25 сентября 2020

Создательница «стены памяти» погибшим во время пандемии медикам — о том, как появился мемориал и куда его могут перенести

В четверг, 24 сентября, создательница «стены памяти» погибшим во время пандемии медикам Ирина Маслова рассказала, что мемориал придется убрать с Малой Садовой улицы. Строительный забор, на котором висят портреты медиков, собрались демонтировать.

Через несколько часов губернатор Петербурга Александр Беглов заявил, что демонтажа не будет, так как это место выбрали сами горожане. Теперь судьба мемориала не ясна даже его создательнице.

«Бумага» поговорила с Ириной Масловой о том, как появилась «стена памяти», куда ее могут перенести и как на мемориал реагируют родственники погибших и власти.

Ирина Маслова. Фото: Давид Френкель

Как появилась стена памяти на Малой Садовой

— Стена памяти появилась 27 апреля. Официально на тот момент в статистике было 27 погибших от коронавируса, а в списке памяти — девять имен медиков из Петербурга и Ленобласти. Я решила, что если треть погибших — это медики, то в город пришла беда, и об этом нужно говорить, нужно сохранить память об умерших.

От момента появления идеи [до реализации] прошло три часа. Я позвонила петербургской журналистке Галине Артеменко и предложила написать пресс-релиз об открытии стены. Она предложила вместо этого позвать туда [депутата Закса] Максима Резника ради безопасности и нескольких журналистов ради освещения. К вечеру было больше 125 перепечаток [новостей об открытии стены памяти].

Никто не предполагал, что [к сентябрю] у нас будет 90 портретов погибших медиков на стене. Но бросить это дело было уже нельзя. Мы решили разместиться на Малой Садовой, потому что здесь находится комитет по здравоохранению. Поставили напротив здания комитета, чтобы [его председатель Дмитрий] Лисовец каждый раз видел это — и вздрагивал.

Вообще, у меня нет никаких конфликтов с комитетом по здравоохранению. Это ведь не про политику. Это нужно не им, а нам: городу и живым медикам. Я хочу, чтобы стена была здесь, чтобы ее не прятали. Важно, чтобы к стене можно было прийти и принести цветы.

Как на стену реагируют полицейские, врачи и семьи погибших

— В первый день полицейские сфотографировали стену, но ничего не предприняли. Думаю, ни у них, ни у других людей рука не поднялась это сделать. Собственно, как и у руководства. Из Смольного мне ни разу не звонили.

Сегодня [25 сентября] я подходила к полицейским и приглашала их с нами пообедать, но они отказались — сказали, что уже после обеда. Вообще, я сторонница того, что к ним тоже по-человечески нужно относиться. Они откликаются.

Родственники погибших нам помогают. Есть те, с кем я уже дружу. Дочь [врача оперативного отдела Городской станции скорой помощи Владимира] Маньковича хотела лететь в Петербург из Германии, когда узнала, что стену могут снять.

В июне к нам присоединились волонтеры [общественного движения] «Легион». Тогда на стене появились две таблички в память об [Александре и Константине] Лапиных. Саша Раевский — реаниматолог, работающий на скорой помощи, и руководитель «Легиона», — их родственник. Костя — его сводный брат, а Саша — приемный отец.

Как проверяют информацию об умерших медиках и кто не попадает на стену

— Я сама всё проверяю, смотрю по социальным сетям. Порой мне первой поступают сообщения о смерти сотрудника или о том, что кому-то отказали в выплате. Например, вчера в 20:00 мне прислали имя медика, который погиб час назад — в 19:00. Сегодня мы ищем все данные: фамилию, имя, отчество, место работы и фотографию, чтобы он попал на стену.

Бывает, на стену не попадают медики, о которых нет информации. Нет — в смысле ее не найти ни мне, ни волонтерам, ни журналистам. Иногда просто неизвестна фамилия.

Помню, в самом начале мая прошла информация, что погибли две медсестры из клиники РЖД. Одну назвали, а вторую нет. Мы писали официальные запросы, неофициально пытались узнать. Но информации нет, а погибшая есть.

Думаю, про часть умерших мы просто не знаем. Мне кажется, их больше, чем у нас на стене.

Почему стену памяти хотели перенести

— Месяца два назад к нам подошли строители и сказали, что забор, рядом с которым находится стена памяти, рано или поздно придется убрать. А соответственно, снять стену. Помню их фразу: «Ира, пожалуйста, примерно в октябре придите и снимите сами. Рука у нас не поднимется самим это сделать».

Строители взяли мой телефон, я держала связь с одним человеком. 24 сентября он мне позвонил и сказал, что забор будут демонтировать. Мы договорились, что снимем портреты в пятницу, и я написала об этом в фейсбуке. А буквально через три часа наш губернатор заявляет, что демонтировать ничего не надо, что стена должна остаться.

Сегодня человек, с которым я всё время общалась, испуганным голосом отвечает, что ничего говорить не будет. Видимо, попало всем. Заказчик работ — Пятый канал — ушел в глухую оборону и ничего не говорит. Им даже депутаты звонили: тишина.

Вообще, странно, что губернатор так резко вмешался, потому что с нами на контакт он до этого не шел. У нас уже давно есть идея, что стену можно перенести на набережную Карповки, в чудесное пространство у Первого меда. Это пять минут от метро всего. Но губернатор тогда в это не вмешивался.

Правда, несколько дней назад Лисовец предлагал перенести стену памяти в музей гигиены [Городского центра медицинской профилактики]. Но, судя по его словам, стена должна быть внутри помещения, которое работает по расписанию. Слава богу, директор музея — тоже медик — понимающе ко всему отнесся и предложил встретиться (единственный из власти!), а потом согласился разместить портреты в окнах. Это тоже неплохая идея.

Но вот чего я действительно хочу, это чтобы на Малой Садовой просто появилась памятная табличка с надписью: «На этом месте находилась стена памяти погибшим медикам во время эпидемии коронавируса в 2020 году».

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь на «Бумагу» там, где вам удобно
Все тексты
Выплаты медикам
Власти Петербурга решили отказывать медикам в выплатах из-за заболевания COVID-19, если они не вакцинированы
Суд оштрафовал петербургского врача за присвоение денег, выданных подчиненным за работу с пациентами с коронавирусом
Семье умершей от коронавируса медсестры госпиталя для ветеранов войн, которую не признавали медиком, выплатили 2 миллиона рублей. Обновлено
«Нет сил даже сопереживать». Петербургские участковые терапевты — о лечении пациентов в пандемию, квотах на тесты и переработках
Шесть работников городской станции скорой помощи, заразившихся коронавирусом, подали в суд из-за отказа в выплатах
QR-коды в Петербурге
«Фонтанка»: в Петербурге готовится масштабный ночной рейд по заведениям, объявившим бойкот QR-кодам
«Нам желали гореть в аду». Как петербургский бизнес общается с противниками QR-кодов
Отменят ли в Петербурге QR-коды? Изучаем «за» и «против» смягчения ограничений
Власти Петербурга обсудят отмену QR-кодов в общественных местах, пишет «Фонтанка». Обновлено
В Петербурге — первые наказания заведений за непроверку QR-кодов
Главное об «омикроне» в городе
Власти Петербурга рекомендовали горожанам не пользоваться общественным транспортом из-за COVID-19
Комздрав Петербурга — об отмене плановой медпомощи, QR-кодах и госпитализациях с «омикроном»
Смольный на следующей неделе ждет около 10 тысяч новых заболевших ковидом в день
За неделю петербуржцев с коронавирусом, лечащихся на дому, стало больше на 13 тысяч
Роспотребнадзор: в Петербурге более тысячи заболевших «омикроном»
Арт-объект в виде какашки на Марсовом поле
Петербургский художник Виктор Забуга заявил, что на открытие его выставки пришла полиция
Автора арт-объекта в форме фекалий отпустили из полиции под обязательство о явке
Против автора пятиметровой «какашки» на Марсовом поле возбудили дело. Что об этом известно
В Петербурге задержали художника, создавшего на Марсовом поле арт-объект в форме какашки, сообщили его знакомые. Обновлено
Это пятиметровая какашка из снега на Марсовом поле. Фото арт-объекта
Уборка снега и льда
Видели петицию за отставку Беглова? Рассказываем, что о ней нужно знать
Смольный — о плохой уборке снега. Чиновники винят зиму, нехватку дворников, бизнес и автомобили, но обещают всё исправить
Петербурженка предложила бороться с гололедом с помощью кофейного жмыха. Что думают в Смольном?
Владельца бизнес-центра на Литейном оштрафовали на 700 тысяч рублей за падение наледи на девушку
«Осенью понимали, что есть опасения». Власти Петербурга заявили о нехватке дворников
Как всё дорожает
«Коммерсантъ»: российские сотовые операторы поднимут цены на архивные тарифы
Производители сладостей предупредили о повышении цен. Некоторые товары подорожают на 23 %
Uniqlo предупредил о повышении цен на свою продукцию
Цены на ОСАГО могут вырасти на 50 %. Почему?
Цены в Петербурге выросли на 8,7 % за год. Это больше, чем в Москве
Коллеги «Бумаги»
Как петербуржец переехал в деревню и стал популярным сельским видеоблогером
Непрофессиональное заболевание
Как читать новости о ковиде?
Что известно про «Тучков буян»
«Это будет большой полноценный парк». В Смольном опровергли информацию о создании сквера вместо парка «Тучков буян»
Петербургские активисты просят создать парки на участках, которые отвели под строительство Судебного квартала
В Петербурге построят и Судебный квартал, и «Тучков буян», заявил Песков
Парк «Тучков буян» все-таки появится в Петербурге, говорят в Смольном. Не тот, что обещали, — зато с фонтаном
Как застраивалась территория Судебного квартала — «Тучкова буяна» в 2014–2021 годах. Таймлапс
Мусорная реформа в Петербурге
Петербуржцы смогут вернуть деньги за несвоевременный вывоз мусора
«Основная проблема — нехватка транспорта». В Смольном пообещали вскоре разобраться с мусорным коллапсом
В одном из дворов в Купчине — нашествие крыс. Местные жители связывают это с мусорным коллапсом
Мусорный оператор Петербурга заявил, что отходы вовремя вывозят из 96 % баков. Горожане не согласны
На запах от полигона «Северная Самарка», который обещали закрыть власти, пожаловались жители. Росприроднадзор требует его проверить
Научпоп
Представьте, что действие фильма «Не смотрите наверх» происходит в России. Ученый придумал альтернативный сюжет
Как выращивают мясо в пробирке и сколько это стоит? Рассказывает участник фестиваля Science Bar Hopping
В Петербурге любят тушить или жарить? Ученые назвали пищевые привычки жителей города и Ленобласти
Все пишут про «новогодний парад планет». Его можно увидеть из Петербурга?
Как звучит вакцина от COVID-19 и модуль МКС? Послушайте альбом «Звуки науки»
Подкасты «Бумаги»
Как верить новостям, когда вокруг столько фейков? В этом подкасте говорим с фактчекером и создателем ИА «Панорама»
Как мы провели 2021-й? 🎄 В новогоднем подкасте рассказываем про тревоги, научный фестиваль в поезде и эспрессо-квас
Как бороться с преступностью в эпоху киберпанка? В этом подкасте слушайте про хакеров, чипы и ДНК-компьютеры
Ольга Кравцова — об ужасах съемного жилья, дачном строительстве и квартире мечты🏠
Как изучение генов помогает бороться с редкими заболеваниями и создавать вакцины? Слушайте в подкасте
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.