8 февраля 2022

Как работать в кайф, если ты реаниматолог? Сотрудник Покровской больницы — о дежурствах в «красной зоне», хорошем сне и походах

Анар Басанов работает реаниматологом в Покровский больнице. Сейчас он вместе с коллегами лечит пациентов с тяжелым течением COVID-19. Свою работу Анар любит за высокие к ней требования: пациентов в реанимации меньше, чем в обычном отделении, но внимания им нужно намного больше.

«Бумага» поговорила с реаниматологом о дежурствах по 24 часа, необходимости сообщать родственникам о смерти пациентов и его любви к скалолазанию, которая помогает переключиться. А еще мы сфотографировали Анара во время работы в «красной зоне» через Zoom.

Как решать рабочие проблемы, которые не дают жить? ✅

Подписывайтесь на рассылку «Бумаги» «Когда работа в кайф»

Фото: Мария Слепкова / «Бумага»

Работа: реаниматолог

На этой работе: 1,5 года

График: сменный


— В 2019 году я окончил медицинский вуз в Иркутске и поступил в ординатуру в центре Алмазова в Петербурге.

Раньше ординаторы могли работать только медбратьями или медсестрами, но в связи с ковидом появилась уникальная возможность быть полноценным врачом-стажером — правда, при соблюдении некоторых правил. Например, нельзя, чтобы стажер оставался на смене один. В Америке это называется shadowing, то есть ты, как тень, ходишь за разными специалистами, помогаешь им и учишься.

В ординатуре я занимался и реаниматологией, и анестезиологией. Дальше я выбрал для себя реаниматологию, потому что меня привлекла требовательность этой работы: ты ухаживаешь не за многими пациентами, как бывает в обычных отделениях, а за тремя-четырьмя, но очень интенсивно.

Сейчас я окончил ординатуру и работаю реаниматологом в ковидном стационаре — в Покровской больнице.

Фото: Мария Слепкова / «Бумага»

Как вы работаете и отдыхаете?

— В некоторых реанимациях график работы 5/2, а по ночам выходят ночные дежуранты. В нашем отделении принято работать сутками, в месяц у меня получается 7–8 смен. Первые сутки после смены у нас отсыпные, вторые — выходные, но иногда бывает, что кто-то вылетает по больничному, и приходится работать сутки через сутки. Выходит такой День сурка, и это, конечно, сильный фактор выгорания.

При этом, когда формируется расписание, нас спрашивают о пожеланиях и стараются выстраивать график, чтобы персоналу было удобно. В январе у меня без всякого отпуска было 11 дней между дежурствами — пользуясь возможностью, я съездил на скалы в Турцию. В связи с ковидом у меня появилось больше финансовых возможностей отдыхать, на обычную зарплату реаниматолога я не смог бы этого сделать.

Работа начинается в 9 утра. Мы приходим в стационар и предыдущая смена передает дежурство, чтобы была преемственность лечения. Мы слушаем, что у нас за пациенты, их историю болезни, что сделали коллеги за прошедшие сутки и на что обратить внимание сегодня. Дальше мы смотрим на утренние анализы, в зависимости от результатов меняем назначения или заказываем дополнительные обследования. Пациентов, которым уже не угрожает опасность, мы в течение дня отдаем на отделение.

Фото: Мария Слепкова / «Бумага»

Бывают экстренные ситуации, когда мы вынуждены реанимировать. Иногда не получается — приходится звонить родственникам и сообщать о смерти. В такие моменты я эмоционально абстрагируюсь, это профдеформация.

Особенность реанимации ковидного стационара — тяжелое течение болезни у непривитых пациентов и высокая вероятность осложнений, чаще тромботических, несмотря на профилактику, которую мы используем. У меня были дежурства, когда за сутки умирали несколько пациентов. 

Может быть, у меня скрытая форма посттравматического расстройства. Я обращался к медицинскому психологу, мне сказали, что признаков ПТСР нет. Но потеря пациентов сильно угнетает.

У меня есть любимое хобби — скалолазание, на занятиях я физически и морально отвлекаюсь. Летом можно съездить под Питер на естественные трассы, а если между сменами большой перерыв, то и в другие страны. На «Победу» дешевые билеты, выбираешься дней на пять, например, в Турцию полазать.

Дополнительно во время отпуска я вожу походы. Раньше для меня это было способом увидеть мир: денег не было, а когда ты инструктор, тебе оплачивают билеты, все расходы, еще и зарплату платят. Был Байкал, Камчатка, Курильские острова, этим летом будет Грузия и снова Камчатка. Из-за того, что на работе у меня такая большая ответственность, походы кажутся мне отдыхом.

Фото: Мария Слепкова / «Бумага»

Что в работе доставляет вам удовольствие?

— Вы даже не представляете, как много процессов контролируете неосознанно. Вы захотели попить — вы попили. Вы захотели поесть — вы поели. Вы захотели поспать — вы поспали. Что угодно, те же самые естественные нужды. Когда пациент находится в интенсивной терапии, за всем этим слежу я. И речь только о поддержке, а у человека еще есть заболевание, приведшее к критическому состоянию, которое нужно лечить. Это всё сложно, ответственно и очень интересно.

Конечно же, мне нравится, когда пациенты уезжают из реанимации не в морг, а на отделение. Некоторые лежат у нас 50 дней на грани смерти, а потом я вижу, как они покидают нас на своих ногах, машут ручкой, говорят спасибо. Поднимает дух!

Как вы находите баланс работы и жизни?

— Придя домой после плохой ночи, я отсыпаюсь, а потом забываю, что было на работе, и живу своей жизнью. Вечером иду на тренировку, например. Мне нравится работать дежурантом по 24 часа, потому что при таком графике я не нахожусь в реанимации каждый день. Остается достаточно времени, чтобы восстановиться и переключиться на личное.

У нас нет переработок в плане времени, только в плане нагрузки. На пике волны много госпитализаций, в том числе критических. Нагрузка на медиков колоссальная, а силы у всех конечные.

Фото: Мария Слепкова / «Бумага»

Три совета

  1. Не перерабатывать
    Не всё строится вокруг работы, стоит обращать внимание и на себя. Личный рост, хобби — это тоже очень важно для стабильности человека.
  2. Уделять время близким
    Я хожу на тренировки с любимой или друзьями. Если друзья просят помощи, я помогаю, потому что понимаю: наша медицина — это лотерея, то есть ты не знаешь, хороший перед тобой специалист или не очень. А мне хочется, чтобы мои близкие могли получить помощь хорошего специалиста сразу же.
  3. Менять тип активности
    На работе я часто сижу за компьютером, когда меняю вид деятельности, например, иду на скалолазание, это очень помогает [переключиться]. Важно выбрать то, что вам нравится. Футбол, баскетбол, что-то, в чем можно расти.

Анар после выхода из «красной зоны». Фото: Мария Слепкова / «Бумага»

Что дальше?

— Карьерный рост в моей профессии есть — можно повысить категорию до высшей, получить дополнительную специальность, например, в области УЗИ-диагностики. В долгосрочной перспективе можно стать заведующим отделением, главврачом. Но мне сейчас нравится быть просто реаниматологом — работа класс, всем советую.

Я чувствую, что мои усилия на работе не напрасны, но при этом я правильно делаю, что отдыхаю, не беру дополнительные смены, берегу себя. На долгой дистанции это сыграет важную роль.

«Бумага» благодарит за помощь в фотосъемке коллегу Анара, реаниматолога Никиту.

Что еще почитать:

  • Как работать в кайф, если летаешь 80 часов в месяц? Бортпроводница — о плюсах нестабильного графика и раннем выходе на пенсию.
  • А в этом тексте моряк делится секретами, как не сойти с ума, когда по полгода видишь коллег 24 часа в сутки.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Работа
Как работать в кайф, если ты дата-сайентистка? Инженерка медицинского стартапа — о правилах жизни удаленщиков, компьютерных играх и работе по минимуму
Больше трети петербургских компаний следят за сотрудниками. Та же картина наблюдается и в других северо-западных регионах
Как работать в кайф в социальной сфере? Директор «Детей Петербурга» — о пользе разговоров про чувства, списках дел и хейте в соцсетях
Ритуал для работы в кайф: «Я выделяю время на ничегонеделание и стараюсь чаще вести себя непривычным образом»
Как работать в кайф, если летаешь 80 часов в месяц? Бортпроводница — о плюсах нестабильного графика и раннем выходе на пенсию
Военное положение
«Живописец вручает зрителю свою повестку». В «ЧВК Вагнер Центре» — выставка от «Z-художника» и философа, обвиненного в домогательствах
В Петербурге задержали военного, обвиняемого в дезертирстве. Таких случаев десятки
В телеграме публикуют фото и видео систем противовоздушной обороны на крышах домов в Москве. Что об этом известно?
Власти Ленобласти отменили запрет митингов. И назвали эту меру «избыточной»
Затоплены, замусорены и сокрыты. В каком состоянии бомбоубежища Петербурга — и почему большинство горожан их не найдет
Мобилизация
«Можем объяснить»: у аспирантов ИТМО требуют предоставить военно-учетные данные
CNN: Путин планирует мобилизовать еще 200 тысяч человек. Песков, как обычно, это отрицает
47News: осужденный петербуржец вышел на свободу после службы в ЧВК «Вагнер». Он должен был провести 23 года в колонии за четыре убийства
В Госдуме предложили не выпускать россиян за границу на машине без предварительной записи
❗️ Указ Путина о «частичной мобилизации» предусматривает «другие мероприятия» помимо призыва россиян на фронт
Визовые ограничения
Президент Финляндии заявил о бессрочном запрете на туристические визы для россиян
Финляндия собирается строить забор на границе с Россией. Каким он будет и сколько займут работы?
Чехия ограничит въезд для российских туристов с 25 октября
На финской границе развернули более 500 россиян после введения запрета на въезд для туристов. До этого отказы были единичными
Helsingin sanomat: финскую границу закроют для российских туристов сегодня ночью
Давление на свободу слова
Из-за регистрации в «Умном голосовании» заставляют отчислиться студентку колледжа при СПбГАУ
Я читаю «Медузу» — это законно? Реально ли мне что-то грозит за лайк и репост? И как задонатить независимому СМИ?
Главные тексты «Медузы» о Петербурге: от биографии Беглова до истории саентологов
❗️ «Медузу» признали «нежелательной организацией». Чем это грозит изданию?
Против Семена Слепакова попросили возбудить уголовное дело. Какие еще артисты столкнулись с давлением властей?
Свободу Саше Скочиленко
Саше Скочиленко угрожают карцером за дневной сон
Саша Скочиленко дала показания по делу об антивоенных ценниках. Как прошло заседание, где ей снова отказали в домашнем аресте
«Вы сильнее, чем вы о себе думаете». Большое интервью Саши Скочиленко «Бумаге» — о ПТСР, отношении к ней в СИЗО и шоу в суде
Саша Скочиленко рассказала о видеонаблюдении в камерах СИЗО и поблагодарила за новогодний подарок и письма
Как прошло первое заседание по существу по делу художницы Саши Скочиленко. Главное
Экономический кризис — 2022
Сколько ресторанов, кафе и баров открыли и закрыли в Петербурге в 2022 году? А в предыдущие годы?
Росздравнадзор: из-за «логистических проблем» некоторые лекарства поступают в аптеки с задержкой
Каким будет курс рубля в 2023 году? Вот прогнозы аналитиков
Цена кормов для животных в Петербурге за год выросла на треть. Услуги ветеринаров тоже подорожали
В 2022 году в Петербурге выросло производство одежды
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Chrome или Mozilla Firefox Mozilla Firefox или Chrome.