25 ноября 2021

Как работать в кайф, если по полгода проводишь в море? Помощник капитана — о замкнутом коллективе, трудовой демократии и «Симпсонах» перед сном

Никита Востриков пять лет работает помощником капитана в иностранной судоходной компании. Он проводит в море по несколько месяцев, управляя пароходом и отвечая за обширную документацию. В интервью «Бумаге» моряк рассказал, что помогает ему сохранять здоровые отношения в замкнутом коллективе, как пандемия COVID-19 повлияла на баланс работы и отдыха и в каком случае жаловаться — хорошо.

Никита — член Клуба друзей «Бумаги». Это сообщество наших читателей и читательниц, в котором обсуждают важные темы, встречают новых знакомых и получают дружеский совет, когда он нужен. А еще — пользуются некоторыми привилегиями. Узнать подробности и вступить в Клуб со скидкой 35 % можно по этой ссылке.

Как решать рабочие проблемы, которые не дают жить? ✅

Подписывайтесь на рассылку «Бумаги» «Когда работа в кайф»

Работа: помощник капитана

На этой работе: 5 лет

График: вахтовый


— Я третий помощник капитана. В мои обязанности входит вся документация по поводу захода в порт — в основном таможенные бумаги, декларации на груз и списки экипажа. А когда мы направляемся из порта в порт, я управляю пароходом.

Грубо говоря, пароход — как автомобиль, где-то попроще, где-то посложнее. Всё, что нужно делать, держать его на заданном курсе и избегать опасностей. Карты у нас электронные, как в машине навигатор, но чуть посложнее.

Существует книга «Правила предупреждения столкновений судов в море» — это как ПДД для автомобилиста. Там описано, что нужно делать, куда поворачивать. В случае какой-либо опасности, если вахтенные помощники не уверены насчет маневра или адекватности соседнего парохода, мы зовем капитана, и уже он принимает на себя ответственность, как самый опытный член экипажа.

Фото: Ольга Карпушина для «Бумаги»

Как вы работаете и отдыхаете?

— Мой рабочий день обычно довольно длинный: две навигационных вахты по четыре или шесть часов, потом полтора-два часа я трачу на бумажки, после два-четыре часа на палубе что-нибудь чиню или подкрашиваю. В порту я обычно зашиваюсь: две вахты по шесть часов, бумаг много, не дай бог еще принимать провизию или сервис какой приедет.

Если мы на пароходе, то я встаю где-то в 7:30, ем, моюсь и в 7:45 я уже на мостике, чтобы принять навигационную вахту у другого помощника. Собственно, вахтенный помощник потому и вахтенный, что вахту несет.

К полудню я иду обедать и в час дня выхожу на палубу, где меня ждут разные задания, связанные с оборудованием. У нас есть специальный планер — очень большая дорогая система нашей собственной разработки, которая следит за всем на пароходе. Условно говоря, я захожу в систему, она мне выдает: «Сегодня тебе нужно проверить огнетушители, завтра — поменять такой-то шланг».

Редактировать систему могут только люди из офиса. У них нет опыта в море, это просто клерки. Капитан или старший механик могут написать в офис, что нам нужна такая-то работа, попросить ее добавить, но никто таким, как правило, не занимается, это просто потеря времени из-за бюрократии. Проще лично попросить кого-то на пароходе что-то сделать, не отмечая в системе.

На палубе я работаю два или четыре часа в день. Дальше, около пяти вечера, у нас ужин. До или после я подменяю на мостике другого помощника — ему тоже надо поесть. И потом до восьми вечера я свободен. С восьми до полуночи длится следующая вахта. Потом сон — и всё сначала.

Раньше люди сбрасывали стресс, просто выходя на берег. Я очень любил шопиться или на стадион какой-нибудь сходить. Сейчас с этим всё тяжко. Очень немногие страны выпускают людей погулять. Из-за ковида вообще никогда не знаешь, насколько застрянешь. Знакомый старший механик просидел на пароходе год, не выходя на берег, — при контракте на три месяца.

У меня папа капитан, он рассказывал, что раньше, когда компьютеров не было, во время стоянки все брали пиво и смотрели какую-нибудь кассету или читали книги. Сейчас у всех есть ноутбуки, поэтому большая часть сидит по каютам, смотрит фильмы, сериалы — большинство моряков хорошо разбираются в кино. Я смотрю «Симпсонов», если был плохой день, старую серию перед сном. Кто-то играет в компьютерные игры. Но такого, чтобы все каждый день собирались вместе, нет. Может, раз в неделю ребята играют в дартс.

Люди из офиса стараются придумать нам какие-то активности, но зачастую они воспринимаются без энтузиазма. Работа тяжелая, люди устают, особенно когда пересиживают. Многие, особенно матросы, мотористы, работают восемь-десять часов в день, это физический труд, не как у меня. Я пришел на мостик, заварил чашечку кофе, посмотрел в окошко, сижу себе и веду пароход. Ребята работают на палубе или, еще хуже, в машинном отделении, где летом в определенных регионах температура 50–60 градусов, — после десяти часов ты ничего не захочешь. Идешь в душ и спать.

В Европе отдохнуть помогает общение с семьей — мы покупаем какую-то местную сим-карту, и даже если мы в море, она так или иначе ловит: можно и по видео пообщаться, и попереписываться, и просто посидеть в интернете, ютьюб посмотреть. Но это только если судно работает в Европе — в остальных регионах такого нет, потому что остальные регионы не настолько маленькие.

Я предпочитаю отдыхать на месяц-полтора меньше, чем длился контракт. Контракт был пять месяцев, значит, три с половиной — четыре я хочу провести дома. Я ленивый человек. Раньше, до ковида, путешествовал, в Таиланде пожил три месяца, потом по Европе покатался. Сейчас вот катаюсь по окрестностям: Выборг, [Великий] Новгород, Карелия, Кронштадт, куда на машине можно попасть. На футбол хожу, с собаками гуляю.

Что в работе доставляет вам удовольствие?

— Самое кайфовое в моей работе, не считая зарплаты, — свобода. Ты на мостике: звезды, небо, все приборы у нас красиво горят — и ты спокойно несешь вахту с мыслями о том, что когда-нибудь доберешься до дома, где тебя ждут и всё хорошо.

Несмотря на то, что компания большая и народу в ней много, на флоте я нашел себе несколько друзей. И очень хорошо, когда мы попадаем вместе на пароход, — жизнь становится гораздо проще и легче. Ребята, если они механики, вечером приходят на вахту поговорить, попить кофе, чай. Обсуждаем автомобили, страны, где можно на берег выйти, а где нельзя, что кому понравилось. Единственное, что алкоголь запрещен очень строго. Во многих компаниях можно пить пиво, но в нашей нет.

Как вы находите баланс работы и жизни?

— Большую часть последних пяти лет я провел в море. Денег платят хорошо. Но я помогаю родителям, коплю на квартиру, чтобы без ипотеки купить, поэтому после пяти-шести месяцев работы стараюсь бежать снова. Но чем дольше отдыхаешь после рейса, тем лучше. У меня прошлый отпуск был большой — где-то шесть с половиной месяцев, потому что я работал почти восемь до этого.

Долгая работа в море влияет на здоровье: нервы, постоянная вибрация, магнитное поле вокруг парохода. Очень много моряков, особенно в возрасте, лысые. Почти у всех убиты ноги, потому что ходить по металлу не то же самое, что по земле. Варикоз на ногах — это профессиональное. Механики ходят в профессиональных наушниках, как для стрельбы, но даже они не особо спасают, поэтому могут быть проблемы со слухом.

В моей работе больше всего устаешь от ситуации, когда кто-то из начальников в экипаже, например старший механик или капитан, не очень хороший человек. Спрятаться на корабле ты никуда не можешь, просто выключить телефон нельзя — в худшем случае они дойдут до твоей каюты.

Буквально в прошлом контракте я бился башкой об стол и думал: «Пойду я на берег работать, вот в Кронштадте вышка стоит, которая контролирует суда». У меня были мысли свалить. Просто потому что капитан был не от мира сего.

Наш русский менталитет таков, что люди не хотят никуда жаловаться, отстаивать свои права, не хотят светиться. Я понимаю это: не хочется, чтобы компания думала о тебе что-то плохое. Но капитан — это человек, который несет самую полную ответственность за пароход. Что бы ни произошло, даже в машинном отделении, где сидит старший механик, всё равно отвечает капитан, поэтому в случае чего-либо мы зовем его. И если он неадекватен — на мой взгляд, лучше один раз всем собраться и написать на этого человека в офис. В моем первом контракте офицера пять лет назад экипаж так и поступил, и неадекватный старый капитан уехал на пенсию. Демократия — это хорошо. Главное — агитировать и собрать доказательства неадекватности человека.

В команде, в каждом рейсе найдется кто-то, кто будет как-то поддерживать твои интересы и увлечения. Не факт, что ты будешь общаться с ними потом, но в рейсе надо держаться этих людей. Вы как-то своей маленькой группкой в два-четыре человека проводите время, обсуждаете что-то, и это спасает. Хотя у меня прошлый контракт был на восемь месяцев, под конец я уже даже на них смотреть не мог.

Наверное, мне помогает мысль о том, что я долго ко всему этому шел, мысль о том, что я не для того десять лет жизни положил, чтобы свалить из-за одного дурака. Тем более что перспективы в нашей профессии всегда есть. Если с одной компанией не получается, идешь в другую — многие меняют их как перчатки, это нормальная практика. В моем случае я с 2012 года работаю в одной немецкой конторе и меня всё устраивает.

Три совета

  1. Найдите своих людей и держитесь их
    В коллективе нужно найти тех, с кем можно обсудить проблемы, у кого можно спросить совета или хотя бы обсудить новости без политики и скользких тем. А с теми, кто вам не нравится, ограничить общение — но аккуратно, без конфликтов.
  2. Не бойтесь говорить начальству о проблемах в работе
    В закрытом коллективе со временем нарастает напряжение. Если много людей чем-то недовольны, они могут скооперироваться и сообщить об этом в компанию, вышестоящим. Зачастую в офисе это принимают нормально, и проблема решается. Я два или три раза наблюдал на соседних пароходах и в собственном экипаже, как по коллективной просьбе снимали неадекватных капитанов. Это работает, когда объединяется большинство.
  3. Думайте о хорошем
    Надо помнить, что рано или поздно наступит самый счастливый день за весь контракт — отъезд домой, где тебя любят и ждут. А во время рейса многие знакомые моряки, если есть время и позволяет погода, занимаются медитацией или спортом. Почти все сменщики оставляют после себя коврики для йоги.

    Что дальше?

    — В декабре у меня очередной контракт — вылетаю в Африку на газовоз LPG carrier. Это новый для меня тип судов, до этого я работал на химовозе. Уже занимался на тренажере грузовой системы, поэтому, надеюсь, освоюсь быстро. Первый раз на новом типе судов — это всегда одновременно и волнительно и любопытно. Тревожно, что судно ходит только по западу и югу Африки, это опасный район, но мне это не впервой.

    Что еще почитать:

    • Читайте и другие интервью в рубрике «Работа». Театровед и продюсер Анастасия Ким рассказывает, как совмещает три работы с воспитанием детей, а соосновательница Doing Great Таня Пантелеева — об отдыхе в будни и отпуске без мессенджера.

      Вступайте в Клуб друзей «Бумаги» и общайтесь с интересными людьми в чатах и на закрытых мероприятиях

      Сейчас это можно сделать со скидкой 35 % по промокоду BF21

      Узнать подробности

      Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
      Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
      Все тексты
      Свободу Саше Скочиленко
      Сашу Скочиленко оставили в СИЗО, несмотря на заболевания и петицию с 135 тысячами подписей. Главное про апелляцию
      «Наши солдаты не допустили бы бомбардировки мирных гражданских объектов». Допрос пенсионерки, которая написала донос на Сашу Скочиленко
      Сашу Скочиленко, арестованную по делу о «фейках» про ВС РФ, перевели в новую камеру и обеспечили безглютеновым питанием
      Что известно о травле Саши Скочиленко в СИЗО. Ее девушка узнала о запрете открывать холодильник и требованиях ежедневно стирать одежду
      «У меня уже отняли семью. Что мне теперь терять?». Девушка Саши Скочиленко — о жизни после ее задержания и проблемах с передачами
      Военные действия России в Украине
      Власти Ленобласти заявили об еще одном погибшем в Украине военнослужащем — Илье Филатове
      Россия ответит «сюрпризом» на заявку Финляндии на вступление в НАТО, Минобороны РФ заявляет о тысяче военных, сдавшихся в плен на «Азовстали». Главное к 18 мая
      Вывоз военных из «Азовстали», пауза в переговорах и отказ Финляндии платить за газ в рублях. Главное к 17 мая
      «Мне слишком дорого далась эта работа». Сотрудники российских независимых СМИ о военной цензуре и блокировках
      В соцсетях пишут о переброске военной техники к границе с Финляндией. Что об этом говорят в ЗВО?
      Экономический кризис — 2022
      Bloomberg: ВВП России снизится на 12% в 2022 году. Это будет самый большой спад с 1994 года
      Минпромторг утвердил список товаров для параллельного импорта в Россию. Что это значит?
      «А остальным что?». В комздраве заявили о завозе в аптеки дефицитного лекарства «Эутирокс» — но не для всех. Обновлено
      Власти подготовили список товаров для ввоза в Россию без согласия правообладателей. Что об этом известно?
      Российским авиакомпаниям рекомендовали подготовиться к полетам без GPS. Рогозин предложил заменить эту систему на ГЛОНАСС
      Давление на свободу слова
      «Мне слишком дорого далась эта работа». Сотрудники российских независимых СМИ о военной цензуре и блокировках
      «При молчании происходит всё самое страшное». Петербургская художница Елена Осипова — о нападениях во время антивоенных акций и реакции окружающих
      Как писать письма в СИЗО? Рассказывает адвокат задержанной по делу о фейках об армии России Ольги Смирновой
      Как силовики изобрели и опробовали новый метод давления на активистов — подозрение в лжеминировании. Истории 7 петербуржцев
      Ходят слухи, что «Алые паруса» проведут без Ивана Урганта впервые за десятилетие. Это правда?
      Хорошие новости
      Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
      В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
      На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
      В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
      В Петербурге в 2022 году обустроят более девяти километров велодорожек
      Подкасты «Бумаги»
      Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
      Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
      Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
      Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
      Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
      К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.