5 апреля 2021

«Текстовые угрозы стали реальностью». Петербургский фотограф Илья Бронский рассказывает, как его избили после открытого интервью о жизни с ВИЧ

Петербургский фотограф Илья Бронский рассказал, что 3 апреля неизвестный ударил его в лицо во дворе в центре города. Это произошло вскоре после того, как Бронский дал интервью изданию TJournal о жизни с положительным ВИЧ-статусом. У петербуржца зафиксировали перелом носа и травмы перегородки.

Илья Бронский рассказал «Бумаге», как после открытого интервью стал получать угрозы, почему был вынужден сменить место жительства и что собирается делать дальше.

Илья Бронский

фотограф

— Я давно открыто рассказываю о своем положительном ВИЧ-статусе (Бронский узнал о диагнозе в августе 2019 года, а в феврале 2020-го написал об этом твиттер-тред — прим. «Бумаги»). Негатив был — и в больших количествах. Но только в виде словесных высказываний онлайн, никуда дальше это не заходило: угроз избиением мне не поступало. В какой-то момент я научился не обращать внимания на всё это. Потому что чаще всего слова — всего лишь слова.

Корреспондент TJournal подписан на меня в твиттере и видел мой тред. Разрабатывая материал на эту тему, он предложил мне поучаствовать — вместе с еще тремя людьми. Я изначально всё это делал в открытую и был готов к любому формату негатива, поэтому абсолютно смело согласился. Я считаю, что очень важно поднимать эти темы — особенно те, про которые большинство предпочитает не думать. Все мои материалы [о ВИЧ], в том числе интервью, имели исключительно информационно-ознакомительный и познавательный характер.

Угрозы с пустых аккаунтов активно усилились на следующий день после выхода материала в TJournal. Сначала поступило несколько угроз с оскорблениями в текстовом формате. А уже на следующий день были прямые угрозы расправой, в том числе с заявлением, что [неизвестный] знает, где я живу и перемещаюсь (поэтому, с его слов, мне нужно остерегаться). Но я [тогда] не воспринял это всерьез: людей, которые пишут едкие комментарии в соцсетях, всегда достаточно.

Сейчас количество комментариев на TJournal перевалило за сотни. Но я ни после начала угроз, ни сейчас не жалею, что дал это интервью. Ситуация не поменялась — об этом всё еще нужно говорить.

Перед тем как на меня напали, у меня была рабочая встреча в районе Большой Конюшенной. Я решил пройти путь до Малой Конюшенной через дворы, чтобы не идти по шумному Невскому, — и там меня, можно сказать, подкараулили.

В арке перехода меня окликнул какой-то неизвестный молодой человек. Когда я начал оборачиваться, то услышал только фразу «спидозный ***** (оскорбительное название гомосексуала — прим. „Бумаги“)». И сразу после этого получил кулаком в лицо.

Первые мысли — что текстовые угрозы стали реальностью. Мало о чем думал в тот момент. Честно говоря, немного опешил от ситуации.

Я присел на колени и только боковым зрением увидел, как тот человек удаляется — причем даже не убегает, а абсолютно спокойно уходит. Он среднего роста (около 180 сантиметров), полноватый с красновато-рыжими (кажется, окрашенными) волосами. По лицу, к сожалению, не смог идентифицировать: удар был слишком быстрый.

Фотография Ильи Бронского после избиения. Нажмите, чтобы увидеть

То, что человек узнал, где я нахожусь, — полностью моя вина, у меня были опубликованы сторис в инстаграме с локацией. Выяснить было несложно. К тому же в той большой угрозе от злоумышленников (с утверждением, что они знают адрес Бронского — прим. «Бумаги») говорилось, что некий «подарок» будет получен мной на неделе. Предполагаю, что это был именно он.

Сразу после [нападения] я вызвал такси, доехал до травмпункта. Прошел врачей, сделал рентген, рассказал о своем статусе. Женщина-рентгенолог лет 60 задала очень странный вопрос: «А что же вы в крови весь пришли? В следующий раз вытирайтесь». Там мне сообщили, что у меня есть перелом носа и «убитая» перегородка — то есть она, как сказал врач, смещена и получила перфорацию (сквозное отверстие — прим. «Бумаги»). Мне дали направление к лору в ближайшую поликлинику, больше ничего.

Далее я позвонил своему другу-юристу. Он сказал, что нужно максимально быстро прямо из травмы ехать в отделение по Центральному району и подавать заявление о нападении. Всё было абсолютно типично: в 78-м отделе мне нехотя дали две бумаги, не сказав, как их заполнять (пришлось снова созваниваться с юристом). Отпечатали бумажку, что со мной свяжутся, — и отпустили. Больше ничего не сказали.

До этого я, кстати, тоже подавал заявление в полицию — сразу после получения угроз. Отправил несколько скриншотов на сайт ГУ МВД России. За неделю мне ничего не ответили: на сайте написано, что заявка на рассмотрении.

После произошедшего я покинул место жительства. Сейчас нахожусь в безопасном месте, не посещаю улицу. Честно говоря, не знаю, как долго это будет продолжаться. У меня намечена встреча с юристами-правозащитниками: от этого будем отталкиваться. Опасения есть: угрозы подтвердились. Чего ждать — не знаю. Учитывая обилие негативных комментариев под постами об избиении, спокойнее не стало.

Я абсолютно не верю, что нападавшего найдут. Во-первых, знакомые уже сняли видео с камер на участке, где на меня напали: там слепая зона. Во-вторых, полиция в целом не любит заниматься подобными делами. С учетом нашей открытой политики против ЛГБТ и отрицанием ВИЧ-эпидемии — даже несмотря на то, что история стала резонансной, — полиция навряд ли будет этим заниматься. Думаю, мне просто в какой-то момент придет отказ о возбуждении уголовного дела.

Я думаю, что всё это — абсолютно стандартный человеческий страх, на нем базируется любая агрессия. Когда человек не имеет знаний об определенном заболевании, оно вызывает у него страх и негатив. В том числе из-за этого я продолжу писать образовательные материалы на тему ВИЧ. Но в каком формате, когда и как — пока сказать не могу.


«Бумага» рассказывала, что в Петербурге уже 10 лет проводят встречи для родителей ЛГБТ-людей: это материал о том, как матери реагируют на каминг-ауты детей и почему не все готовы принять своего ребенка. А вот интервью с основательницами «Бок о бок» — о первом ЛГБТ-кинофестивале в Петербурге, законе о «гей-пропаганде» и о том, как каждый год показы пытаются сорвать.

Читайте также, как в Петербурге совершают «преступления ненависти» против ЛГБТ и чем заканчиваются расследования таких дел.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Угрозы ЛГБТ-активистам
Квир-художница Гена Марвин заявила о домогательствах таксиста и оскорблениях. Суд отказал в выплате компенсации
Суд оправдал активистку Юлию Цветкову, которую обвиняли в распространении порнографии из-за рисунков вагины. Процесс длился три года
Как фотографа из Петербурга обвинили в оскорблении чувств верующих за поцелуй с мужчиной у стены храма
Организаторов подставных свиданий, вымогавших деньги у ЛГБТ-людей, снова приговорили к условным срокам
Суд в Петербурге взыскал с полиции 60 тысяч рублей за то, что та не расследовала нападение на ЛГБТ-пару
Мобилизация
В России зарегистрировали новый иск об оспаривании мобилизации. Его подал 48-летний петербуржец
Более 200 тысяч человек мобилизовали в России, заявил Шойгу. Что еще рассказал министр обороны
На границах с Латвией и Эстонией развернули мобильные призывные пункты, рассказал губернатор Псковской области
«Я пересмотрела свой взгляд на государство». Жены мобилизованных — о том, как провожали мужей на войну
За полмесяца из России уехало минимум 300 тысяч человек. Как менялся поток автомобилей на границах: графики
Визовые ограничения
На финской границе развернули более 500 россиян после введения запрета на въезд для туристов. До этого отказы были единичными
Helsingin sanomat: финскую границу закроют для российских туристов сегодня ночью
Финляндия скоро запретит въезд всем российским туристам. Что об этом известно
«Они должны выступить против войны». Что говорят о бегущих от мобилизации россиянах в других странах. Обновлено
Сейм Латвии запретил продлевать ВНЖ россиянам, не владеющим латышским языком, а также выдавать рабочие визы
Давление на свободу слова
Обвиняемый по делу о «фейках» Борис Романов в четвертый раз не явился на заседание горсуда
Петербургскому депутату, просившему обвинить Путина в госизмене, пытались вручить повестку о мобилизации
Роскомнадзор заблокировал Soundcloud
Петербургская прокуратура потребовала признать движение «Весна» экстремистской организацией и запретить ее деятельность
В Ленобласти возбудили уголовное дело против жены активиста Правдина. Ранее его задержали из-за плаката «Русские, вы нелюди»
Свободу Саше Скочиленко
Обвинение Скочиленко опирается на экспертизу, где говорится, что Саша лжет, а военные РФ «гуманны». «Бумага» разобрала документ
«Имея предубеждение — неприязненное чувство…». Саше Скочиленко предъявили обвинение
«Вы совершили тяжкое преступление против государства». Как прошла встреча Саши Скочиленко и омбудсмена Агапитовой — две версии
Саша Скочиленко рассказала про типичный день в СИЗО — с обысками, прогулками в крошечном дворе и ответами на письма
Саше Скочиленко, арестованной по делу о «фейках» про российскую армию, срочно нужно обследование сердца
Экономический кризис — 2022
Сеть H&M закрыла треть своих магазинов в Петербурге
Россияне все чаще покупают криптодоллары, чтобы вывезти деньги из страны. Вот что нужно знать об этом финансовом инструменте
Курс евро на Мосбирже опустился ниже 52 рублей впервые за шесть лет. Что происходит?
Акции «Яндекса» и Ozon с начала войны подешевели на 73 %. Почему российский фондовый рынок уже неделю падает, а рубль нет?
Российский фондовый рынок продолжает падение на фоне новостей о мобилизации. Доллар также растет к рублю
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.