22 февраля 2022

Как работать в кайф в социальной сфере? Директор «Детей Петербурга» — о пользе разговоров про чувства, списках дел и хейте в соцсетях

Десять лет назад Екатерина Алимова стала волонтером в «Детях Петербурга» — организации, которая занимается социокультурной адаптацией детей мигрантов и беженцев. Сейчас она директор. Больше всего в работе Екатерине нравится видеть успех подопечных, хотя она признает, что иногда эмоционально непросто иметь дело с проявлениями расизма и бюрократии.

Екатерина рассказала «Бумаге», как ей удается справляться со стрессом, зачем контролировать эмоциональную вовлеченность и почему иногда не стоит открывать рабочую почту в выходные.

Как решать рабочие проблемы, которые не дают жить? ✅

Подписывайтесь на рассылку «Бумаги» «Когда работа в кайф»

Фото: Руслан Шамуков для «Бумаги»

Екатерина Алимова

Работа: директор некоммерческой организации

На этой работе: 7 лет

График: гибкий

— Я начала волонтерить в «Детях Петербурга» в 2012 году. Тогда это была группа единомышленников, которые помогали детям из семей мигрантов и беженцев с доступом к школе, адаптацией и изучением русского языка. В том же году мы зарегистрировали организацию, чтобы было проще работать.

Сначала мне было интересно с профессиональной точки зрения — хотелось реализовать свой преподавательский потенциал, помогая детям готовиться к школе и изучать русский язык. А потом всё это очень затянуло. Мне кажется важным, чтобы каждый ребенок мог получить образование и возможность реализоваться, и я очень рада участвовать в этом.

Долгое время я была волонтером, и за это время сменила несколько профессий — переводила, преподавала, работала в коммерческих фирмах. В 2015 году я стала директором «Детей Петербурга», но одновременно с руководством и администрированием продолжала вести занятия на некоторых площадках. Сейчас я не преподаю, потому что не успеваю, но всегда остаюсь в курсе процессов.

Фото: Руслан Шамуков для «Бумаги»

Как вы работаете и отдыхаете?

— Мне кажется, моя работа в чем-то схожа с работой директора коммерческой организации — к примеру, языковой школы. Мои первостепенные задачи — мониторинг и координация всего, что происходит.

В основном мы с коллегами работаем удаленно, собираясь в кафе или коворкинге для планирования и мозгового штурма. Расписание у меня гибкое: чаще всего я начинаю работать после 10 утра и заканчиваю сильно позже 18 — мне сложно рано вставать и активнее всего я вечером.

Наверное, самое сложное в моей работе — понимать, что у нас ограничены возможности. Мы не можем полностью изменить судьбу ребенка к лучшему, не можем решить проблемы всех детей из семей мигрантов, приезжающих в Петербург, но нам удается выполнить какие-то определенные задачи.

Бывают, конечно, усталость и выгорание. Например, когда мы делаем всё возможное, чтобы ребенок пошел в школу, но какие-то объективные обстоятельства никак не дают этому случиться. У нас с ноября такая ситуация: девочка довольно хорошо говорит по-русски, закончила первый класс в Кыргызстане, но сначала родители не могли собрать все документы, потом отдел образования долго отвечал, потом ее направили в одну школу, но школа отказала — и она до сих пор не может начать учебу.

Также демотивируют ксенофобия и расизм. Мы получаем оскорбления, угрозы и ругательства — кучу всяких отвратительных мерзких комментариев в соцсетях, которые приходится просто удалять и банить людей. В какой-то момент мы закрыли стену во «ВКонтакте», и я начала получать такие сообщения в личку.

Мы сталкиваемся и с бюрократическим давлением при устройстве в школы. Они переполнены, и детей, особенно плохо говорящих по-русски, никто не хочет брать — приходится как-то уговаривать, объяснять, иногда это эмоционально сложно.

Но я всё это проговариваю с коллегами, могу пожаловаться друзьям и близким — иногда становится легче от того, что просто выговоришься. Мы много разговариваем с волонтерами, которые помогают сопровождать семью в отделе образования, — они рассказывают про свои эмоции, и это помогает справляться со стрессом.

Самый эффективный способ бороться с усталостью — просто отдохнуть. Можно хотя бы на несколько дней уехать в отпуск, а если нет такой возможности — отправиться за город или просто сменить обстановку, деятельность, пообщаться с друзьями из другой сферы.

Как и большинство людей, я люблю бывать на природе. Большой город действительно утомляет и иногда хочется побыть в месте, где тише и спокойнее. Мне нравится медитация — для занятий я использую приложение, где тебе говорят, что нужно делать, чтобы успокоить свои мысли и немного отключиться. Всё это помогает мне оставаться на связи с реальностью, понимать, что эмоциональное выгорание — временное явление, а не повод всё бросить.

Работу с волонтерами мы тоже пытаемся организовать так, чтобы это было не только эффективно, но и комфортно для них. Бывает, люди приходят с горящими глазами и хотят, например, каждый день вести занятия на другом конце города. Мы понимаем, что, скорее всего, так человек выгорит и потом не захочет заниматься волонтерством вообще — поэтому объясняем: не нужно кидаться решать сразу все проблемы.

Фото: Руслан Шамуков для «Бумаги»

Что в работе доставляет вам удовольствие?

— Наибольшее удовольствие мне доставляют, наверное, истории успеха детей, когда ребенок чего-то добивается. Например, не остается на второй год, получает хорошие оценки, поступает в школу или улучшает уровень русского языка.

Думаю, это самые мотивирующие вещи и для волонтеров, и для меня, и для коллег. Больше всего это ощущается во время летнего лагеря, который мы проводим каждый год. Тогда с нами сразу много детей и мы видим у них динамику в изучении языка.

Фото: Руслан Шамуков для «Бумаги»

Как вы находите баланс работы и жизни?

— Особенность работы руководителя в том, что вы не можете быть не на связи. Нельзя уехать в отпуск и на неделю отключить телефон, потому что иногда происходит что-то важное или экстренное. К тому же мы работаем с детьми.

Иногда мне звонят в выходные дни. Самый лучший вариант — взять трубку, узнать, что от тебя хотят, и, если вопрос не срочный, предложить человеку пообщаться в рабочее время. Но у меня бывали случаи, когда, например, звонили родители, у которых дети не пришли домой вовремя, и спрашивали, не знаем ли мы, где ребенок. Все эти ситуации заканчивались благополучно, но всё равно это были экстренные звонки, которые требовали участия.

Соблюдать баланс между работой и отдыхом мне помогает то, что я структурирую планы и задачи, ставлю цели на ближайшие недели и сверяюсь с ними. Конечно, иногда появляются спонтанные вещи, но их я тоже вношу в список.

Бывает, поздно вечером, когда вся основная работа и текущие задачи выполнены, у меня возникает желание открыть еще одно сообщение и поскорее ответить. Конечно, важно этого не делать — иначе будет казаться, что работаешь все время. Нужно оценивать работу не по часам, а по задачам: какие-то срочные вещи выполнять сразу, что-то несрочное вносить в список и уже дальше решать, в какой момент их делать.

Нужно понимать, что есть более загруженные месяцы, есть менее загруженные. Самое главное — стараться не прокрастинировать, а максимально четко выполнять и вычеркивать задачи. Как только это происходит, сразу видишь, что список не такой огромный и невыполнимый.

Для своего личного времени я тоже веду список задач, потому что это помогает не забывать какие-то важные вещи. Но с рабочим списком я его не смешиваю, иначе будет казаться, что дел слишком много.

Фото: Руслан Шамуков для «Бумаги»

Три совета

  1. Осознавать свои возможности
    Нужно понимать, что вы не спасаете мир. Не всегда возможно на 100 % добиться того, чего хотите — есть объективные факторы, которые на это влияют. Важно ставить реальные задачи и не расстраиваться, если что-то не получается.
  2.  Структурировать планы и задачи
    Нужно понимать, что вы делаете, сколько вы делаете и сколько осталось сделать еще. Осознавать, что это не бесконечный хаос задач и проблем, а список. Он может быть большим, даже очень большим, но это список, состоящий из задач, которые рано или поздно закончатся.
  3.  Не переступать эмоциональный барьер
    Если эмоционально реагировать на каждую ситуацию и на каждое сообщение с угрозами, вы не сможете эффективно работать. Нужен баланс между включенностью и разумной отстраненностью. Если он не приходит с годами, социальной работой, наверное, лучше не заниматься — иначе человек выгорит.

Фото: Руслан Шамуков для «Бумаги»

Что дальше?

— Мне бы очень хотелось, чтобы наша организация стала более устойчивой, меньше зависела от личного участия и любой человек мог заменить меня или другого сотрудника. Сейчас многое держится на личной мотивации стоящих у истоков «Детей Петербурга», потому что для нас это не просто работа, а то, что важно сохранять и развивать.

Что еще почитать:

  • Как работать в кайф, если ты реаниматолог? В этом интервью с сотрудником Покровской больницы читайте о дежурствах в «красной зоне», хорошем сне и походах.
  • А здесь генеральный директор «Спасибо!» рассказывает об источнике новых сил, страхе ответственности и времени для себя.

    Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
    Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
    Все тексты
    Мобилизация
    В Петербурге отменили новогодние празднования. Сэкономленные деньги направят мобилизованным и добровольцам
    В России отменили постановление о возбуждении первого уголовного дела за уклонение от мобилизации, сообщил Павел Чиков
    Военкоматы в Петербурге рассылают повестки по СМС и электронной почте. Это законно?
    В Петербурге мобилизованный мужчина совершил суицид. Он застрелился в воинской части
    Как россияне помогают пересечь границу и найти друзей в чужой стране? Три истории
    Визовые ограничения
    На финской границе развернули более 500 россиян после введения запрета на въезд для туристов. До этого отказы были единичными
    Helsingin sanomat: финскую границу закроют для российских туристов сегодня ночью
    Финляндия скоро запретит въезд всем российским туристам. Что об этом известно
    «Они должны выступить против войны». Что говорят о бегущих от мобилизации россиянах в других странах. Обновлено
    Сейм Латвии запретил продлевать ВНЖ россиянам, не владеющим латышским языком, а также выдавать рабочие визы
    Давление на свободу слова
    Оксимирона, Глуховского, правозащитницу и журналистов признали «иностранными агентами»
    Родные не могли связаться с арестованной активисткой. Они считают, что ее задержали из-за акции на могиле родителей Путина
    В Петербурге отпустили двух фемактивисткок, которых задержали по делу о «телефонном терроризме»
    Baza: на 77-летнюю пенсионерку из Карелии завели второе дело о «дискредитации» российской армии за антивоенные листовки
    Петербуржца, который раскрасил гаубицы в цвета украинского флага, приговорили к году ограничения свободы
    Свободу Саше Скочиленко
    Обвинение Скочиленко опирается на экспертизу, где говорится, что Саша лжет, а военные РФ «гуманны». «Бумага» разобрала документ
    «Имея предубеждение — неприязненное чувство…». Саше Скочиленко предъявили обвинение
    «Вы совершили тяжкое преступление против государства». Как прошла встреча Саши Скочиленко и омбудсмена Агапитовой — две версии
    Саша Скочиленко рассказала про типичный день в СИЗО — с обысками, прогулками в крошечном дворе и ответами на письма
    Саше Скочиленко, арестованной по делу о «фейках» про российскую армию, срочно нужно обследование сердца
    Экономический кризис — 2022
    Сеть OBI могут переименовать в HOBI или OBBI, пишет «Коммерсантъ»
    Сеть H&M закрыла треть своих магазинов в Петербурге
    Россияне все чаще покупают криптодоллары, чтобы вывезти деньги из страны. Вот что нужно знать об этом финансовом инструменте
    Курс евро на Мосбирже опустился ниже 52 рублей впервые за шесть лет. Что происходит?
    Акции «Яндекса» и Ozon с начала войны подешевели на 73 %. Почему российский фондовый рынок уже неделю падает, а рубль нет?
    К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.