19 мая 2021

Иранец Иман Газаи — о спонтанном переезде в Петербург, персидской кухне и уроках русского по «Пусть говорят»

Иман Газаи — бизнесмен и владелец кафе Mustang, где готовят блюда персидской кухни. Он изучал менеджмент в Москве, а в Петербурге оказался случайно, уехав за компанию с другом. Сначала Иман жил на два города, а затем перебрался сюда насовсем.

Иранец рассказывает, как знакомился с российской культурой по шоу «Пусть говорят» и стендапу, почему петербуржцы кажутся ему добрее москвичей и как жизнь здесь изменила его характер.

Родной город: Тегеран

Род деятельности: бизнесмен

В Петербурге: 6 лет


— Я родился в Тегеране и жил там до 10 лет. Потом перебрался в Мешхед, а в 20 лет уехал из страны.

Мой отец знал русский язык. Он был крупным бизнесменом и говорил, что если я хочу делать бизнес, то будущее — в России. Кроме того, когда-то отец был военным и считал, что Россия — сильная, безопасная страна и является хорошим трамплином для роста.

После распада СССР я стал заниматься экспортом и импортом в странах СНГ. Когда переехал в Россию, поначалу занимался электронной коммерцией, потом попробовал себя в ресторанном бизнесе. Полтора-два года я жил в Москве. Сначала было сложно: не хватало знаний, были проблемы с русским языком.

Чтобы понять культуру России, я стал изучать YouTube и столкнулся с передачей «Пусть говорят». Андрей Малахов показался мне симпатичным, но в его передаче всё время обсуждали какие-то негативные ситуации, у меня всё это в голове не укладывалось. Но когда я приехал в Россию, увидел, что сами россияне удивляются тому, что показывают в этой передаче. А еще мне говорили, что в России есть скинхеды, и что они будут бить меня на улице. Но не могу сказать, что вижу агрессию. Для изучения культуры мне советовали смотреть стендап. Теперь я даже дружу с некоторыми комиками.

В Москве я изучал менеджмент, а потом написал книгу под названием «A2B» — о выборе занятия и о том, как достичь в этом максимум результата. Идея в том, что качество жизни зависит от проектов, которые ее заполняют. Ведь мы не выбираем, кем и где родиться, и также не знаем, где наш путь закончится. Точки A и B от нас не зависят, остаются проекты, которые мы выбираем.

Фото: Егор Цветков

В Петербург я попал спонтанно. Был в центре Москвы, и вдруг мне позвонил мой друг, режиссер, который ставит оперные спектакли. Сказал, что хочет попрощаться, так как едет в Петербург. Я спустился в метро, приехал к нему на вокзал — и в итоге вместе с ним оказался в Петербурге.

Между Москвой и Петербургом хорошее авиа- и железнодорожное сообщение, так что какое-то время я жил на два города. Но потом перестал ездить в столицу — просто не нашел причины для возвращения.

Ресторанным бизнесом я тоже занялся спонтанно. Один парень очень попросил меня инвестировать в его дело, но потом исчез, и мне пришлось продолжить самому. Я такой человек: если что-то начинаю, то доведу до конца. К тому же я люблю персидскую кухню. В моем заведении мы совмещаем ее с европейской.

С точки зрения продвижения, маржи и прибыли вести здесь бизнес лучше, чем в Иране. Если у тебя есть хоть немного навыков и умений, то всё получается. Но если делать всё по закону, как требует государство, то очень сложно.

Чему вас научила Россия?

— В России люди живут скорее на основе логики, нежели на эмоциях. Жители других стран из-за эмоций могут многим пожертвовать. Здесь же действует логика и то, насколько это выгодно. Я сам до этого был эмоциональным, так что мне это очень помогло.

Здесь я научился материться, а еще говорить нет. В Иране народ такой вежливый: если у нас что-то просят, мы не отказываем. А в России я научился тому, что если человек меня не устраивает, если я чего-то не хочу, то могу отказать. Это у русских легко получается.

Кто сыграл для вас важную роль?

— Думаю, я сам. Но на данный момент важную роль для меня играют мои партнеры и команда. Я их очень люблю.

Что бы вы хотели перенести из своей страны в Россию?

— Персидскую кухню, чем я и занимаюсь. Наши продукты, которых здесь нет. Кажется, в России считают, что всё вкусное должно быть сладким. А у нас есть другие вкусы: кислые, соленые.

Я перенес бы немного улыбок, вежливости, преданности — таких вещей, которые объединяют людей. Хотелось бы, чтобы люди больше любили друг друга и оставались дольше вместе.

А еще перенес бы горы. Как далеко бы ты ни уехал из Петербурга, не увидишь ни одной горы. А в Иране их видно в любом городе.

Пять находок в Петербурге

  1. Белые ночи
    Мне всегда хотелось увидеть белые ночи. Оказалось, это очень круто! Правда, когда белые ночи закончились, наступил некий спад, разочарование.
  2. Компактность
    В Москве я мало что успевал делать. Хотя дом был в 7 минутах от офиса, в течение дня я успевал съездить только на пару встреч. А Петербург — более компактный город, при этом все преимущества Москвы здесь есть.
  3. Люди
    В Москве лучше идти с головой, опущенной вниз. Если ты улыбаешься, тебя спросят, почему улыбаешься, если смотришь — почему смотришь. Мне показалось, что люди в Петербурге добрее, чем в столице. Хотя потом я понял, что это скорее некий slow-motion, из-за которого не чувствуешь сильной агрессии.
  4. Фонтанка
    Я живу на Фонтанке. Она меня вдохновляет. Это место, где я гуляю в одиночестве, когда устаю, когда думаю о Родине или когда мечтаю.
  5. Природа
    Я люблю природу, особенно зимой. Обожаю русскую баню и лес. Мне нравится Финский залив — не важно, на севере или юге. А еще Крестовский остров — на мой взгляд, это отличное место для жизни. Квартиры, да и парк мне по душе.

    Зачем вы здесь?

    Основное — это бизнес. Я не думаю, что мне нужно, но думаю, где могу быть полезным. Считаю, в России я нашел свое место. Хотя иранцы чаще склоняются в пользу европейских стран и Канады — даже у моего сына гражданство Канады, — я люблю Россию. Мне близок местный менталитет. И я к нему уже настолько привык, что в Иране мне становится даже немного сложно.


    «Бумага» регулярно публикует истории об иностранцах. Чем Петербург привлекает и отталкивает приезжих, чему учит Россия и зачем вообще приезжать в незнакомый город — бизнесмены, студенты, ученые и рестораторы из разных стран рассказывают о своем опыте и взглядах на петербургскую жизнь. Все тексты рубрики читайте здесь.

      Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
      Подписывайтесь на «Бумагу» там, где вам удобно
      Все тексты
      Экспаты
      Кенийка Магдалине Каманде — об агрессивных фанатах «Зенита», хорошем кофе и сложностях с ударениями
      Американец Уэсли Уолкер Тримбл — о подозрительности русских, конфузах в храмах и толпах в лесу
      Бразилец Артур Сикейра Веронез — о «стрелянии» сигарет, крещенских купаниях и любви петербуржцев к искусству
      Нигериец Точи Ани — о хмурости русских, водянистом борще и мурашках при виде Невского проспекта
      Колумбийка Аллисон Асканио Пьедрахита — о преподавании зумбы, ворчливых продавцах и вечеринках на Карповке
      Четвертая волна коронавируса
      За последний год в России умерли 2,4 миллиона человек. Это худший показатель смертности со времен войны
      Оправдана ли паника из-за омикрон-штамма? Ирина Якутенко — о самом необычном варианте коронавируса
      ❗️ Роспотребнадзор ограничит срок действия ПЦР-теста 48 часами. Для приезжающих из стран, с которыми не возобновлено авиасообщение, введут двухнедельный карантин
      Законы о QR-кодах в транспорте могут не успеть принять до Нового года, пишут «Ведомости». Предположительный срок — февраль
      Спикер Госдумы открыл в телеграме комментарии под постом о QR-кодах — и получил больше 600 тысяч сообщений. О чем люди писали чаще всего?
      Новый год — 2022
      В Петербурге запустили почту Деда Мороза — письмо можно отправить в Великий Устюг. Как это работает?
      12-метровая горка, карусель и маркет. Как этой зимой выглядит двор «Никольских рядов»
      В Ленобласти можно бесплатно заготовить новогоднюю елку. Рассказываем как
      В Петербурге запустили бота по поиску катков и лыжных трасс в каждом районе
      Сколько потратят на украшение Петербурга к Новому году? А на главную ярмарку? Одна картинка
      Как меняется Петербург
      В Ломоносове появилось новое общественное пространство — на месте бывшего пустыря
      В саду Дружбы закончились работы по благоустройству. Показываем, как изменилось общественное пространство
      Ради строительства Большого Смоленского моста хотят снести восемь исторических домов. Что это за здания?
      Смольный может построить велодорожку из Лахты до Смолячкова. На «технико-экономическое обоснование» проекта выделили 11 млн рублей
      Новый мост через Неву свяжет два берега Невского и Красногвардейского районов. Что известно о разводной переправе и как она может выглядеть
      Вакцинация от коронавируса
      В Петербурге задержали четырех человек, организовавших бизнес по продаже поддельных QR-кодов. Позднее прокуратура отменила возбуждение уголовного дела
      В Петербург поступила новая партия вакцины «Спутник V» — более 100 тысяч доз
      Что известно про новый штамм коронавируса B.1.1.529? Насколько он опасен и заражен ли им кто-то в России?
      В общественном транспорте Петербурга не будут вводить QR-коды. А что насчет такси?
      В Ленобласти введут обязательную вакцинацию вслед за Петербургом. Рассказываем, кого она коснется
      Коллеги «Бумаги»
      Обвинительные клоны
      Непрофессиональное заболевание
      Как читать новости о ковиде?
      Научпоп
      В России вручили премию «За верность науке». Лучшим научно-просветительским проектом года стал Science Slam 🙌
      Мы заполнили два вагона поезда Москва — Петербург молодыми учеными. Что было дальше?
      «Мир знаний» — ежегодный фестиваль научного кино. Как он изменился и что покажут в этот раз
      Фестиваль научных и исследовательских фильмов «Мир знаний» проведут в Петербурге с 1 по 6 декабря. Тема этого года — космос
      Почему у облаков в Петербурге бывают ровные края? Мы узнали у популяризатора астрономии и синоптика. Обновлено
      Подкасты «Бумаги»
      Мы всегда онлайн! Не пора отдохнуть от интернета? В этом подкасте обсуждаем зависимость от соцсетей и диджитал-детокс
      Как большие данные изменили науку? В этом подкасте слушайте, что можно узнать о соцсетях, дружбе и неравенстве благодаря big data
      Как понять, что вы живете в гетто? Слушайте лекцию о том, почему происходит сегрегация в городах
      Зимовка в теплой стране — это дорого и сложно? А что с границами? В этом подкасте планируем побег от холодов
      Нанохлеб, «графеновики» и 3D-печать домов: в этом подкасте обсуждаем новые материалы и придумываем, что взять с собой в постапокалипсис
      К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.