19 мая 2021

Иранец Иман Газаи — о спонтанном переезде в Петербург, персидской кухне и уроках русского по «Пусть говорят»

Иман Газаи — бизнесмен и владелец кафе Mustang, где готовят блюда персидской кухни. Он изучал менеджмент в Москве, а в Петербурге оказался случайно, уехав за компанию с другом. Сначала Иман жил на два города, а затем перебрался сюда насовсем.

Иранец рассказывает, как знакомился с российской культурой по шоу «Пусть говорят» и стендапу, почему петербуржцы кажутся ему добрее москвичей и как жизнь здесь изменила его характер.

Родной город: Тегеран

Род деятельности: бизнесмен

В Петербурге: 6 лет


— Я родился в Тегеране и жил там до 10 лет. Потом перебрался в Мешхед, а в 20 лет уехал из страны.

Мой отец знал русский язык. Он был крупным бизнесменом и говорил, что если я хочу делать бизнес, то будущее — в России. Кроме того, когда-то отец был военным и считал, что Россия — сильная, безопасная страна и является хорошим трамплином для роста.

После распада СССР я стал заниматься экспортом и импортом в странах СНГ. Когда переехал в Россию, поначалу занимался электронной коммерцией, потом попробовал себя в ресторанном бизнесе. Полтора-два года я жил в Москве. Сначала было сложно: не хватало знаний, были проблемы с русским языком.

Чтобы понять культуру России, я стал изучать YouTube и столкнулся с передачей «Пусть говорят». Андрей Малахов показался мне симпатичным, но в его передаче всё время обсуждали какие-то негативные ситуации, у меня всё это в голове не укладывалось. Но когда я приехал в Россию, увидел, что сами россияне удивляются тому, что показывают в этой передаче. А еще мне говорили, что в России есть скинхеды, и что они будут бить меня на улице. Но не могу сказать, что вижу агрессию. Для изучения культуры мне советовали смотреть стендап. Теперь я даже дружу с некоторыми комиками.

В Москве я изучал менеджмент, а потом написал книгу под названием «A2B» — о выборе занятия и о том, как достичь в этом максимум результата. Идея в том, что качество жизни зависит от проектов, которые ее заполняют. Ведь мы не выбираем, кем и где родиться, и также не знаем, где наш путь закончится. Точки A и B от нас не зависят, остаются проекты, которые мы выбираем.

Фото: Егор Цветков

В Петербург я попал спонтанно. Был в центре Москвы, и вдруг мне позвонил мой друг, режиссер, который ставит оперные спектакли. Сказал, что хочет попрощаться, так как едет в Петербург. Я спустился в метро, приехал к нему на вокзал — и в итоге вместе с ним оказался в Петербурге.

Между Москвой и Петербургом хорошее авиа- и железнодорожное сообщение, так что какое-то время я жил на два города. Но потом перестал ездить в столицу — просто не нашел причины для возвращения.

Ресторанным бизнесом я тоже занялся спонтанно. Один парень очень попросил меня инвестировать в его дело, но потом исчез, и мне пришлось продолжить самому. Я такой человек: если что-то начинаю, то доведу до конца. К тому же я люблю персидскую кухню. В моем заведении мы совмещаем ее с европейской.

С точки зрения продвижения, маржи и прибыли вести здесь бизнес лучше, чем в Иране. Если у тебя есть хоть немного навыков и умений, то всё получается. Но если делать всё по закону, как требует государство, то очень сложно.

Чему вас научила Россия?

— В России люди живут скорее на основе логики, нежели на эмоциях. Жители других стран из-за эмоций могут многим пожертвовать. Здесь же действует логика и то, насколько это выгодно. Я сам до этого был эмоциональным, так что мне это очень помогло.

Здесь я научился материться, а еще говорить нет. В Иране народ такой вежливый: если у нас что-то просят, мы не отказываем. А в России я научился тому, что если человек меня не устраивает, если я чего-то не хочу, то могу отказать. Это у русских легко получается.

Кто сыграл для вас важную роль?

— Думаю, я сам. Но на данный момент важную роль для меня играют мои партнеры и команда. Я их очень люблю.

Что бы вы хотели перенести из своей страны в Россию?

— Персидскую кухню, чем я и занимаюсь. Наши продукты, которых здесь нет. Кажется, в России считают, что всё вкусное должно быть сладким. А у нас есть другие вкусы: кислые, соленые.

Я перенес бы немного улыбок, вежливости, преданности — таких вещей, которые объединяют людей. Хотелось бы, чтобы люди больше любили друг друга и оставались дольше вместе.

А еще перенес бы горы. Как далеко бы ты ни уехал из Петербурга, не увидишь ни одной горы. А в Иране их видно в любом городе.

Пять находок в Петербурге

  1. Белые ночи
    Мне всегда хотелось увидеть белые ночи. Оказалось, это очень круто! Правда, когда белые ночи закончились, наступил некий спад, разочарование.
  2. Компактность
    В Москве я мало что успевал делать. Хотя дом был в 7 минутах от офиса, в течение дня я успевал съездить только на пару встреч. А Петербург — более компактный город, при этом все преимущества Москвы здесь есть.
  3. Люди
    В Москве лучше идти с головой, опущенной вниз. Если ты улыбаешься, тебя спросят, почему улыбаешься, если смотришь — почему смотришь. Мне показалось, что люди в Петербурге добрее, чем в столице. Хотя потом я понял, что это скорее некий slow-motion, из-за которого не чувствуешь сильной агрессии.
  4. Фонтанка
    Я живу на Фонтанке. Она меня вдохновляет. Это место, где я гуляю в одиночестве, когда устаю, когда думаю о Родине или когда мечтаю.
  5. Природа
    Я люблю природу, особенно зимой. Обожаю русскую баню и лес. Мне нравится Финский залив — не важно, на севере или юге. А еще Крестовский остров — на мой взгляд, это отличное место для жизни. Квартиры, да и парк мне по душе.

    Зачем вы здесь?

    Основное — это бизнес. Я не думаю, что мне нужно, но думаю, где могу быть полезным. Считаю, в России я нашел свое место. Хотя иранцы чаще склоняются в пользу европейских стран и Канады — даже у моего сына гражданство Канады, — я люблю Россию. Мне близок местный менталитет. И я к нему уже настолько привык, что в Иране мне становится даже немного сложно.


    «Бумага» регулярно публикует истории об иностранцах. Чем Петербург привлекает и отталкивает приезжих, чему учит Россия и зачем вообще приезжать в незнакомый город — бизнесмены, студенты, ученые и рестораторы из разных стран рассказывают о своем опыте и взглядах на петербургскую жизнь. Все тексты рубрики читайте здесь.

      Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
      Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
      Все тексты
      Экспаты
      «Здесь живу, здесь останусь». Экспаты — о том, как изменилась их жизнь в Петербурге за последние дни
      Француз Габриэль Берар — о гибкости в ведении бизнеса и русских беседах на кухне
      Перуанец Кристиан Рамирес — о не говорящих по-английски петербуржцах, преподавании и парках на Крестовском
      Что экспаты думают о петербуржцах? Вот мнения иностранцев о горожанах
      Нидерландец Себастьян Янсен — о петербургских ресторанах, нелогичной русской грамматике и непонятной погоде
      Свободу Саше Скочиленко
      Как помыться из бутылки за 6 минут и погулять в помещении 2х5 метров? Саша Скочиленко — о месяце в СИЗО
      Адвокат: Саша Скочиленко испытывает сильные боли в сердце и животе. Она жалуется на условия для прогулок и несоблюдение безглютеновой диеты
      Адвокат: Сашу Скочиленко запирали в камере-«стакане», у нее продолжают болеть живот и сердце
      «Я очень обеспокоена ее самочувствием». Адвокат Саши Скочиленко — о состоянии подзащитной в СИЗО
      Саша Скочиленко остается в СИЗО. Суд продлил ее арест еще на один месяц
      Военные действия России в Украине
      «Петербургский форум зла». Шесть протестных плакатов из поселкового сквера в Ленобласти
      Организаторы выставки «Мариуполь — борьба за русский мир» заявили о ее срыве, обвинив в этом местную чиновницу. Теперь в районном паблике пишут, что она «предатель»
      Роспотребнадзор: в Петербурге не выявлены случаи заражения холерой. Ранее власти говорили о риске завоза заболевания
      «Звук от фейерверков многих напугал». Школьников из Мариуполя пригласили на «Алые паруса» — вот их реакция
      Как получить украинскую визу в Петербурге? Подробности от МИД
      Экономический кризис — 2022
      В Петербурге проходит юридический форум — без мировых экспертов и вечеринки на Рубинштейна, но с Соловьевым и выставкой о Нюрнбергском трибунале
      «Там была буквально битва». «Бумага» нашла петербуржца, который нанял сотрудника IKEA для покупки мебели на закрытой распродаже. Вот его рассказ
      Что для России значит «символический» дефолт? Объясняет декан факультета экономики ЕУ СПб
      Петербуржцы ищут в соцсетях сотрудников IKEA — чтобы купить мебель и другие товары на закрытой распродаже
      Сравнивают себя с Рейхсбанком и спасают россиян. Что мы узнали из текста «Медузы» о работе Центробанка в военное время
      Давление на свободу слова
      «Бумага» улучшила свой VPN: можно заходить на российские госсервисы из-за границы 💚
      «Дочь сказала, что ей больше не нравятся полицейские». Директор «ПЕН-клуба» в Петербурге — о задержании за дискредитацию армии на выходе из поликлиники
      Запрет Facebook и Instagram за «экстремистскую деятельность» вступил в силу. Чего опасаться?
      «Ты не Петр I, ты Адольф II». Как Петербург протестовал в День России — с плакатами, самолетиками и пластилиновыми птицами
      Школы и детские сады Петербурга готовятся ко Дню России. Дети танцуют под Газманова, рисуют триколоры и клеят на окна изображения голубей
      Хорошие новости
      «Скучно стало, и поехал спонтанно». Житель Мурина второй месяц едет на самокате из Петербурга во Владивосток
      Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
      В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
      На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
      В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
      Подкасты «Бумаги»
      Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
      Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
      Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
      Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
      Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
      Деятели искусства рекомендуют
      «В Петербурге нет ни одного спектакля, где столько крутых мальчиков-артистов». Актриса МДТ Анна Завтур — о «Бесах» в Городском театре
      «Верните мне мой 2007-й». Актер театра Fulcro Никита Гольдман-Кох — о любимых спектаклях в БДТ
      К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.