянцы и готовят самую вкусную пиццу и джелато, которые я пробовал в городе. После итальянского обычное мороженое мне кажется невкусным.
  2. Пляж у Финского залива на Васильевском острове
    Мое общежитие было рядом с Финским заливом, и я часто гулял по его берегу в свой первый год жизни в Петербурге. Тут красивый вид, можно отвлечься от дел и подумать о чем-то хорошем.
  3. Охтинская плотина
    Это тихое место, где можно забыть, что ты в Питере. Сюда приходит мало людей. Здесь я люблю кататься на велосипеде.
  4. Этнографический музей
    В этом музее можно узнать, как живут разные народы, и много нового о культуре России.
  5. Смоленское православное кладбище
    Это старое кладбище, и здесь большинству могил уже немало лет. Мне нравится атмосфера этого места и что тут можно гулять почти в одиночестве.

    Зачем вы здесь?

    Я здесь учусь. После выпуска я сделаю всё возможное, чтобы найти в Петербурге работу и остаться тут. Если мне это не удастся, то мы с женой уедем в Финляндию. Однако надеюсь, что всё сложится так, как я задумал. Мой дом теперь в России.


      «Бумага» регулярно публикует истории об иностранцах. Чем Петербург привлекает и отталкивает приезжих, чему учит Россия и зачем вообще приезжать в незнакомый город — бизнесмены, студенты, ученые и рестораторы из разных стран рассказывают о своем опыте и взглядах на петербургскую жизнь. Все тексты рубрики читайте здесь.

      Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.
      Экспаты
      Болгарин Делян Балев — о дисциплинированности русских, плюсах петербургской погоды и пробежках в парке 300-летия
      Австралиец Али Шейх — о мультикультурности Петербурга, бизнесе в России и оттенках серого неба
      Кореец Кимин Ким — о балетной карьере в Мариинском театре, отношениях с петербургскими зрителями и любимом десерте
      Индонезийка Деви Инда Курниасих — об угрюмости петербуржцев, военных праздниках и холодной зиме
      Иранец Сина Норузпур — о нелюбви русских к спорам, красоте петербургского метро и тишине на улицах
      Вакцинация от коронавируса
      Я сделал прививку «Спутник V». Дневник вакцинировавшегося от коронавируса в Петербурге
      Путин поручил со следующей недели начать массовую вакцинацию россиян от коронавируса
      В Петербург доставили 20 тысяч доз вакцины «Спутник V»
      Вакцина Pfizer от коронавируса может не появиться в России в 2021 году
      В Петербурге сложно записаться на вакцинацию от коронавируса из-за ограниченного числа прививок. Новую партию «Спутника V» ожидают до середины января
      Вторая волна коронавируса
      Я сделал прививку «Спутник V». Дневник вакцинировавшегося от коронавируса в Петербурге
      Рестораны Петербурга потеряли более трети доходов в новогодние каникулы, выяснили «Сбербанк» и «Тинькофф»
      Петербург не готов к снятию ограничений по COVID-19, говорят в Роспотребнадзоре. Стоит ли ужесточать правила, решат в течение двух недель
      Как растет число заболевших и умерших из-за коронавируса в Петербурге — показываем на графиках
      Театрам в Петербурге разрешили работать с заполняемостью в 50 %
      Коллеги «Бумаги»
      О народе в Ленинградской области, которого «как бы и нет»
      Как коронавирус шел по системе ФСИН — исследование «Зоны права»
      Говорят, все уходят из WhatsApp в Signal и Telegram из-за проблем с конфиденциальностью данных
      Подкасты «Бумаги»
      Слушайте семь подкастов «Бумаги» за 2020 год. В них говорим о дружбе, ЛГБТ, путешествиях по России и медицине
      Устали от работы? Послушайте деловые советы от Директора Всего — музыкант в образе занятого бизнес-коуча знает, как повысить KPI
      Могут ли жуки жить десятки лет и как вылечить укус комара с помощью наночастиц? В этом подкасте обсуждаем насекомых 🐞
      «Чем больше ИИ входит в нашу жизнь — тем больше заблуждений». В этом подкасте говорим про нейросети с Александром Крайновым
      Как пандемия сказалась на малом бизнесе, доходах и безработице и когда восстановится экономика? Интервью Ирины Шихман и экономиста Антона Табаха про эпоху «постковида»
      Утрата памятников архитектуры
      Суд отказался отзывать разрешение на перестройку дома Басевича. Активисты считают, что иск подал человек, связанный с застройщиком
      В Ленобласти произошел пожар в усадьбе Пименовых-Шараповых, построенной в XIX веке. Пострадавших нет
      Закс принял закон, запрещающий демонтировать дореволюционные и советские вывески. Ранее в городе демонтировали десятки старых указателей
      Из дач Кирхнера и Кинга в Зеленогорске намерены сделать пространство с гостиницей и туристическими объектами
      В Петербурге на Воронежской улице снесли историческое здание. В феврале активисты добились отмены разрешения КГИОП на его снос

      Спасибо!

      Теперь редакторы в курсе.