Петербуржец уже два года ищет древние ископаемые в черте города — и находит их на фасаде «Галереи» и в метро. Как он увлекся палеонтологией и зачем создает карту окаменелостей

Петербургский IT-специалист Антон Барашенков уже два года ищет окаменелости в черте Петербурга — и разрабатывает карту «Палеогород», куда наносит свои находки. Он обнаружил аммониты на фасаде «Галереи», морскую губку на станции метро «Площадь Восстания» и древнего моллюска в заборе на Обводном канале.

Антон Барашенков рассказывает, как увлекся палеонтологией, сложно ли найти ископаемые в черте Петербурга и зачем решил составить карту окаменелостей.

— Я всегда интересовался наукой, читал энциклопедии, смотрел фильмы на Discovery и BBC про палеонтологию, хотя это никогда не было моей профессией. Я aйтишник, занимаюсь разработкой программного обеспечения.

Два года назад мне случайно попалась в интернете фотография с трилобитом (вымершее морское членистоногое — прим. «Бумаги»), которую, казалось, сделали в какой-то далекой экзотической стране. Но я прочитал в описании, что снимок сделан под Петербургом. Меня это поразило.

После этого я стал искать, где в Ленобласти такое можно найти. Оказалось, что почти везде есть карьеры и обнажения древних пород, где массово встречаются трилобиты. Уже через несколько недель я поехал с сыном их искать. Когда я своими руками с помощью молотка добыл древнее ископаемое, которому 450 млн лет, и взял его домой, меня это так впечатлило, что я решил серьезнее заняться палеонтологией.

Я стал интересоваться, где помимо карьеров можно найти такие ископаемые, и узнал, что они могут просто торчать из стен домов. В интернете я нашел проект «Палеометро», где описывали московские станции метро, где встречаются ископаемые. Я проехался по этим станциям, сделал фотографии и подумал, почему только там есть окаменелости? Такие же известняки и камни используют для отделки других зданий. Стал обращать внимание на стены в Петербурге, и, как оказалось, у нас их тоже уйма.

Случайным открытием стали окаменелости на фасаде торгового центра «Галерея», которые нашел даже не я, а мой сын. Мы просто шли мимо, а он говорит: «Папа, смотри, аммонит!» (вымерший головоногий моллюск — прим. «Бумаги»). Он уже знал, как выглядит это ископаемое — спиралька с перегородками. Я посмотрел — и точно. Стали всматриваться в стены, и там оказалось много кого еще, губки, например (фасад облицован юрским известняком — прим. «Бумаги»). Так происходит регулярно: я просто прогуливаюсь по городу и что-то обнаруживаю.

В заборе на углу набережной Обводного канала и улицы Рузовской я нашел ордовикского головоногого моллюска. Эту находку можно объяснить тем, что забор был отделан определенным видом известняка, который добывают в Ленобласти еще с петровских времен. Этим породам 350 млн лет, поэтому в них легко обнаружить ископаемые. Известняк легко отличить, в центре города он везде — его используют для облицовки и фундамента. Но в сам фундамент идут более прочные слои, в которых реже встречаются окаменелости.

Определить, что за ископаемое ты обнаружил, не так сложно — в стенах в основном встречаются распространенные окаменелости. Это могут быть аммониты, белемниты, брахиоподы, губки. Не нужно быть большим специалистом, чтобы понять, что если видишь завитушку, это аммонит. Сложно определить именно вид, а иногда и невозможно, потому что на стене не видно раковину целиком, только срез.

Поскольку я айтишник, мне почти сразу захотелось объединить мое хобби с профессией и создать какой-то веб-ресурс, который помогал бы увлекающимся палеонтологией. Когда я публиковал снимки своих городских находок в инстаграме, то увидел, что людей это удивляет. Поэтому решил, что нужно на этом акцентировать внимание.

Так я придумал проект «Палеогород». Это карта с отмеченными на ней ископаемыми, которые можно найти на улице и показать ребенку на прогулке. У меня уже собралась база находок, большая часть из Петербурга, но есть из Москвы и нескольких городов Европы. Часть информации мне присылают другие люди, например, подписчики моего блога.

Проект направлен на комплексную популяризацию палеонтологии, и окаменелости в стенах — это только первый шаг, чтобы просто заинтересовать человека, показать, что палеонтология — под ногами по дороге на работу. Второй шаг — организовать раскопки. В цивилизованном мире всё делается в палео-парках, специальных местах, где официально разрешено добывать ископаемые.

Есть места в Ленобласти, которые считаются памятниками природы, например, Саблинский, так что там не то что копать, с земли ископаемые подбирать нельзя. А есть действующий Путиловский карьер, в котором ежегодно добывают тонны известняка. И если вы найдете там ископаемые, не представляющие научной ценности, то легко можете забрать их домой. Я планирую объединиться с палеонтологами, которые уже легально проводят раскопки, и добавить такую возможность к проекту «Палеогород».

ТЕГИ: 
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Новости

все новости

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.