25 января 2022

Как работать в кайф, если летаешь 80 часов в месяц? Бортпроводница — о плюсах нестабильного графика и раннем выходе на пенсию

Алина Доля с детства хотела связать жизнь с авиацией — она говорит, что летала бы, даже если бы ей не платили. Девушка работает бортпроводницей и проводит в небе не меньше 80 часов в месяц.

В интервью «Бумаге» бортпроводница рассказала, чем ей нравится нестабильный график, как хобби и время наедине с собой помогают при выгорании и почему постоянные проверки и комиссии — это хорошо.

Как решать рабочие проблемы, которые не дают жить? ✅

Подписывайтесь на рассылку «Бумаги» «Когда работа в кайф»

Фото: Егор Цветков для «Бумаги»

Работа: бортпроводница

На этой работе: 4 года

График: ненормированный


— Мой отец работал штурманом, крестный — пилотом, а дядя — авиадиспетчером. Когда с детства находишься в авиационном кругу, так или иначе хочется туда попасть. Но профессия бортпроводника не вечная, мы рано выходим на пенсию и при любых проблемах со здоровьем нас могут списать на землю, так что перед тем как пойти в авиацию, я решила получить высшее образование по специальности «менеджер по управлению персоналом».

У нас ненормированный график работы. Мы должны отработать до 90 часов в месяц, от одного до четырех рейсов в день. Официальная норма — 80 часов, но мы подписываем согласие в начале каждого года на продление нормы до 90 часов на случай, если рейсов будет больше. При этом учитывают и оплачивают только то время, что мы проводим в небе. К счастью, год назад в моей авиакомпании ввели новое правило — в день рождения и день после него сотруднику дают выходные.

Но есть и плюсы, например большой отпуск: 28 дней по ТК РФ плюс дополнительно 42 дня за вредность. Правда, длительность дополнительного отпуска зависит от количества налетанных часов: если я отлетаю меньше 800 часов в год, то он будет меньше.

Фото: Егор Цветков для «Бумаги»

Как вы работаете и отдыхаете?

— Мой рабочий день начинается за час до вылета — с того, что я приезжаю в аэропорт, где мы знакомимся с экипажем. Пилоты могут рассказать особенности трассы, время полета. Потом начинается предполетный брифинг, на котором старший бортпроводник озвучивает категории пассажиров (маломобильные, дети), особенности рейса и в качестве проверки задает каждому бортпроводнику два-три вопроса по сервису, медицине и аварийно-спасательной процедуре. Далее врач проводит осмотр, по итогам которого допускает нас к рейсу.

После мы проходим через контрольно-пропускной пункт в аэропорту, вызываем экипажный автобус и едем на самолет. В самолете у каждого из четырех бортпроводников своя зона ответственности, например с 1-го по 15-й ряд или с 17-го по 32-й. Мы берем чек-лист и проверяем оборудование по своей зоне, связь. Потом сообщаем наземным службам о готовности и ждем пассажиров.

Мы рассаживаем пассажиров, проводим инструктаж (в том числе специальный — для людей с питомцами, маломобильных пассажиров), демонстрируем аварийно-спасательное оборудование. После проверяем, все ли пристегнуты и готовы ко взлету, даем сигнал пилотам и взлетаем. Каждые десять минут мы контролируем салон и следим, чтобы все хорошо себя чувствовали.

В начале снижения мы собираем мусор, проверяем, чтобы все сидели на своих местах и были пристегнуты, а аварийные выходы и пути эвакуации свободны. Потом даем сигнал пилотам, что пассажирская кабина к посадке готова. Если это разворотный рейс, то после посадки у нас есть 25 минут, чтобы высадить пассажиров, навести порядок в самолете, посадить новых пассажиров, провести инструктаж и улететь обратно.

Бортпроводники постоянно находятся в тонусе, и это учит быть ответственным человеком. Мы проходим медкомиссии, курсы повышения квалификации, на которых тренируем практические навыки. Каждый год у нас есть аварийно-спасательная подготовка, где отрабатывается эвакуация людей, недееспособного пилота из кабины, тушение пожаров. Кроме того, регулярно проходят проверочные рейсы с инструктором, который наблюдает за работой бортпроводников в течение рейса, задает вопросы на русском и английском языках.

Фото: Егор Цветков для «Бумаги»

После работы у меня мало времени на отдых, но я стараюсь как можно чаще гулять по городу, выезжать на природу. Мне нужно дышать свежим воздухом, потому что гипоксия — одно из основных заболеваний, с которыми сталкиваются бортпроводники.

Иногда я делаю снимки на телефон или фотоаппарат. Например, могу сделать фотографию на прогулке, услышать в толпе какую-то фразу, которая меня зацепила, и записать ее в блокнот, дополнив распечатанной фотокарточкой, — и у меня останется воспоминание об этом дне.

Мне также нравится всё, что касается истории города. Если я иду мимо какого-то исторического здания, и вижу, что кто-то выходит из парадной, стараюсь проникнуть в дом, рассмотреть его изнутри и прочитать в интернете информацию про это здание. Мне нравится делиться с коллегами своими находками, они всегда удивляются — хотя я живу в Петербурге восемь лет, а они коренные.

Как только появляется возможность, я стараюсь путешествовать. Например, недавно у меня был отпуск десять дней, и я летала в Африку. Если отпуск короткий, то я летаю по России, например в Калининград. Мне нравится атмосфера этого города и горожане, они очень дружелюбные.

Что в работе доставляет вам удовольствие?

— Для меня один из основных плюсов этой работы — нестабильный график, я люблю спонтанность и легко отношусь к переменам. Мне нравится, что у нас постоянно меняется состав экипажа, каждый рейс — это новые люди. В нашем отделении работает больше 200 человек, я могу один раз слетать с коллегой, а в следующий раз мы полетим вместе только через год-два.

Отдельное удовольствие — служебные билеты. Я и мои ближайшие родственники можем летать со скидкой до 90 %. Например, я могу отправиться на Сейшелы за 7 тысяч рублей, если будут свободные места.

Но главное — у меня к самолетам лежит душа. Находясь в небе, я чувствую себя дома.

Как вы находите баланс работы и жизни?

— Я поняла, что не хочу жить «от самолета до подушки», поэтому стараюсь находить время на себя. Важно уметь менять обстановку, абстрагироваться от психологически сложных людей и иметь резервный источник энергии.

Больше всего мне помогает расслабиться городская атмосфера, я люблю ходить в музеи-квартиры — Достоевского, Ахматовой, Бродского. Но важное условие — я гуляю одна. Я работаю c людьми, через меня проходит до тысячи человек в день, это требует больших психологических и эмоциональных затрат, поэтому после работы я стараюсь ни с кем не общаться.

Я прошла через выгорание летом — в самый пиковый сезон полетов: взлеты, посадки, большой поток людей выматывали физически и психологически. Встречались пассажиры, которые не понимали, насколько ответственна наша работа, и выводили на эмоции. В основном конфликты происходили из-за масок, пересадок, отсутствия питания (у нашей авиакомпании на борту оно не предусмотрено). Я была на грани нервного срыва.

Было сложно и потому, что мне ни в коем случае нельзя давать волю эмоциям. Пассажиры не виноваты, что у меня выгорание, им нужна забота, поддержка. Кто-то путешествует первый раз и, возможно, запомнит полет на всю жизнь, поэтому у него должны остаться приятные воспоминания.

К счастью, период выгорания закончился, в том числе потому что я сходила в отпуск, отдохнула и расслабилась. Еще во время работы я старалась минимизировать общение с коллегами, поскольку это энергозатратно. И они с пониманием к этому отнеслись. Конечно, это было в рамках разумного. Если коллеги в рейсе меня о чем-то просили, я всегда помогала.

Справиться с выгоранием мне помогло и осознание того, что я нахожусь на своем месте. Я пришла в эту профессию, чтобы помогать людям, поддерживать их. Часто бывает, что пассажиры чем-то интересуются, рассказывают о своих впечатлениях. Я с удовольствием делюсь тем, что знаю.

Три совета

  1. Убедитесь, что занимаетесь делом, которому хотите посвятить жизнь
    В основном люди жалуются на работу, когда находятся не на своем месте. Я спрашиваю себя, работала бы я бортпроводником, если бы мне не платили зарплату? Мой ответ — да. Нужно понять, точно ли это ваше место, нравится ли вам эта профессия.
  2. Имейте жизнь помимо работы
    По моим наблюдениям, чаще всего выгорают те, кто кроме своей работы ничем не занимается. Когда человек начинает утопать в одном деле и зацикливаться на нем, он больше ничего не видит, и выгорание происходит быстрее.
  3. Общайтесь с семьей и друзьями
    Важно, чтобы окружающие разделяли ваши интересы, понимали нюансы работы и не нагнетали ситуацию. Трудно, когда нет поддержки ни на работе, ни со стороны близких. Мои родные принимают мою работу, и когда у меня был молодой человек, я сразу рассказала ему про особенности своей профессии. При знакомстве с мужчинами я сразу обращаю на это внимание, потому что у меня ненормированный график, и не каждый станет мириться с тем, что в любой момент планы могут поменяться.

Фото: Егор Цветков для «Бумаги»

    Что дальше?

    — Я бы летала до конца своей жизни, но профессия накладывает отпечаток на физическое состояние. Пока позволяет здоровье, я буду работать бортпроводником.

    Возможно, лет в 60 я делала бы авторские экскурсии или квесты по Петербургу. Я была на многих, и в основном там довольно сухо подают информацию. Я бы делала экскурсии для детей в игровом формате, а для взрослых в формате интерактивного общения.

    Что еще почитать:

    • Как работать в кайф, если по три месяца проводишь за полярным кругом? В этом материале исследователь льда рассказывает о выгорании в экспедициях, «жвачке» для мозгов и детских лекциях.
    • А в этом тексте моряк делится секретами, как не сойти с ума, когда по полгода видишь коллег 24 часа в сутки.

      Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
      Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
      Все тексты
      Свободу Саше Скочиленко
      Сашу Скочиленко, арестованную по делу о «фейках» про ВС РФ, перевели в новую камеру и обеспечили безглютеновым питанием
      Что известно о травле Саши Скочиленко в СИЗО. Ее девушка узнала о запрете открывать холодильник и требованиях ежедневно стирать одежду
      «У меня уже отняли семью. Что мне теперь терять?». Девушка Саши Скочиленко — о жизни после ее задержания и проблемах с передачами
      Лауреатка «Золотой маски» передаст премию петербургской художнице Саше Скочиленко
      Саше Скочиленко не предоставили обещанную диету в ИВС. У нее случился приступ, рассказала адвокатка
      Военные действия России в Украине
      Заявления Финляндии и Швеции о вступлении в НАТО и попытки поджога российских военкоматов. Главное к 15 мая
      Что произошло в Украине 14 мая? Возможное отступление России из Харьковской области и продолжающийся штурм «Азовстали»
      Власти Петербурга говорят про возможный завоз холеры беженцами из Украины. Этому стоит верить? Разбираемся с инфекционистом
      Что произошло в Украине 11 мая? Планы по присоединению Херсонской области к России и запрет Instagram в ДНР
      Провластное движение «Поколение Z» сменило название. Его лидер назвал военные действия в Украине катастрофой
      Экономический кризис — 2022
      Bloomberg: ВВП России снизится на 12% в 2022 году. Это будет самый большой спад с 1994 года
      Минпромторг утвердил список товаров для параллельного импорта в Россию. Что это значит?
      «А остальным что?». В комздраве заявили о завозе в аптеки дефицитного лекарства «Эутирокс» — но не для всех. Обновлено
      Власти подготовили список товаров для ввоза в Россию без согласия правообладателей. Что об этом известно?
      Российским авиакомпаниям рекомендовали подготовиться к полетам без GPS. Рогозин предложил заменить эту систему на ГЛОНАСС
      Давление на свободу слова
      Как писать письма в СИЗО? Рассказывает адвокат задержанной по делу о фейках об армии России Ольги Смирновой
      Как силовики изобрели и опробовали новый метод давления на активистов — подозрение в лжеминировании. Истории 7 петербуржцев
      Ходят слухи, что «Алые паруса» проведут без Ивана Урганта впервые за десятилетие. Это правда?
      Илья Красильщик запускает новое медиа «Служба поддержки». Его частью станет анонимный чат для тех, кто пострадал от российских властей
      Петербургских активистов массово преследуют перед 9 Мая. Главное о делах против «Весны», феминисток и людей с антивоенной позицией
      Хорошие новости
      Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
      В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
      На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
      В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
      В Петербурге в 2022 году обустроят более девяти километров велодорожек
      Подкасты «Бумаги»
      Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
      Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
      Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
      Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
      Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
      К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.