25 сентября 2019

В Новой Ладоге за два года сгорела почти половина объектов культурного наследия — жители считают, что дома поджигают вандалы. Что об этом известно

За последние два года в городе Новая Ладога в Ленобласти сгорела почти половина исторических домов, признанных объектами культурного наследия. Два из них — за последний месяц. Местные жители считают, что поджоги устраивают вандалы.

Полиция долгое время не возбуждала уголовные дела, а чиновники заявляли о случайных совпадениях. Лишь после массового обращения местных активистов СК начал проверку и возбудил уголовное дело. «Бумага» рассказывает, что известно о ситуации.

На главной улице Новой Ладоги сгорело пять объектов культурного наследия — местные жители называют это поджогами

С июля 2017 года на центральной улице Новой Ладоги — проспекте Карла Маркса — сгорели пять из 11 оставшихся исторических деревянных домов, признанных объектами культурного наследия регионального значения. При пожарах никто не пострадал: все здания были признаны аварийными и расселены. С 2015 года они пустовали.

Вот список сгоревших зданий:

1) 12 июля 2017 года — «Жилой дом — бывший дом Агаповой» на проспекте Карла Маркса, 18;
2) 21 января 2018 года — «Жилой дом одноэтажный из комплекса жилых домов Мухиных» на проспекте Карла Маркса, 52А;
3) 4 июня 2018 года — «Жилой дом двухэтажный из комплекса жилых домов Мухиных» на проспекте Карла Маркса, 52А (это здание вместе с соседним было «редким образцом комплекса купеческой усадьбы», говорят активисты);
4) 29 августа 2019 года — «Жилой дом Ж. Ф. Протодьяконовой (дом Стариковых)» на проспекте Карла Маркса, 54. Его называли одним из старейших зданий в Новой Ладоге;
5) 16 сентября 2019 года — «Дом, где в 1918 году проходила первая конференция РКП(б) Новоладожского района» на проспекте Карла Маркса, 41.

Местные активисты считают, что дома подожгли: рядом с одним из них нашли канистру из-под горючей жидкости, а пожары были сильными — большинство зданий сгорело почти полностью. Некоторые чиновники придерживаются того же мнения. «Кто это сделал и какие цели преследовал, предположить сложно, пусть будет на их совести», — заявила глава администрации Новоладожского поселения Ольга Баранова после пожара в доме Протодьяконовой.

«Жилой дом Ж. Ф. Протодьяконовой (дом Стариковых)» до пожара. Фото: save-spb
«Жилой дом Ж. Ф. Протодьяконовой (дом Стариковых)» после пожара. Фото: «Тайны Новой Ладоги»

В совместном обращении к правоохранительным органам по поводу пожаров местные активисты также упоминают дом 30 — объект культурного наследия федерального значения. Во время Великой Отечественной войны там был штаб Ладожской вое��ной флотилии.

Однако некоторые считают, что этот пожар отличается от остальных. Он произошел в 2014 году, а признаков поджога на месте не нашли, рассказала «Бумаге» градозащитница из движения «Живой город» Антонина Елисеева. К тому же дом не был расселен — там находилась детская художественная школа.

«Дом, в котором во время Великой Отечественной войны размещался штаб Ладожской военной флотилии», сгоревший в 2014 году. Фото: activatica

В соседней Старой Ладоге в сентябре 2019 года также сгорел объект культурного наследия регионального значения «Дом купца А. В. Калязина». Активисты считают, что это тоже был поджог.

На месте сгоревших домов нельзя строить новые здания. Местные жители считают, что памятники поджигают вандалы

По правилам об охране, сохранении и использовании объектов культурного наследия, при утрате их необходимо восстановить либо реконструировать. Строительство на территории утраченного дома-памятника запрещено.

«Экономического смысла поджигать дома нет. Если раньше, в 90-е и нулевые, можно было так расчищать участки под застройку, то теперь этот номер не пройдет — законодательная база изменилась. Вместо сгоревших домов можно построить только их копии, а до того так и будут стоять руины», — пишут активисты в своем обращении.

По словам Антонины Елисеевой, снесли лишь один сгоревший памятник — бывший дом Агаповой. Это произошло по заказу администрации, после чего чиновники назвали свои действия ошибкой, а главу администрации и подрядчика оштрафовали. На данный момент на месте снесенного дома-памятника ничего не строится.

«Жилой дом — бывший дом Агаповой» до пожара. Фото: save-spb
«Жилой дом — бывший дом Агаповой» во время пожара. Фото: «Живой город»

Местные жители подозревают в поджогах вандалов, которые якобы таким образом хотят запугать местных жителей. Однако с какой целью — неизвестно. Елисеева считает, что местные чиновники используют обвинения в организации поджогов для попыток дискредитации друг друга. По ее словам, из местного бюджета также тратятся большие деньги на восстановление утраченных объектов культурного наследия (хотя некоторые памятники восстанавливают за счет инвесторов).

Есть также версия о том, что пожары происходят из-за якобы живущих в зданиях бездомных. Однако активисты и местные власти в это не верят. По их словам, в маленьком городе практически нет бездомных, к тому же пожары зачастую охватывают сразу всё здание.

«Жилой дом двухэтажный из комплекса жилых домов Мухиных» до пожара. Фото: Елена Солодникова / Фотобанк «Лори»
«Жилой дом двухэтажный из комплекса жилых домов Мухиных» во время пожара. Фото: «Живой город»

Активисты просили местных чиновников защитить дома-памятники, но те посчитали это необязательным. Полиция также не расследовала пожары

В середине 2018 года активисты движения «Живой город» предложили комитету по культуре города обезопасить оставшиеся дома-памятники, установив рядом с ними видеокамеры. Однако, по словам активистов, в комитете отказали, сославшись на нехватку полномочий.

«Видеокамеры не спасли бы здание от пожара, а деревянные особняки, к сожалению, подвержены пожарам», — говорил тогда председатель комитета по культуре правительства Ленобласти Евгений Чайковский.

Несмотря на то, что после каждого пожара местные жители писали заявления в полицию, ни одного уголовного дела до сентября 2019 года так и не было возбуждено.

«Дом, где в 1918 году проходила первая конференция РКП(б) Новоладожского района» до пожара. Фото: Елена Солодникова / Фотобанк «Лори»
«Дом, где в 1918 году проходила первая конференция РКП(б) Новоладожского района» во время пожара. Фото: «Тайны Новой Ладоги»

Активисты написали обращение к главе СК с требованием помочь в сохранении памятников. Ведомство начало проверку, возбуждено уголовное дело

После того как в Новой Ладоге сгорела половина исторических домов-памятников, местные активисты написали обращение к главе Следственного комитета РФ Александру Бастрыкину. Они попросили его расследовать поджоги и помочь сохранить оставшиеся шесть памятников.

Уже на следующий день СК начал проверку по обращению. Бастрыкин поручил установить все обстоятельства и причины произошедшего, сумму материального ущерба, ответственных за сохранность памятников и проверить жалобы активистов.

Впоследствии СК возбудил уголовное дело о халатности (ч. 1 ст. 293 УК РФ) в отношении сотрудников местной администрации. Неназванных чиновников обвиняют в том, что они не содержали дома-памятники в противопожарном состоянии.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Новости

все новости

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.