14 августа 2019

У петербургского бренда Gate 31 есть магазины в Москве и Екатеринбурге, а скоро откроется и в Ростове. Вот как сеть пришла в другие города

«Лучше здесь» — проект «Бумаги» и Банка «Санкт-Петербург», посвященный петербургскому бизнесу. Это серия встреч петербургских предпринимателей, а также рубрика и рассылка «Бумаги» о городском бизнесе.

На «Лучше здесь» уже выступали представители «Лосево», «Светлой музыки», школы #Sekta, сетей «Буше» и «Цех 85», пространства «Севкабель Порт», Кировского завода, бюро Delo Design, бренда косметики «Самосвет» и других петербургских компаний.

Если вы занимаетесь бизнесом в Петербурге и хотите поучаствовать в одной из встреч, расскажите нам о себе, пожалуйста, заполнив короткую форму. Мы будем рады с вами познакомиться!


За четыре года существования бренд одежды Gate 31 с собственным производством в Петербурге кроме родного города открыл магазины в Москве и Екатеринбурге, а в сентябре сеть появится и в Ростове. Основатель Gate 31 Денис Шевченко рассказывает, зачем петербургскому бизнесу приходить в Москву и насколько сложно открывать магазины в других городах России.

Денис Шевченко

Почему Gate 31 решили открыть магазины в Москве

— В наши петербургские магазины в выходные постоянно приходили гости из Москвы и говорили: жаль, что вас нет в Москве. Кульминацией для нас стал случай, когда мама с дочкой приехали в Петербург на «Сапсане» на один день, только чтобы прийти в наш магазин. Мы поняли, что есть запрос от москвичей.

Мы понимали, что могут возникнуть управленческие проблемы. Но открытие точек в городе с большими размерами и спросом — само по себе не проблема, как мне кажется.

Выход на Москву оказался очень легким. Мы открылись на «Флаконе» и попали на достаточно «петербургскую» арендную ставку, то есть было ненамного дороже, чем в Петербурге. И управляющий магазина уже работал с нами более года в Петербурге, так что очень легко перенес весь наш опыт туда.

Москва — это столица, с точки зрения коммерции она опережает любой город России на много лет. Отсутствовать на главном рынке страны — очень опрометчиво.

При этом мне нравится, что нас ассоциируют с Петербургом. Москвичи знают, откуда мы, и мы таким образом отличаемся от многих участников московского рынка.

Почему московский и петербургский рынок не такие разные

— Мне обычно кажется, что у нас больше проблем в Петербурге, чем в Москве. Объяснить это могу тем, что мы здесь живем и постоянно видим недочеты. Видим больше недочетов на месте и стараемся что-то менять.

В Москве сейчас больше точек, чем в Петербурге, потому что там больше рынок. В Петербурге нам достаточно трех магазинов. Москва, по моим подсчетам, выдержит и десять «гейтов» легко.

При этом в Москве почти невозможно открыть стрит-ретейл. Вся первая линия домов занята ресторанами, банками, крупным бизнесом. В Москве, например, нет ни одного стрит-ретейл Zara, стрит-ретейл H&M открылся только в прошлом году. Там открыть магазин реально только в торговых центрах и креативных пространствах.

Что касается аудитории, то конкретно у нас она в Москве и Петербурге вполне идентична. Покупательная способность у москвичей, конечно, выше, но эта разница не сильно ощущается, потому что в Петербурге у нас большое количество покупателей и из Москвы, и из других стран.

Не могу сказать, что бизнес в Москве создал для нас проблемы. С точки зрения бизнеса Москва и Петербург для меня один город.

Почему Москвы и Петербурга мало для развивающегося бизнеса

— Россия — большая страна. Мне интересно открыть Gate 31 в каждом городе-миллионнике, для меня это естественное развитие. Екатеринбург был для меня принципиален, потому что если ты провалишься в Екатеринбурге, значит, твой бизнес может существовать только внутри двух столиц.

В Екатеринбурге я раньше не был. Знал, что это город с достаточно высокими доходами и модной аудиторией. Когда приехал туда, мои ожидания вполне оправдались. Это не особо похоже на отдаленный регион — скорее «маленькая Москва».

Наши результаты в Екатеринбурге сейчас схожи с теми, которые были при открытии первого магазина в Петербурге. Мы безумно этому рады.

Конечно, Екатеринбург — это не вся Россия. Мы понимаем, что так гладко будет не везде. И если между Москвой и Петербургом разница небольшая и все проблемы в Москве я могу решить, добравшись на «Сапсане», то в Екатеринбурге возникают проблемы с логистикой. Вещи с нашего производства оказываются в Москве на следующий день. А в Екатеринбург идут семь дней. Мы пытаемся ускорить процесс, но пока не особо получается.

В остальном мы видим позитивный сценарий развития. В сентябре, где-то числа 15-го, мы открываемся в Ростове. Я уже один раз столкнулся с крупными убытками из-за высоких темпов открытия магазинов, но тогда мы за год открыли восемь точек, будучи на тот момент супермаленькой компанией. Открытие в Ростове будет лишь третьим за год — и это немного.

В этом году мы надеемся открыть еще пару точек. Мой план — открытие одного нового магазина каждые три месяца, то есть четыре в год.

Что необходимо бизнесу, чтобы не прогореть в Москве

Нужно быть узнаваемыми. Магазинов одежды много, и вся одежда в нашем сегменте достаточно одинаковая. Поэтому важно рекламировать бренд.

Необходимо понимать местный рынок. Есть ли стрит-ретейл, в каких местах города больше ходят пешком, где какие сезоны.

Нужно иметь достаточно денег для открытия и поддержания магазина на первых порах, а также уметь строить команду на расстоянии. На мой взгляд, это базовые вещи, без которых в Москву точно не уедешь.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Лучше здесь
Сервис «Душу» рассылает петербуржцам индивидуальные наборы пробников нишевой парфюмерии. Как это работает
Как мотивировать сотрудников, когда не можешь платить высокие зарплаты? Рассказывает основатель iGooods
Власти делают Петербург всё более туристическим: электронные визы, лоукостеры и десятки международных событий. Справится ли город и как это скажется на жителях
Бизнес-школы — это правда полезно? Рассказывает профессор Стокгольмской школы экономики в Риге
Не манипулировать сотрудниками и создавать «драйв» в команде. Сооснователь digital-агентства рассказывает, что должны уметь современные руководители
Свободу Саше Скочиленко
«Нас вроде и меньшинство, но адекватные мы». Курьер, психолог и бариста с антивоенной позицией — о своем будущем в России
Как помыться из бутылки за 6 минут и погулять в помещении 2х5 метров? Саша Скочиленко — о месяце в СИЗО
Адвокат: Саша Скочиленко испытывает сильные боли в сердце и животе. Она жалуется на условия для прогулок и несоблюдение безглютеновой диеты
Адвокат: Сашу Скочиленко запирали в камере-«стакане», у нее продолжают болеть живот и сердце
«Я очень обеспокоена ее самочувствием». Адвокат Саши Скочиленко — о состоянии подзащитной в СИЗО
Военные действия России в Украине
«Петербургский форум зла». Шесть протестных плакатов из поселкового сквера в Ленобласти
Организаторы выставки «Мариуполь — борьба за русский мир» заявили о ее срыве, обвинив в этом местную чиновницу. Теперь в районном паблике пишут, что она «предатель»
Роспотребнадзор: в Петербурге не выявлены случаи заражения холерой. Ранее власти говорили о риске завоза заболевания
«Звук от фейерверков многих напугал». Школьников из Мариуполя пригласили на «Алые паруса» — вот их реакция
Как получить украинскую визу в Петербурге? Подробности от МИД
Экономический кризис — 2022
«В России не производят примерно ничего». Шеф и ресторатор Антон Абрезов — о качестве российских продуктов, будущем заведений и своем отъезде
В Петербурге проходит юридический форум — без мировых экспертов и вечеринки на Рубинштейна, но с Соловьевым и выставкой о Нюрнбергском трибунале
«Там была буквально битва». «Бумага» нашла петербуржца, который нанял сотрудника IKEA для покупки мебели на закрытой распродаже. Вот его рассказ
Что для России значит «символический» дефолт? Объясняет декан факультета экономики ЕУ СПб
Петербуржцы ищут в соцсетях сотрудников IKEA — чтобы купить мебель и другие товары на закрытой распродаже
Давление на свободу слова
Что известно о нападении на Петра Иванова спустя месяц? Журналист рассказал, что расследование не движется
Известных градозащитников Петербурга выгнали из совета по сохранению культурного наследия. Вот кем их заменили
«Теперь за доступ к информации надо бороться». «Роскомсвобода» объясняет, что происходит с интернетом и как обходить ограничения
«Мой мозг не понимает много вещей, которые пропагандирует Запад». Как на ПМЮФ обсуждали ЛГБТ, аборты, семейные ценности и «внешнее влияние»
«Нас вроде и меньшинство, но адекватные мы». Курьер, психолог и бариста с антивоенной позицией — о своем будущем в России
Хорошие новости
«Скучно стало, и поехал спонтанно». Житель Мурина второй месяц едет на самокате из Петербурга во Владивосток
Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
Подкасты «Бумаги»
Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
Деятели искусства рекомендуют
«В Петербурге нет ни одного спектакля, где столько крутых мальчиков-артистов». Актриса МДТ Анна Завтур — о «Бесах» в Городском театре
«Верните мне мой 2007-й». Актер театра Fulcro Никита Гольдман-Кох — о любимых спектаклях в БДТ
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.