1 ноября 2019

В России вступил в силу закон о суверенном интернете. Теперь нас отключат от всего мира? У меня будут проблемы с доступом?

В России с 1 ноября вступил в силу закон об изоляции России от Интернета в случае угрозы. Закон дает Роскомнадзору возможность отключать российский сегмент от всемирной сети в случае кибератак или давления на российский интернет извне.
Начнется ли изоляция рунета немедленно, ухудшится ли у россиян подключение и реально ли вообще исполнить новый закон? «Бумага» отвечает на основные вопросы о суверенном интернете.

Всё, с 1 ноября Россия отключена от мирового интернета?

Нет. Закон вступил в силу 1 ноября, но, по данным «Коммерсанта», фактически он работать не будет. Источник, близкий к администрации президента, утверждает, что оборудование, необходимое для изоляции российского интернета, будут устанавливать еще около года. Кроме того, в силу вступили лишь семь из 26 подзаконных актов. «С 1 ноября для абонентов ничего не изменится», — говорит источник издания в одной из компаний-операторов связи.
Руководитель «Роскомсвободы» Артем Козлюк полагает, что для изоляции интернета по всей России может потребоваться и больше года. Но даже когда всё оборудование установят и закон заработает в полную силу — абсолютной изоляции российского интернета не будет. Закон предполагает, что отключать российский интернет от мирового будут только при определенных условиях.

В каких случаях российский интернет планируют отключать от мирового?

По задумке авторов, закон будет защищать российский интернет от угроз извне — например, если кто-то за пределами страны захочет ограничить или отключить российский сегмент интернета. В таком случае управление сетью на себя возьмет Роскомнадзор. Он станет фильтровать трафик, а операторы связи должны будут выполнять указания ведомства и замыкать трафик внутри страны. При этом пока не до конца понятно, о каких потенциальных угрозах идет речь.
Впрочем, будут еще и учения, которые власти намерены проводить не реже раза в год. Испытания фильтрации трафика уже прошли на Урале в сентябре — их результаты неизвестны. Будут ли испытания в будущем всероссийскими или региональными — тоже неизвестно.

Как закон о суверенном интернете скажется на пользователях?

До появления угроз, о которых говорится в законе, — никак. В теории речь идет о том, что власти получат «рубильник», по которому российский сегмент интернета можно будет изолировать от сайтов на зарубежных серверах, говорит технический директор «Роскомсвободы» Станислав Шакиров.
На практике это вряд ли будет работать так гладко, считают эксперты, — скорее всего, изоляция приведет к сбоям в работе интернета. Кто и как долго будет их устранять, непонятно. Подробнее об этом писало издание TJ. Источник «РБК» в правительстве утверждает, что оборудование, предназначенное для централизованного управления трафиком и его фильтрации (Deep Packet Inspection), подключат только при условии, что не пострадает качество связи.
Кроме того, оборудование, которое должно обеспечивать изоляцию российского интернета, будет также ограничивать доступ к запрещенным на территории РФ ресурсам. Так что, в теории, это может создать проблемы с доступом, например, к Telegram.
Есть еще две значительные угрозы для россиян, рассказал «Бумаге» руководитель «Роскомсвободы» Артем Козлюк. По его словам, Роскомнадзор получит возможность изолировать интернет в отдельных регионах в случае акций протеста. Кроме того, установка оборудования может оказаться дороже, чем прописано в бюджете, — и тогда операторы повысят тарифы.
Артем Козлюк, руководитель «Роскомсвободы»:
— Авторы законопроекта оценивали затраты в 20 миллиардов рублей, а по данным экспертного совета при правительстве это более 130 миллиардов. Эту разницу государство, скорее всего, будет компенсировать за счет операторов связи, а они переложат свои затраты на абонентов, увеличивая тарифы или снижая скорость соединения.

А технически отключить российский интернет от мирового вообще возможно?

IT-специалист, директор компании Diphost Филипп Кулин в интервью «Медиазоне» рассказал, что в документе очень много неизвестных. По мнению Кулина, авторы законопроекта не совсем понимают, что собираются сделать. Особенно это проявляется в положении о централизованном управлении интернетом — когда Роскомнадзор берет управление трафиком в свои руки в случае угрозы.
Филипп Кулин, директор Diphost:
— Кажется, они [Роскомнадзор] тоже не очень понимают, что они собираются делать. Вообще, это положение [о централизованной системе управления интернетом] — основа того, что они хотели. Это не готово вообще, и кто это будет делать и зачем, неясно. Приходит некий супермен и говорит: маршрутизацию делаем так, как я скажу. Это может плохо сказаться [на работе интернета], потому что нет никаких оснований считать, что централизованное управление лучше децентрализованного. Если говорить о децентрализованном — операторы заинтересованы в нормальном функционировании сети, для них это бизнес. Я считаю это положение шапкозакидательной бессмысленностью.
Он сравнивает новый закон с «пакетом Яровой», который юридически действует, но по факту почти не исполняется из-за отсутствия необходимого оборудования.

Теперь в России будет, как в Китае?

Российскую модель ограничения интернета многие сравнивают с китайской. Технический директор «Роскомсвободы» Станислав Шакиров в разговоре с «Медузой» объяснял, что замысел российских властей действительно близок к китайской модели: там работает национальная система фильтрации, которая блокирует неугодные властям ресурсы.
При этом из-за различий в культуре и технологиях воплотить китайскую модель в России не получится, считает Шакиров. Китай, например, заменил все популярные западные поисковики, соцсети и платежные системы своими аналогами. Из-за проблем российского рынка и бизнеса повторить это в России, по мнению эксперта, не удастся. К тому же в Китае интернет-цензура действует уже очень давно, в России же пользователи привыкли к относительно свободному интернету.
ТЕГИ: 
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Новости

все новости

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.