19 мая 2021

Иранец Иман Газаи — о спонтанном переезде в Петербург, персидской кухне и уроках русского по «Пусть говорят»

Иман Газаи — бизнесмен и владелец кафе Mustang, где готовят блюда персидской кухни. Он изучал менеджмент в Москве, а в Петербурге оказался случайно, уехав за компанию с другом. Сначала Иман жил на два города, а затем перебрался сюда насовсем.

Иранец рассказывает, как знакомился с российской культурой по шоу «Пусть говорят» и стендапу, почему петербуржцы кажутся ему добрее москвичей и как жизнь здесь изменила его характер.

Родной город: Тегеран

Род деятельности: бизнесмен

В Петербурге: 6 лет


— Я родился в Тегеране и жил там до 10 лет. Потом перебрался в Мешхед, а в 20 лет уехал из страны.

Мой отец знал русский язык. Он был крупным бизнесменом и говорил, что если я хочу делать бизнес, то будущее — в России. Кроме того, когда-то отец был военным и считал, что Россия — сильная, безопасная страна и является хорошим трамплином для роста.

После распада СССР я стал заниматься экспортом и импортом в странах СНГ. Когда переехал в Россию, поначалу занимался электронной коммерцией, потом попробовал себя в ресторанном бизнесе. Полтора-два года я жил в Москве. Сначала было сложно: не хватало знаний, были проблемы с русским языком.

Чтобы понять культуру России, я стал изучать YouTube и столкнулся с передачей «Пусть говорят». Андрей Малахов показался мне симпатичным, но в его передаче всё время обсуждали какие-то негативные ситуации, у меня всё это в голове не укладывалось. Но когда я приехал в Россию, увидел, что сами россияне удивляются тому, что показывают в этой передаче. А еще мне говорили, что в России есть скинхеды, и что они будут бить меня на улице. Но не могу сказать, что вижу агрессию. Для изучения культуры мне советовали смотреть стендап. Теперь я даже дружу с некоторыми комиками.

В Москве я изучал менеджмент, а потом написал книгу под названием «A2B» — о выборе занятия и о том, как достичь в этом максимум результата. Идея в том, что качество жизни зависит от проектов, которые ее заполняют. Ведь мы не выбираем, кем и где родиться, и также не знаем, где наш путь закончится. Точки A и B от нас не зависят, остаются проекты, которые мы выбираем.

Фото: Егор Цветков

В Петербург я попал спонтанно. Был в центре Москвы, и вдруг мне позвонил мой друг, режиссер, который ставит оперные спектакли. Сказал, что хочет попрощаться, так как едет в Петербург. Я спустился в метро, приехал к нему на вокзал — и в итоге вместе с ним оказался в Петербурге.

Между Москвой и Петербургом хорошее авиа- и железнодорожное сообщение, так что какое-то время я жил на два города. Но потом перестал ездить в столицу — просто не нашел причины для возвращения.

Ресторанным бизнесом я тоже занялся спонтанно. Один парень очень попросил меня инвестировать в его дело, но потом исчез, и мне пришлось продолжить самому. Я такой человек: если что-то начинаю, то доведу до конца. К тому же я люблю персидскую кухню. В моем заведении мы совмещаем ее с европейской.

С точки зрения продвижения, маржи и прибыли вести здесь бизнес лучше, чем в Иране. Если у тебя есть хоть немного навыков и умений, то всё получается. Но если делать всё по закону, как требует государство, то очень сложно.

Чему вас научила Россия?

— В России люди живут скорее на основе логики, нежели на эмоциях. Жители других стран из-за эмоций могут многим пожертвовать. Здесь же действует логика и то, насколько это выгодно. Я сам до этого был эмоциональным, так что мне это очень помогло.

Здесь я научился материться, а еще говорить нет. В Иране народ такой вежливый: если у нас что-то просят, мы не отказываем. А в России я научился тому, что если человек меня не устраивает, если я чего-то не хочу, то могу отказать. Это у русских легко получается.

Кто сыграл для вас важную роль?

— Думаю, я сам. Но на данный момент важную роль для меня играют мои партнеры и команда. Я их очень люблю.

Что бы вы хотели перенести из своей страны в Россию?

— Персидскую кухню, чем я и занимаюсь. Наши продукты, которых здесь нет. Кажется, в России считают, что всё вкусное должно быть сладким. А у нас есть другие вкусы: кислые, соленые.

Я перенес бы немного улыбок, вежливости, преданности — таких вещей, которые объединяют людей. Хотелось бы, чтобы люди больше любили друг друга и оставались дольше вместе.

А еще перенес бы горы. Как далеко бы ты ни уехал из Петербурга, не увидишь ни одной горы. А в Иране их видно в любом городе.

Пять находок в Петербурге

  1. Белые ночи
    Мне всегда хотелось увидеть белые ночи. Оказалось, это очень круто! Правда, когда белые ночи закончились, наступил некий спад, разочарование.
  2. Компактность
    В Москве я мало что успевал делать. Хотя дом был в 7 минутах от офиса, в течение дня я успевал съездить только на пару встреч. А Петербург — более компактный город, при этом все преимущества Москвы здесь есть.
  3. Люди
    В Москве лучше идти с головой, опущенной вниз. Если ты улыбаешься, тебя спросят, почему улыбаешься, если смотришь — почему смотришь. Мне показалось, что люди в Петербурге добрее, чем в столице. Хотя потом я понял, что это скорее некий slow-motion, из-за которого не чувствуешь сильной агрессии.
  4. Фонтанка
    Я живу на Фонтанке. Она меня вдохновляет. Это место, где я гуляю в одиночестве, когда устаю, когда думаю о Родине или когда мечтаю.
  5. Природа
    Я люблю природу, особенно зимой. Обожаю русскую баню и лес. Мне нравится Финский залив — не важно, на севере или юге. А еще Крестовский остров — на мой взгляд, это отличное место для жизни. Квартиры, да и парк мне по душе.

    Зачем вы здесь?

    Основное — это бизнес. Я не думаю, что мне нужно, но думаю, где могу быть полезным. Считаю, в России я нашел свое место. Хотя иранцы чаще склоняются в пользу европейских стран и Канады — даже у моего сына гражданство Канады, — я люблю Россию. Мне близок местный менталитет. И я к нему уже настолько привык, что в Иране мне становится даже немного сложно.


    «Бумага» регулярно публикует истории об иностранцах. Чем Петербург привлекает и отталкивает приезжих, чему учит Россия и зачем вообще приезжать в незнакомый город — бизнесмены, студенты, ученые и рестораторы из разных стран рассказывают о своем опыте и взглядах на петербургскую жизнь. Все тексты рубрики читайте здесь.

      Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
      Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
      Все тексты
      Экспаты
      «Здесь живу, здесь останусь». Экспаты — о том, как изменилась их жизнь в Петербурге за последние дни
      Француз Габриэль Берар — о гибкости в ведении бизнеса и русских беседах на кухне
      Перуанец Кристиан Рамирес — о не говорящих по-английски петербуржцах, преподавании и парках на Крестовском
      Что экспаты думают о петербуржцах? Вот мнения иностранцев о горожанах
      Нидерландец Себастьян Янсен — о петербургских ресторанах, нелогичной русской грамматике и непонятной погоде
      Военное положение
      Затоплены, замусорены и сокрыты. В каком состоянии бомбоубежища Петербурга — и почему большинство горожан их не найдет
      В Петербурге почти месяц действует военный «режим базовой готовности». Что это такое? И касается ли он горожан?
      Россия проводит ядерные учения. Что об этом нужно знать
      «Меры безопасности усиливаются». Беглов — о режиме базовой готовности в Петербурге
      «Медуза» получила методичку Кремля о том, как «правильно» говорить о военном положении и разных режимах готовности. Что в нее вошло?
      Мобилизация
      «Или вы едете, или в тюрьму». В Петербурге двое мобилизованных пожаловались на отказ в госпитализации. По их словам, их готовят к отправке в неизвестном направлении
      Беглов поздравил мобилизованных с окончанием военной подготовки и отправкой на фронт
      Петербуржец побывал на войне, досрочно расторг контракт, а теперь пытается отменить решение о мобилизации, пишет «Фонтанка»
      «А где в православии указано, что вы не должны убивать человека?» Как суд отказал в АГС мобилизованному Кириллу Березину
      В Петербурге полиция меняет протоколы протестовавших против мобилизации. Так их можно привлечь к ответственности в 2023-м
      Визовые ограничения
      Президент Финляндии заявил о бессрочном запрете на туристические визы для россиян
      Финляндия собирается строить забор на границе с Россией. Каким он будет и сколько займут работы?
      Чехия ограничит въезд для российских туристов с 25 октября
      На финской границе развернули более 500 россиян после введения запрета на въезд для туристов. До этого отказы были единичными
      Helsingin sanomat: финскую границу закроют для российских туристов сегодня ночью
      Давление на свободу слова
      Правозащитный центр «Мемориал» исключили из государственного реестра юридических лиц. Суд утвердил это решение
      Бар «Доски» уволил сотрудника после доноса основателя экстремистского «Мужского государства»
      Распродажа ЛГБТ-литературы и книги «иноагентов» в обложке. Что происходит в книжных после принятия новых законов
      Петербуржца признали виновным в «дискредитации» армии за лозунг «Слава Украине!»
      Могут ли меня признать иноагентом? Что добавили к запретам и кто в зоне риска? Ответы
      Свободу Саше Скочиленко
      Саше Скочиленко продлили арест до 10 апреля 2023 года
      Обвинение Скочиленко опирается на экспертизу, где говорится, что Саша лжет, а военные РФ «гуманны». «Бумага» разобрала документ
      «Имея предубеждение — неприязненное чувство…». Саше Скочиленко предъявили обвинение
      «Вы совершили тяжкое преступление против государства». Как прошла встреча Саши Скочиленко и омбудсмена Агапитовой — две версии
      Саша Скочиленко рассказала про типичный день в СИЗО — с обысками, прогулками в крошечном дворе и ответами на письма
      Экономический кризис — 2022
      Как изменится прожиточный минимум в России в 2023 году?
      За год мандрины в Петербурге подорожали более чем на 50 %
      В 2023 году билеты на поезда дальнего следования в России подорожают на 8,1 %
      Предельная плата за техосмотр транспорта в Петербурге вырастет почти вдвое
      Туристы в Петербурге теперь будут платить курортный сбор. О какой сумме речь и кого это коснется?
      К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Chrome или Mozilla Firefox Mozilla Firefox или Chrome.