В Петербурге уже 10 лет проводят встречи для родителей ЛГБТ-людей. Как матери реагируют на каминг-ауты детей и почему не все готовы принять своего ребенка

В офисе петербургской правозащитной группы «Выход» уже десять лет работает клуб для родителей ЛГБТ-людей. На встречах участники обсуждают свои переживания друг с другом и с психологом и пытаются принять ориентацию своего ребенка. В клуб приходят не только родители, но и сами дети. Встречи проходят каждую неделю, участие бесплатное.

«Бумага» поговорила с психологом клуба Наталией Савенко о том, как родители гомосексуалов реагируют на каминг-аут детей, в какие мифы об ЛГБТ они верят и как на принятие влияют религиозность и традиции.

Участницы родительского клуба на выезде. Фото: «Выход»

Как и зачем в Петербурге появился клуб для родителей ЛГБТ-людей

— Когда папы, мамы, братья, сестры, дальние родственники или друзья узнают, что их близкий относится к ЛГБТ, реакция может быть разной — как и в любых неизвестных ситуациях. Одни скажут: «Ой, как здорово, почему ты раньше мне не говорил?» Другие начнут заниматься самокопанием из-за того, что они якобы сделали что-то не так. В некоторых случаях люди могут испытать шок, в других — беспокойство, в третьих — страх. Иногда родители могут не принять своего ребенка, иногда — принять, но при этом с трудом это переживать.

Наш родительский клуб создан для помощи тем, у кого возникают сложности. Это встречи, на которых мамы и папы могут обсудить свое отношение к ЛГБТ-детям, задать интересующие вопросы другим родителям, получить психологическую помощь или просто помолчать и послушать чужие истории. На встречи могут приходить и сами ЛГБТ, у которых есть трудности с родителями, а также их сестры, братья, родственники и друзья. Но из-за российских законов у нас есть возрастной ценз — 18+.

Клуб создали еще в 2010 году, когда родители наших активистов [из ЛГБТ-группы «Выход»] познакомились друг с другом и стали больше общаться. Идея была в том, чтобы активнее поддерживать своих детей через поддержку других. Мамы уже тогда сами понимали, что жизнь ЛГБТ в России — это непросто, и важно это обсуждать.

Сразу после создания на встречи стали приходить другие родители, которые совсем недавно узнали об ориентации ребенка. Они задавались вопросами, как дальше жить, что сказать родственникам и коллегам на работе. Ведь в нашем обществе людей могут спросить: «Ну когда твой мальчик женится? Когда внуки?» Неподготовленные родители в такие моменты теряются. Им легче пообщаться с теми, кто прошел через подобное.

Мы не даем советов, а просто создаем обстановку принятия и снижения психологического давления: в том числе от внутренней гомофобии, которая присутствует почти у всех. Частая мотивация прийти — просто посмотреть, как живут другие люди, как они справляются с теми же проблемами.

Сейчас каждую встречу посещают примерно 10–20 человек. Со многими мы общаемся отдельно: наши психологи проводят до 140 консультаций в месяц. Раньше посетителей у нас было больше. Но активность ЛГБТ-сообщества в плане открытости за последние годы в целом снизилась — мы это связываем с законами и ограниченными правами: у людей появляется больше недоверия, страхов.

Родительский клуб на берегу Финского залива. Фото: «Выход»

Что обсуждают на собраниях родительского клуба и от чего зависит реакция на каминг-аут

— Многие воспринимают каминг-аут своих детей как историю экзистенциальной потери: было так, а теперь по-другому. У нас есть история трансгендера: мама всегда думала, что растит сына, а через какое-то время узнала, что он собирается сменить пол и вообще чувствует себя женщиной. Для мамы это — конец одной жизни и начало другой. Но с этим можно свыкнуться.

Реакция на каминг-аут зависит от того, насколько ребенок подготовил почву для разговора. Все-таки очень важно выбрать правильный момент и самому ребенку быть готовым ответить на многие вопросы. Если ребенок сам себя принимает, каминг-аут проходит более уверенно. Но вопросы родителей из разряда «За что мне это?» в самом начале могут возникать.

Стадии принятия ЛГБТ-детей во многом общие. Сначала родители всё отрицают («Этого не может быть, ты запутался», «Ты сам ошибаешься»). Потом наступает стадия торга («Давай сходим к врачу, мы тебя вылечим», «Может, если ты что-то сделаешь, это пройдет»). Именно в этот момент к нам зачастую и приходят.

Когда у родителей не получается ни отрицать, ни торговаться, они впадают в стадию горевания: плачут, злятся. Мы их поддерживаем, показываем, что это преодолимо. И лишь прожив всё это, через какое-то время человек может прийти к стадии принятия. И тогда он думает, как жить дальше.

У части родителей нет общей информированности об ЛГБТ. Нас даже спрашивали, не передается ли гомосексуальность по воздуху и нельзя ли заразиться от ребенка. Комментарии психолога и других родителей здесь не всегда помогут — мы отправляем их к специалистам не из сообщества: например, хороший ресурс для родителей ЛГБТ-детей — сайт Illuminator, где каждый раздел посвящен ответам на основные вопросы.

У некоторых родителей возникают проблемы из-за личных нереализуемых желаний: они переживают это как лишение большой мечты. Например, мама хотела для дочери пышной свадьбы, фотографий оттуда, радостных моментов, внуков. А ей говорят, что этого не будет.

Родители могут также испытывать и чувство вины («Что я сделала не так?»), и чувство стыда («Я какая-то не такая, что у меня родился такой ребенок»). Родители вообще часто переводят фокус на себя. Но любовь к ребенку может это пересилить.

Не все родители достигают полной стадии принятия. Психологически им становится легче, но они не радуются, а, наоборот, сожалеют о том, как их ребенку будет тяжело. Они могут продолжить не разговаривать об этом с родственниками и на работе, часто беспокоясь о собственном комфорте.

Бывает, что у родителей происходят «откаты»: когда уже после принятия много всего навалилось, и им снова нужна поддержка.

Что об ЛГБТ говорят религиозные родители и как можно помочь гомофобным семьям

— Родители, которые приходят в клуб, в основном не проявляют негатив. Был только один случай, когда к нам пришла мама с церковным опытом — она говорила, что это всё большой грех. Мы отнеслись к ее словам с уважением и попытались поговорить с ней с позиции того, что важно для нее.

Эта мама спросила нас: «Как мне теперь относиться к ЛГБТ, если я воцерковленный человек?» В ответ мы провели тренинг «ЛГБТ и религия», на котором попытались ответить на подобные вопросы. В частности, рассказали, что в священных книгах говорится, что господь это и есть любовь, что есть много других заповедей, благодаря которым можно принять ребенка. Но женщина этого так и не захотела сделать.

В основном с негативными историями приходят дети, которых выгнали из дома, с которыми перестали разговаривать близкие или которых решили постоянно контролировать. Были люди из южных республик, где с принятием всё сложно: там часто распространены мифы о гомосексуальности и гендерной идентичности, и их не принимают. Мы рассказывали им о научной литературе, посвященной ЛГБТ.

Дети часто спрашивают, как быть дальше. Им важно, чтобы кто-то сказал, что есть люди, которые принимают своих детей. Но важный тезис нашего клуба в том, что только им решать, как поступать дальше.

Гомофобные родители в основном просто не хотят справляться со своими эмоциями. Когда же родитель, наоборот, пытается справиться со всем самостоятельно, это может привести к истощению нервной системы. Всегда важно вести диалог, обмениваться разными точками зрения, работать над своими чувствами, даже если это гнев и агрессия.

На наших встречах родители могут меняться. Их взгляды на сексуальное разнообразие расширяются, а уровень толерантности так или иначе повышается. Они начинают интересоваться и углубляться в темы ЛГБТ. Так они находят внутренние опоры, на которые можно положиться, когда появляются новые вопросы.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Новости

все новости

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.