18 ноября 2019
текст:

Как политика влияет на гастроли европейских театров в России и почему в Петербурге слишком много культурных событий? Рассказывают арт-директора фестиваля NET

В Петербурге и Москве до 16 декабря проходит театральный фестиваль NET — «Новый европейский театр». В петербургской части программы покажут три спектакля: «Репетиция. История(и) Театра (I)» Мило Рау, Zauberland Кэтти Митчелл, а также иммерсивную постановку «Игрушки» театральной компании Signa, для которой в Музее стрит-арта оборудуют специальное пространство.

«Бумага» поговорила с арт-директорами фестиваля Мариной Давыдовой и Романом Должанским о том, что мешает привозить в Россию иностранные спектакли, как политика провоцирует самоцензуру и почему слишком много культурных событий в Петербурге — это плохо.

«Бумага» — информационный партнер петербургской части программы фестиваля NET.

— Что влияет на то, какие спектакли программы приедут в Петербург?

Марина Давыдова: Была бы наша воля, мы привезли бы в Петербург всё. Аудитория города в принципе так же готова к восприятию спектаклей фестиваля NET, как и жители Москвы. Но посчитав, мы поняли: вот это можем привезти, это не можем, а это можем делать только в Петербурге. 

В Петербурге все-таки дешевле аренда площадок, здесь гораздо дешевле сделать, что называется, свой продакшн. Потому что престижные фестивали привозят не только какие-то готовые спектакли, они продюсируют с важной фигурой театрального контекста некое событие непосредственно на месте.

В нашем случае это Signa. И мы просто посчитали, что выпуск и продакшн такого же проекта в Москве мы бы совершенно точно не потянули.

Спектакль «Игрушки» проекта Signa

 Из чего складывается бюджет такого привоза? Всегда ли всё оплачивает принимающая сторона, фестиваль, к примеру?

Роман Должанский: Разумеется, бремя основных расходов всегда ложится на принимающую сторону, — то есть на сам фестиваль. И расходы эти очень значительны. Некоторые из них очевидны даже для непрофессионалов: нужно оплатить провоз декораций, авиабилеты, разместить коллектив в гостинице, заплатить гонорар за спектакль, арендовать площадку, оплатить рекламу. И есть расходы, многим не видные, — например, техническая адаптация, которая может стоить треть бюджета гастролей, а то и больше.

Есть случаи, когда культурные институты зарубежных стран — Француский Институт, Гете-институт, Про Гельвеция и другие — помогают, беря на себя часть расходов, как правило, на дорогу или часть гонорара. Помогают и договоренности о скидках — на гостиницы, на рекламу. Но в любом случае за всё отвечает сам фестиваль.

— Современная российская политика влияет на решения иностранных коллективов показать свои спектакли в нашей стране?

МД: Я так скажу: что касается фестиваля NET, то кредит доверия к нам такой, что коллективы, которые мы приглашаем, едут не в абстрактную Россию, а на фестиваль NET. Поэтому у нас минимум проблем, связанных с политическими конфликтами.

Надо сказать, что сейчас Россия очень котируется в театральном мире, сюда довольно охотно едут. Я помню, были ситуации, например, когда приняли этот гомофобный закон, были отказы, и в связи с Крымом были. Сейчас это более-менее рассосалось, и люди стали разделять политику и культурные связи.

Если у нас в политической сфере какие-то конфликты, то в культурной мы продолжаем сохранять связи. Как бы мы не конфликтовали с любой страной в мире, рано или поздно это же придется восстанавливать. И если отношения в области культуры сохранены, то восстановление их в политике становится проще.

Вы сталкивались с отказами театральных проектов приехать в Россию?

МД: По-моему, у нас была одна ситуация из-за этого закона [о запрете пропаганды гомосексуализма] — чуть не сорвался показ спектакля [Кристофа] Марталера.

Причем ситуация была довольно комическая: один, как нам казалось, актер спектакля — Никола — отказался ехать в Москву. Мы представляли себе прекрасного нежного юношу, который просто боится приезжать из-за этого закона, считая, что здесь опасно. Но когда мы все-таки уговорили их к нам приехать, оказалось, что Никола — это пожилая женщина, которая ничего не боялась, она была просто возмущена самим фактом принятия такого закона.

Но это был единственный случай в связи с нашим фестивалем. Все, в принципе, понимают, что NET — не тот фестиваль, который поддерживает какие-то мракобесные тенденции в стране.

— Бывали ли случаи самоцензуры при формировании программы фестиваля? Приходится ли отказываться от спектаклей из-за политических моментов?

РД: Фестиваль NET едва ли не самый смелый и независимый фестиваль России, но даже нам, увы, порой приходится идти на самоцензуру.

Разумеется, мы доверяем своим зрителям и уважаем их. Но, к сожалению, общество в России сегодня — больное. Да и глупых, нецивилизованных законов напринимали немало. Огромную власть получили мракобесы разных мастей.

Однажды этому придет конец. А пока — приходится соблюдать осторожность и думать о безопасности фестиваля.

— Что может повлиять на рост привлекательности Петербурга для иностранных театральных проектов и режиссеров?

РД: Эрмитаж, панорама Невы и места, связанные с Достоевским, конечно, положительно влияют на привлекательность города, в том числе и для международных театральных проектов. Но все-таки главное — творческая содержательность таких проектов, соответствие международной смысловой повестке, открытость эксперименту, надежность горизонтальных, личных связей. Ну, и ресурсная база, конечно, тоже важна.

— Насколько охотно петербургские театральные площадки принимают у себя иностранные спектакли? И хватает ли площадок?

МД: У нас в обоих городах [в Петербурге и Москве] огромное количество площадок, но их всё равно не хватает, это какой-то парадокс. В Петербурге с этим, по-моему, чуть легче. Московские театры считают так: «Вот наш аншлаг. Он стоит таких-то денег. Поэтому нам невыгодно сдавать в аренду». А в Петербурге про аренду договариваться проще, но всё равно иногда нет нужных площадок.

Мне кажется, что в Москве и Петербурге давно пора построить какую-то фестивальную площадку с хорошим блэк-боксом (игровое пространство с черными стенами — прим. «Бумаги»). Не итальянскую коробку с подиумом, партером, бельэтажем и так далее, а как в Центре Мейерхольда.

Спектакли современного театра, процентов на 70–75 делаются вот в таких блэк-боксах. А у нас площадки другого типа. Иногда постановки очень сложно адаптировать. И при той интенсивности театральной фестивальной жизни, которая у нас сейчас происходит, таких площадок, конечно, не хватает ни в Москве, ни в Питере.

— Достаточно ли нынешнего количества и качества театральных событий для того, чтобы поддерживать активную театральную жизнь в городе?

МД: Мне кажется, более чем достаточно. Я считаю, что у нас нет чувства [меры] — например, в гастролях. В этом году мы наблюдали очевидный перебор с театральными событиями и в Москве, и в Петербурге. В Петербурге, может, даже в большей степени.

Положа руку на сердце, — одному городу не нужно такое количество гастролей и фестивалей одновременно. Недавно в Петербурге гастролировал знаменитый театр Талия, играли на сцене БДТ. Это один из самых важных театров Европы. И наполовину пустующий зал в Петербурге производит ужасное впечатление. Или полупустые залы на [Ромео] Кастеллучи в Москве.

Все-таки театром интересуются не 100 процентов населения, и их покупательная способность не безгранична. Может, если бы всё это театральное пиршество привозили не так концентрировано в такой ограниченный отрезок времени, у людей бы нашлись деньги на покупку билетов. Одновременно привезли и [Димитриса] Папаиоанну, и Peeping Tom, и Саймона Макберни. И если бы мне пришлось на всё это тратить деньги в течение четырех, скажем, месяцев, я была бы вынуждена от чего-то отказываться.

По интенсивности фестивальной жизни мы уже переплюнули все столицы мира. Вот приедете вы в Рим — ну не будет там такого количества театральных событий. Мы даже сами сейчас сталкиваемся с проблемой — Мило Рау: мы привозим один из лучших спектаклей Европы, один из лучших спектаклей этого талантливого и интересного режиссера. Но в середине ноября продавать билеты сложно: народ истощился — и финансово, и эмоционально.

Спектакль «Репетиция. История(и) театра (I)»

 Такие события, как Театральная олимпиада и переезд Теодора Курентзиса, влияют на интерес к Петербургу у международной театральной общественности?

МД: Петербург и с Курентзисом, и без Курентзиса представляет собой магнит для людей, которые хоть что-то понимают в культуре. Но самая главная проблема — это, извините, визы. Если бы их не было, можно было бы организовать в Питере фантастический культурный туризм. На Авиньонский фестиваль приезжает огромное количество туристов-зрителей, а в Россию, в Петербург в частности, они не едут, потому что получение российской визы — это огромная головная боль. 

— Какие главные преимущества петербургской театральной жизни можно назвать?

РД: Важное достоинство петербургского театрального ландшафта налицо — содержательное развитие независимых, негосударственных театров, наличие множества новых, разноформатных театральных площадок, огромное количество талантливых молодых актеров и развивающихся режиссеров.

Помогаем разобраться в современной культуре. Рассказываем о ярких впечатлениях
Главный редактор «Бумаги» Таня Иванова просто, понятно и по-дружески объясняет, почему спектакль, концерт, опера, балет или выставка стоят вашего внимания 
и денег. И советует, как провести время вдвоем, с семьей или друзьями. А наши партнеры дарят подписчикам билеты.
Подробнее

За помощь в подготовке интервью «Бумага» благодарит Ирину Герасимову и Алину Мюльбейер

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.
Новые тексты «Бумаги»
На «Бумаге» — премьера клипа «Научи меня жить» от группы «Простывший пассажир трамвая № 7»
От хюгге-кэмпа до экофермы: блогеры рекомендуют необычные места для путешествия по Ленобласти
Чем технология 5G будет полезна экономике и почему вокруг нее столько страхов? Рассказывает кандидат технических наук
На Рубинштейна постоянно проходят уличные вечеринки, где веселятся сотни людей. Местные жители жалуются на шум, а полиция устраивает рейды
Как проходило голосование по поправкам в Петербурге: вбросы бюллетеней, коронавирус у членов комиссий и участки во дворах
Где провести выходные
Как в Коломне появился секретный сад с розами и прудом с рыбками. За ним уже семь лет ухаживает местная жительница
В Петербурге вручили ресторанную премию Time Out. Открытием года стал Animals, а лучшим баром — Bar 812
В Ленобласти завершили реконструкцию экотропы «Гряда Вярямянселькя». Теперь ее протяженность — 11 километров
«Fashion House Аутлет Таллинское» снова открылся для покупателей. В эти выходные там можно купить обувь со скидкой до 70 %
В «Севкабель Порту» в выходные прочитают лекцию о кинетическом искусстве и проведут мастер-класс по анимации. Обновлено
Конфликт на Петровской косе
Что известно о будущем Речного яхт-клуба и Петровской косы. Яхтсменов выселили в разгар сезона, им негде швартоваться
«Нет консенсуса, нет договоренностей, нет развития». Что будет с речным яхт-клубом и что сейчас происходит на Петровской косе
Глава Ленинградской федерации профсоюзов подтвердил выселение речного яхт-клуба с Петровской косы. Там срезают понтоны, суда вынесут на сушу
Приставы пришли в яхт-клуб на Петровской косе и срезали трапы, ведущие к судам
Яхт-клуб на Петровской косе — последнее место в Петербурге для бюджетного яхтинга. Что известно о будущем территории, за которую борются застройщики, профсоюзы, спортсмены и город
Поддержка независимых театров
Сколько на самом деле стоит один поход на спектакль? Режиссер Семен Александровский рассуждает, почему бюджету выгодны частные театры
Более 20 независимых театров Петербурга не получили господдержку после пандемии: некоторым грозит закрытие. Десятки миллионов достались патриотическим фестивалям
Независимым театрам Петербурга обещают выделить субсидии в конце августа, заявила член комиссии
Независимые театры пожаловались, что остались без субсидий во время пандемии. Смольный запустил второй этап конкурса на финансирование
Коллеги «Бумаги»
Как ростовские наркополицейские бежали в Украину и задумались о карьере правозащитников
Как приговор по делу Юрия Дмитриева изменит Россию и нас
История отца Сергия, захватившего монастырь
Смягчение режима самоизоляции
Петербургские суды зарегистрировали больше 600 дел об отсутствии СИЗ за июль. Протоколы составляли в том числе на горожан, которые ели шаверму без маски
В Петербурге открылись визовые центры десяти стран ЕС
Беглов поручил подготовить театры к открытию в сентябре
МФЦ в Петербурге снова начали работать без предварительной записи
Во время пандемии центр Петербурга превратился в один большой рейв. Почему одни в восторге от вечеринок на Конюшенной и Рубинштейна, а других это бесит
Закон о «наливайках»
Автор закона о «наливайках» объяснил, почему площадь баров ограничили 50 метрами. Так депутаты борются с заведениями в хрущевках
Беглов призвал до 2021 года изменить закон о «наливайках» в интересах предпринимателей и жителей. Вот как он объяснил подписание «непроработанного» законопроекта
«Принятие закона о „наливайках“ — поспешность отдельных депутатов». Александр Беглов заявил, что в закон внесут изменения
В Петербурге прошло первое заседание рабочей группы по закону о «наливайках». На нем предложили создать особые правила для баров в исторических домах
Мой любимый бар закроется? Там перестанут продавать алкоголь? Отвечаем на главные вопросы про закон о «наливайках»
Снос хрущевок в Петербурге
Какие хрущевки готовятся снести в Петербурге, куда переселяют жильцов и почему проект реновации затянулся на 10 лет?
Как в Сосновой Поляне сносят первую хрущевку по программе реновации. Демонтаж продлится несколько дней
В Петербурге возобновляется программа реновации — первыми сносят дома в Красносельском районе. Что об этом известно
В Петербурге начали сносить первую расселенную хрущевку по программе реновации
Жители попавших под реновацию кварталов смогут переехать в другие районы
Лето в Петербурге
Театр, похожий на космический корабль, старинные церкви и медовуха в купеческом доме. Приезжайте в Великий Новгород
Как долго в Петербурге продлятся дожди и ждать ли лета в августе? Рассказывает главный синоптик города
Во время пандемии центр Петербурга превратился в один большой рейв. Почему одни в восторге от вечеринок на Конюшенной и Рубинштейна, а других это бесит
В Петербурге прошел ливень. Конечно же, улицы по всему городу затопило, а машины «плыли» по дорогам
Сотни людей на набережных, разведенные мосты и военные корабли: как в Петербурге прошел парад в честь Дня ВМФ
Озеленение Петербурга
Жители Петроградского района намерены вернуть виноград, сорванный ветром с дома на Лизы Чайкиной. Вот как они это сделают
С дома на Лизы Чайкиной сорвало виноград, много лет покрывавший половину стены. Местные жители планируют вернуть растение на место
На парковке на Марата на один вечер создали зону отдыха со стульями и растениями в горшках. Вот как она выглядела
На Чкаловском проспекте появился прицеп со скамейкой и растениями. Небольшую зону отдыха оборудовали активисты
Сквер Виктора Цоя начали благоустраивать — там стелют газон и красят здания. Работы связывают со скорым приездом Беглова

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.