13 июля 2021

Израильтянка Эстер Бузган — о зимней петербургской меланхолии, баснях Крылова и пользе Шаббата

Эстер Бузган переехала в Россию осенью 2020 года по распределению от министерства иностранных дел Израиля. Сейчас она — заместитель генконсула. Эстер называет Петербург своей первой любовью, но признается, что поначалу было тяжело привыкнуть к переменчивой погоде и длинным зимним ночам. Освоиться в новой стране помогло знание русского: девушка учила язык с детства, поскольку ее родители жили в СССР.

Эстер рассказывает, как российская бюрократия учит стоять на своем и не отчаиваться, какое израильское кафе напоминает ей о доме и почему летом в Петербурге легко забыть о времени.

Родной город: Офаким

Род деятельности: заместитель генконсула Израиля

В Петербурге: 7 месяцев


— Я родилась в Вильнюсе, но когда мне было 3–4 месяца, родители репатриировались: мы переехали на юг Израиля. Дипломатом я хотела быть с детства, мама рассказывает, что даже во дворе я всегда брала на себя роль примиряющей стороны, решала все конфликты и споры.

Дальше всё само как-то идеально выстроилось и стало подготовкой к будущей работе. Армия меня дисциплинировала, а работа PR-менеджером в авиакомпании параллельно со службой и учебой в университете помогла понять, как устроен мир, научиться тайм-менеджменту и отточить навыки коммуникации. Я даже будто была подготовлена к жизни в Петербурге: в авиакомпании мне приходилось вставать посреди ночи на рейс. Темными зимними питерскими утрами я ощущаю примерно то же самое.

Чтобы стать дипломатом в Израиле, нужно сдать экзамены, процесс длится примерно 9 месяцев. Мой брат шутил, что такая долгая сдача — это уже экзамен и проверка на то, как сильно вы хотите стать дипломатом. Всего семь этапов отбора, после которого вы поступаете на курсы кадетов. Курсы длятся 6 месяцев и в конце вы получаете список открытых должностей в разных странах. Отбираете желаемые и надеетесь, что именно туда и поедете.

В моем списке была Россия. Это страна, которая имеет большое влияние в разных отраслях и сферах, у нее есть уникальный отпечаток. Мне очень хотелось здесь служить и вообще всегда интересно находиться там, где происходит что-то интересное. Вакантными были должности пресс-секретаря в Москве и заместителя генконсула в Санкт-Петербурге, и я рада, что мне достался именно Петербург.

Фото: Ольга Карпушина

Я никогда здесь не была, но всегда очень хотела. Влюбилась с первых минут! Помню, как водитель консульства забрал меня из аэропорта, и я влюблялась с каждой минутой, погружаясь в город. Было так тепло, приятно и романтично. Я как-то спрашивала опытных дипломатов, где им больше всего нравилось служить, — и они всегда вспоминали свое первое место, объясняя это первой любовью. У меня получается так же: Питер — моя первая любовь.

Но вот не скажу, что первое время было легко. Я привыкла к совсем другим температурам, а здесь еще и очень влажно — это всё осложняет. Но зато есть отопление, которого нет в Израиле. Сложно было научиться одеваться по погоде, потому что вся моя одежда была приспособлена к другому климату. Надевать термоодежду, не надевать? Сколько слоев надевать? Куртку, сапоги? Или взять их собой?

Организму было тоже тяжело реагировать на долгие темные ночи и долгие светлые дни. В Израиле есть норма: в 7 вечера солнце начинает садиться, а в 5 утра восход — ты комфортно встаешь и хорошо высыпаешься. Здесь всё экстремально. Зимой ты уже на работе, а на улице всё еще темно — появляется меланхолия. Летом — светло, устаешь, смотришь на часы, а ведь уже 10 ночи!

Сильно помогло знание русского языка. Мои родители жили в СССР и говорят по-русски, поэтому, когда они увидели, как я в первом классе начала быстро схватывать испанский из программ по телевизору, наняли мне учителя — прекрасную женщину по имени Тая. Четыре года я учила русский, практиковала его в основном в бытовой речи. Хорошо помню басни Крылова: «Вороне бог послал кусочек сыра…»

Но то, что я знаю язык, не говорит о том, что я русская. Я чувствую, что отличаюсь, я дипломат — представитель другой страны. Однажды был забавный разговор с таксистом: он начал рассказывать мне про свое путешествие, как нырял и плавал с акулами. Я спросила его: какого сорта была акула? Он начал смеяться, а я не понимала почему. Потом он мне объяснил, что сорт бывает у яблок, но не у акул. Откуда я могла это знать…

Еще сильно отличается менталитет: в России сотрудники привыкли, что без разрешения руководства — никуда. А мы даем много свободы, и бывает тяжело принимать решения. Поэтому у моего кабинета всегда длинная очередь, как к врачу, и я кричу: «Следующий!» Музыка, еда, культура, способ мышления: израильтяне привыкли добиваться цели любыми путями. Здесь же на работе мне часто говорят о том, что что-то невозможно. Окей, невозможно через дверь — попробуйте через окно. Не говорите почему нет, давайте найдем, как можно сказать да.

Как консул и заместитель генерального консула я совмещаю три важных функционала: я политический советник, главный консул по консульским делам и главный администратор. Как-то смеялась с мамой: один день я могу решать сложные политические вопросы, а на следующий — выбираю новый утюг для генконсула. Полное разнообразие, но это и делает мою работу очень интересной.

Нести такую ответственность нелегко. Но помогает Шаббат: 24 часа отдыха раз в неделю. Еда должна быть готова, дела сделаны, вы проводите время с близкими, без телефона и других устройств. Мне сложно — я всё время должна быть на связи. Но в любом случае это возможность остановится, подумать, успокоиться, насладиться обществом родных или природы.

Конечно, я очень скучаю по семье, и коронавирус всё отягощает. В марте МИД Израиля вакцинировал всех дипломатов, организовал трансфер до страны, но запретил заходить на территорию без карантина. Мы прилетели, сделали прививку в аэропорту и через пару часов улетели обратно. Было тяжело видеть родной аэропорт, землю родной страны, знать, что мама там и ты не можешь ее даже обнять. И так два раза.

Чему вас научила Россия?

— Во-первых, Россия научила меня, как себя вести, когда на улице холодно… Но если серьезно, здесь я постоянно оттачиваю свои навыки: быть упрямой, стоять на своем, не отчаиваться. Длинные бюрократические процессы могут утомлять, и я вижу, что многие теряют мотивацию. Я думала, в Израиле много бюрократии, но теперь понимаю, у кого мы этому научились (ведь страну основывали русские евреи). А еще Петербург научил меня фразе «на связи».

Кто сыграл для вас важную роль?

— МИД Израиля и я сама. Мне очень повезло, что меня отправили в город из моего списка желаний, в город с богатой историей, в котором я всегда мечтала побывать.

Что бы вы хотели перенести из своей страны в Россию?

— Специи. Я искала их в разных супермаркетах, но не нашла. Орешки, пита, шакшука, овощи и фрукты — скучаю именно по израильским вариантам, вкус здесь очень сильно отличается. Зимой фрукты — вообще как трава. Но зато есть место для стартапов, например, надо обязательно привозить в Россию арбузы без косточек.

Пять находок в Петербурге

  1. Еда
    Люблю всю сеть Duo, суши и роллы в Subzero, итальянскую кухню в Italy group.
  2. Стейк в пите из Saviv
    Очень похож на настоящий израильский стейк в пите. Еще нравится «Бекицер» и новое место Boker Tov (с иврита «Доброе утро») — дает ощущение дома, но всё же сильно отличается: специи немного не те.
  3. Эрмитаж
    С него начинается Петербург, как же там красиво!
  4. Невский проспект и набережные
    Гулять по Питеру можно бесконечно.
  5. Парки
    Деревья, природа — мне это очень нравится.

    Зачем вы здесь?

    — Моя миссия — улучшить связи между Израилем и Петербургом, принеся пользу обеим сторонам. Например, сейчас ведутся переговоры с израильской компанией Mobileye, которая производит датчики движения для помощи водителям. Хотим оборудовать ими питерские автобусы, чтобы обезопасить общественный транспорт. А еще я здесь, чтобы познакомить Россию с израильской культурой, хоть чуть-чуть.


    «Бумага» регулярно публикует истории об иностранцах. Чем Петербург привлекает и отталкивает приезжих, чему учит Россия и зачем вообще приезжать в незнакомый город — бизнесмены, студенты, ученые и рестораторы из разных стран рассказывают о своем опыте и взглядах на петербургскую жизнь. Все тексты рубрики читайте здесь.

      Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
      Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
      Все тексты
      Экспаты
      «Здесь живу, здесь останусь». Экспаты — о том, как изменилась их жизнь в Петербурге за последние дни
      Француз Габриэль Берар — о гибкости в ведении бизнеса и русских беседах на кухне
      Перуанец Кристиан Рамирес — о не говорящих по-английски петербуржцах, преподавании и парках на Крестовском
      Что экспаты думают о петербуржцах? Вот мнения иностранцев о горожанах
      Нидерландец Себастьян Янсен — о петербургских ресторанах, нелогичной русской грамматике и непонятной погоде
      Свободу Саше Скочиленко
      Как помыться из бутылки за 6 минут и погулять в помещении 2х5 метров? Саша Скочиленко — о месяце в СИЗО
      Адвокат: Саша Скочиленко испытывает сильные боли в сердце и животе. Она жалуется на условия для прогулок и несоблюдение безглютеновой диеты
      Адвокат: Сашу Скочиленко запирали в камере-«стакане», у нее продолжают болеть живот и сердце
      «Я очень обеспокоена ее самочувствием». Адвокат Саши Скочиленко — о состоянии подзащитной в СИЗО
      Саша Скочиленко остается в СИЗО. Суд продлил ее арест еще на один месяц
      Военные действия России в Украине
      «Петербургский форум зла». Шесть протестных плакатов из поселкового сквера в Ленобласти
      Организаторы выставки «Мариуполь — борьба за русский мир» заявили о ее срыве, обвинив в этом местную чиновницу. Теперь в районном паблике пишут, что она «предатель»
      Роспотребнадзор: в Петербурге не выявлены случаи заражения холерой. Ранее власти говорили о риске завоза заболевания
      «Звук от фейерверков многих напугал». Школьников из Мариуполя пригласили на «Алые паруса» — вот их реакция
      Как получить украинскую визу в Петербурге? Подробности от МИД
      Экономический кризис — 2022
      В Петербурге проходит юридический форум — без мировых экспертов и вечеринки на Рубинштейна, но с Соловьевым и выставкой о Нюрнбергском трибунале
      «Там была буквально битва». «Бумага» нашла петербуржца, который нанял сотрудника IKEA для покупки мебели на закрытой распродаже. Вот его рассказ
      Что для России значит «символический» дефолт? Объясняет декан факультета экономики ЕУ СПб
      Петербуржцы ищут в соцсетях сотрудников IKEA — чтобы купить мебель и другие товары на закрытой распродаже
      Сравнивают себя с Рейхсбанком и спасают россиян. Что мы узнали из текста «Медузы» о работе Центробанка в военное время
      Давление на свободу слова
      «Бумага» улучшила свой VPN: можно заходить на российские госсервисы из-за границы 💚
      «Дочь сказала, что ей больше не нравятся полицейские». Директор «ПЕН-клуба» в Петербурге — о задержании за дискредитацию армии на выходе из поликлиники
      Запрет Facebook и Instagram за «экстремистскую деятельность» вступил в силу. Чего опасаться?
      «Ты не Петр I, ты Адольф II». Как Петербург протестовал в День России — с плакатами, самолетиками и пластилиновыми птицами
      Школы и детские сады Петербурга готовятся ко Дню России. Дети танцуют под Газманова, рисуют триколоры и клеят на окна изображения голубей
      Хорошие новости
      «Скучно стало, и поехал спонтанно». Житель Мурина второй месяц едет на самокате из Петербурга во Владивосток
      Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
      В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
      На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
      В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
      Подкасты «Бумаги»
      Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
      Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
      Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
      Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
      Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
      Деятели искусства рекомендуют
      «В Петербурге нет ни одного спектакля, где столько крутых мальчиков-артистов». Актриса МДТ Анна Завтур — о «Бесах» в Городском театре
      «Верните мне мой 2007-й». Актер театра Fulcro Никита Гольдман-Кох — о любимых спектаклях в БДТ
      К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.