23 августа 2021

Откуда берутся слухи про чипирование, как фейки о бесплатных лекарствах рекламируют БАДы и можно ли зарабатывать на фактчекинге в России? Рассказывает сооснователь Fakecheck

Прошлой осенью бывшие журналисты «Ведомостей» Дмитрий Казьмин и Максим Товкайло создали сервис Fakecheck, который занимается проверкой информации в интернете. Менее чем за год команда проекта проанализировала сотни фейковых сюжетов — в том числе о коронавирусе. Предложить новость на проверку могут как обычные пользователи, так и частные заказчики.

Сооснователь сервиса Дмитрий Казьмин рассказал «Бумаге», откуда берутся фейки, какую роль в их распространении играют пользователи соцсетей и инфлюенсеры, а также как фейки о бесплатных лекарствах рекламируют БАДы и как петербургский фейковый сюжет, связанный с коронавирусом, стал популярным в Индии.

Приходите на наш просветительский фестиваль «Кампус» и узнайте, как устроен интернет. В программе — лекции о том, как глобальная сеть развивалась в России, что нужно знать о приватности данных онлайн и как распространяются фейковые новости. Здесь можно посмотреть программу фестиваля и купить билеты.

Дмитрий Казьмин

cооснователь сервиса Fakecheck

Откуда берутся фейки и почему их нельзя сразу блокировать

— Фейки появляются на различных пользовательских площадках. При этом в большинстве случаев тот или иной сюжет берется не из головы пользователя: истоки надо искать в традиционных медиа и на специально созданных сайтах, например, активисткой направленности. Формируются фейки, как правило, из-за неправильного прочтения или неверной интерпретации — намеренной или по ошибке — какой-либо новости, заявления или статистики.

Возьмем знаменитый сюжет про Билла Гейтса, который якобы планирует всех чипировать. Многим кажется, что он появился в социальных сетях, а некоторые вообще считают, что его родина — Россия, потому что в нашей стране его массовому распространению способствовали такие медийные личности, как Виктория Боня и Никита Михалков. Но на самом деле это довольно древний сюжет, который появился в штатах как часть «антиваксерской» кампании задолго до коронавируса, а затем распространился в соцсетях. Судя по его охвату, он бьет в какую-то правильную цель внутри аудитории, причем в абсолютно разных странах и уже достаточно давно, а остановить его распространение сейчас невозможно.

Обнаружить фейк на раннем этапе достаточно сложно, но теоретически возможно — программными методами. Однако пока агрегаторы блокируют только какие-то недопустимые слова, выражения или изображения. Такие инструменты постепенно интегрируют на пользовательские площадки в России. Блокировка фейков происходит лишь постфактум: либо после жалобы, либо в ходе автоматизированной проверки.

Какую роль в распространении фейков играют традиционные медиа, соцсети и инфлюенсеры

— После наступления так называемой медиареволюции доминирующую роль в информационном пространстве приобрели инфлюенсеры, то есть некий авторитетный для определенной аудитории спикер, который отодвинул традиционные медиа на задний план. Если раньше считалось, что качественный контент могут производить только СМИ, то теперь оказалось, что молодая аудитория в большей степени доверяет информации, которую распространяют лидеры мнений. Инфлюенсер поручается за качество контента своим именем — для многих этого достаточно. Здесь появляется обширное поле для формирования фейков.

Такая тенденция характерна не только для зарубежных стран, но и для России. Это очень важная часть инфодемии: когда контент, не имеющий никакого отношения к реальности и который должен легко идентифицироваться грамотным человеком как фейк, свободно распространяется. На это большое влияние оказывает простой факт: информации стало так много, что простому пользователю невозможно проверить даже ее часть. К тому же у нас в принципе не принято подвергать прочитанное сомнению, со школы этому не учат.

Скриншот с сайта Fakecheck

В продолжение темы инфлюенсеров хочу привести пример, который мы называем «шаблон Кристины Сомовой» — сюжет, который очень часто встречается на пользовательских площадках. Кристина Сомова — несуществующий человек, ее имя, фамилия и должность каждый раз меняется. Она может быть главным фармацевтом Казахстана или главным инженером Украины, неважно. Этот сюжет характерен для всего русскоязычного интернет-пространства.

Легенда условно такая. Где-то по телевизору некая публичная личность якобы заявила, что существует чудодейственное лекарство, которое должно выдаваться бесплатно, но этого не происходит. К сообщению прикреплены скриншоты программы, которые как бы должны подтвердить, что она была, а также ссылка на сайт, где не бесплатно, но за небольшую цену можно приобрести тот самый волшебный препарат. В итоге человек попадает на ресурс, который рекламирует какой-то БАД. Детали меняются в зависимости от аудитории, на которую направлен месседж. Например, если задача продать сервис со ставками на спорт, то условным инфлюенсером может выступить Юрий Дудь.

Какие виды фейков существуют и чем они отличаются друг от друга

— «Шаблон Кристины Сомовой» — один из самых распространенных видов фейков, который мы называем манипуляцией. Он служит неким «окошком» для продаж. Продавать могут что угодно: суперантенну, финансовую пирамиду и так далее. Кроме того, к манипуляции мы относим «чернуху» про конкретных лиц (медийных личностей, звезд), которую распространяют, чтобы навредить их репутации, а также коммерческие или политические разборки.

Еще один фейк, которые мы выделяем, — это непреднамеренная ошибка автора материала. Как правило, человек не разбирается в описанном им вопросе, но хочет поделиться какой-то важной историей с близкими, выступить ньюсмейкером или просто повысить свой авторитет среди «френдов» в социальных сетях.

Отдельный вид фейков, который мы определяем как пограничный, — это кликбейт в СМИ. Сейчас значительная часть медиа занимаются рерайтом, не производя собственный контент, — то есть переупаковывают чужую информацию в нужной им стилистике, как правило, цепляющей. Работа рерайтера такова, что зачастую ему необходимо выпустить три яркие новости в час, поэтому он ограничен во времени, что приводит к ошибкам. В итоге мы получаем фейк, который благодаря цепляющему заголовку довольно быстро распространяется. Этому способствует тот факт, что люди, часто не читают дальше заголовка.

Еще один важный момент, который приводит к стремительному распространению фейка, — площадки, на которых пользователи хотят ими поделиться, не дают никаких сигналов, что эта информация может быть недостоверной. У Google, Facebook и Twitter есть свои фактчекинговые программы: кто-то запрещает делиться материалом, кто-то размещает предупреждающее сообщение, в каких-то случаях запрещают монетизацию и удаляют. В России такая программа есть у «Яндекс.Дзена», ответы фактчекеров показывает «Яндекс.Кью». К сожалению, простые предупреждения — плашки — во многих случаях не работают и люди массово делятся фейками с большой аудиторией. Проверьте по себе: заходили ли вы в раздел с официальной информацией про коронавирус в инстаграме или ютьюбе, увидев соответствующую плашку? И если заходили, смогли что-то понять про контент, на котором висела эта плашка?

Какие фейки о коронавирусе стали популярными в пандемию

— Безусловно, наибольшее распространение за последний год приобрели фейки о коронавирусе. Мы постарались их проанализировать и выделили 492 фейковых сюжета о COVID-19 с начала пандемии. Наша команда разделила их на шесть крупных категорий, самые популярные из них — о вакцинации и конспирологические теории.

Среди наиболее ранних можно выделить такие: «Маска убивает, если ее надеть» или «К китайцам нельзя подходить, иначе заразишься». Среди последних — про так называемые «новые» виды штаммов, «новые» подробности происхождения COVID-19, мифы о вакцинации.

Больше половины фейковых сюжетов, которые мы проанализировали, имеют иностранное происхождение. При этом важно отметить, что инфодемия не локальна: нет замкнутого массива фейков внутри РФ, США или Индии. Они переходят через границы, хотя есть и свои сюжеты, характерные для конкретной страны. Россия тоже является поставщиком фейков, Петербург — не исключение.

Например, петербургское происхождение, предположительно, имеет фейковый сюжет, который приобрел широкое распространение в Индии. Фактчекеры из этой страны пишут нам с просьбой помочь разобраться в его истоках с прошлой осени. Мы провели проверку этой истории по частному запросу.

История такая: в социальных сетях появилось видео из некой больницы. В описании говорилось, что в этом медучреждении якобы не хватает мощности морга, поэтому умерших от коронавируса оставляют прямо в подвале. На кадрах — трупы и врачи в белых халатах. Официального комментария по этому ролику не было, но были сообщения, что в нем якобы узнали петербургскую больницу. Аналогичный сюжет был из Барнаула.

В Индии это видео породило фейк о том, что врачи торгуют органами умерших от коронавируса, потому что эта страна — один из центров трансплантологии. Немаловажное значение в распространении описанного сюжета сыграл вотсап: для индийцев этот мессенджер — источник информации номер один, именно через него идет рассылка фотографий или видео без каких-либо пояснений и ссылок на источники. Фейсбук постоянно занимается «выпиливаем» такого контента из WhatsApp, потому что из-за таких сообщений в стране могут начаться серьезные волнения.

Среди других популярных фейков можно выделить такие. Во-первых, это различные экономические темы (сколько тот или иной товар стоит на самом деле, где мы переплачиваем). Во-вторых, всевозможные конфликты — например, вокруг Нагорного Карабаха. Здесь мы видим огромное количество сюжетов начиная с исторических и заканчивая современными. Ну и в-третьих, это персональные фейки о конкретных людях.

Как устроен сервис Fakecheck и можно ли в России зарабатывать на проверке фейков

— При запуске мы выдвигали несколько гипотез: первая — у технологических компаний существует запрос на такую услугу (к моменту нашего запуска подобные проекты уже существовали на Западе). Вторая гипотеза была связана с корпоративными клиентами: бизнесом и медийными личностями, про которых пишут много разных историй. Сейчас мы разрабатываем такое предложение. Однако есть одна проблема: не существует стандарта услуги фактчекинга, люди не совсем понимают, чем конкретно мы занимаемся. Например, мне часто звонят из пиар-агентств и говорят, что они хотели бы опубликовать в нашем сервисе фейк и интересуются, сколько это может стоить. Я объясняю, что это работает не так, мы не ставим оценку «фейк» за деньги.

Третья гипотеза предполагала интерес к сервису со стороны обычных людей. Сегодня мы видим, что он есть: к нам приходит много запросов на проверку. Причем не только через форму на сайте, но и в соцсетях. Главное условие для того, чтобы мы взялись за такую проверку, — это общественная значимость или большое количество просьб от читателей. При этом в социальных сетях, как правило, воспринимают нас как медиа. Мы же в большей степени ориентированы на то, чтобы прийти к автоматизации проверки информации, что в перспективе позволит улучшить качество контента крупным заказчикам.

Как в Fakecheck проводят фактчекинг

— В нашем сервисе проверкой информации занимаются фактчекеры, все они бывшие журналисты. В дальнейшем мы планируем привлечь людей с другим бэкграундом, потому что это ремесленная работа и на нее можно быстро натренироваться при условии, если человек обладает аналитическими способностями.

При проверке информации мы ориентируемся на методики, используемые в российской деловой прессе, которые пришли к нам из аналогичных зарубежных изданий. Многие из нашей команды когда-то сами работали в СМИ, поэтому знакомы с этими правилами и рекомендациями. Все они довольно просты, потому что завязаны на распространенных ошибках. Также мы работаем с нашим внутренним инструментом — базой источников, в которой содержатся подробные сведения о каждом из них. Например, публиковал ли он фейки ранее. После проведенного анализа работу фактчекера проверяет супервайзер, оценивая корректность заполнения специальной формы и наличие внутренней логики в оценке фактов. В дальнейшем мы, возможно, сделаем часть базы источников открытой для пользователей нашего сервиса.

Сам фактчекинг делится на три части:

  1. Проверка титула. Большую часть фейков можно обнаружить, проведя всего одно действие — мы называем его проверкой титула. Оно предполагает анализ неких титульных сведений, наличие ссылки на первоисточник, соответствие заголовка смыслу текста. Выполнив эти операции, можно легко идентифицировать фейк.
  2. Быстрый фактчекинг — разбор фактов и цифр. Вторая часть связана с разбором фактов и цифр, а также их связей между собой. При этом значительная часть ошибок, которые порождают фейки, приходится именно на статистические данные, когда автор материала запутался в расчетах и сделал громкий вывод, который потом подхватили другие люди.
  3. Верификация новости. Третья часть предполагает углубленную работу по подтверждению новости, которая может потребовать запросы спикерам из материала, авторам контента.

Идея автоматизированного уведомления пользовательской площадки или СМИ об обнаружении фейка, пока не реализована. В некоторых случаях мы обращаемся к автору напрямую. Кто-то оперативно вносит исправления, кто-то навсегда пропадает, а кто-то спорит. В любом случае мы пытаемся решать все вопросы в профессиональной плоскости и тоже готовы признать ошибку.

Как распознать фейки

— У некоторых пользовательских площадок, например у фейсбука, есть свои рекомендации, как выявить фейк. Для начала я советую ознакомиться с ними. От себя дам пару советов, которые основываются на нашем опыте.

Первое, что можно сделать при проверке достоверности информации, — это загуглить заголовок и ключевой факт, чтобы понять, откуда эта история берет свое начало. В большинстве случаев вы сразу же выйдете на первоисточник, в котором интересующий материал изложен более подробно. Такая операция подойдет в тех случаях, когда контент представлен в формате короткого сообщения — в тиктоке, твиттере, фейсбуке или вотсапе. Сравнив его с первоисточником вы поймете, фейк это или нет.

Если первоисточника нет в принципе — это сигнал о том, что, скорее всего, перед вами недостоверная информация. К сожалению, этот простой факт неизвестен большинству людей, которые не работают с большими массивами информации. Важно понимать, что информация не берется из ниоткуда, люди не придумывают ее из головы: они либо пересказывают уже существующие сюжеты, либо переводят их с других языков. 

Если в интересующем вас материале содержатся какие-то цифры, на которые вы отреагировали, не спешите им доверять. В данном случае лучше всего обратиться к официальной статистике или найти аналогичный материал в более качественном СМИ. Здесь можно обнаружить массу вещей: например, что цифра, которая привлекла ваше внимание, вообще за другой год. Это основные моменты, которые помогут самостоятельно повысить свою медиаграмотность.

Сегодня мы убиваем время не перед телевизором, а листая ленты соцсетей. Фильмы или кафе выбираем по советам блогеров, а не критиков. Чтобы разобраться, как изменилась информационная реальность, «Бумага» и «7×7» при поддержке Европейского союза запускают проект «Все мы медиа». В нем мы рассказываем о региональных и нишевых авторах, ставших авторитетными медиа, проводим социологические исследования и серию фестивалей «Кампус»


Читайте также исследование «Яндекса» об инфодемии и смотрите интервью о фейках с создателем сайта «Лапшеснималочная» Алексеем Ковалевым.

Каждый день мы сообщаем вам главные новости Петербурга

Поддержите нашу работу — вступите в клуб друзей «Бумаги»

Узнать подробности
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Эксперты
Как сейчас сохранить деньги и что будет с курсом рубля? Отвечает экономист
В Петербурге меняется климатический подрайон. Говорят, погода будет как в Грузии. Это правда?
Это правда, что россияне поддерживают военную операцию в Украине? Отвечает социолог Григорий Юдин
«Дети такое не съедят». Как школьникам рассказывают про события в Украине и что делать родителям — комментирует психолог
Рубль стремительно падает из-за войны. Что делать с накоплениями? Рассказывают экономисты
Все мы медиа
В России частично ограничат доступ к Facebook. Руководитель «РосКомСвободы» — о том, что изменится для пользователей
Исследовательница фейков — о том, как читать новости во время военного конфликта и избежать дезинформации
Что делать с тревогой от новостей про конфликт Украины и России? Рассказывает психолог
Как читать новости про конфликт вокруг Украины и не попасться на фейк?
Что горожане думают о «марафонах желаний» и личностных тренингах? Результаты опроса в одной картинке
Свободу Саше Скочиленко
Как помыться из бутылки за 6 минут и погулять в помещении 2х5 метра? Саша Скочиленко — о месяце в СИЗО
Адвокат: Саша Скочиленко испытывает сильные боли в сердце и животе. Она жалуется на условия для прогулок и несоблюдение безглютеновой диеты
Адвокат: Сашу Скочиленко запирали в камере-«стакане», у нее продолжают болеть живот и сердце
«Я очень обеспокоена ее самочувствием». Адвокат Саши Скочиленко — о состоянии подзащитной в СИЗО
Саша Скочиленко остается в СИЗО. Суд продлил ее арест еще на один месяц
Военные действия России в Украине
Как получить украинскую визу в Петербурге? Подробности от МИД
«Все мы — милитаристы и имперцы». Директор Эрмитажа Михаил Пиотровский дал интервью «Российской газете»
«Надписи несут надежду, что не все люди в городе конченые». Как стрит-арт стал главным инструментом антивоенных протестов
Минобороны РФ отчиталось об «успешном наступлении» на Северодонецком направлении, Украина заявила о готовящихся Россией обстрелах Харькова. Главное к вечеру 19 июня
Петербуржцы заметили колонну военной техники на КАД
Экономический кризис — 2022
В Петербурге повышают доход депутатов, чиновников и губернатора. На это уйдет 697 млн рублей из бюджета
Петербург опустился на 88-е место по уровню комфорта в рейтинге The Economist — из-за последствий войны в Украине
«Все будут воспринимать это как „Мак“». Первые посетители «Вкусно — и точка» — о качестве бургеров, ценах и бренде
Грозит ли России голод? Что будет с импортом, ценами и безработицей? Как изменится производство? Отвечают экономисты
На месте McDonald’s в Петербурге открылась сеть «Вкусно — и точка». Показываем один из ресторанов
Давление на свободу слова
«Дочь сказала, что ей больше не нравятся полицейские». Директор «ПЕН-клуба» в Петербурге — о задержании за дискредитацию армии на выходе из поликлиники
Запрет Facebook и Instagram за «экстремистскую деятельность» вступил в силу. Чего опасаться?
«Ты не Петр I, ты Адольф II». Как Петербург протестовал в День России — с плакатами, самолетиками и пластилиновыми птицами
Школы и детские сады Петербурга готовятся ко Дню России. Дети танцуют под Газманова, рисуют триколоры и клеят на окна изображения голубей
С конца мая в телеграме травят музыкантов, выступающих против войны, — теперь их концерты в Петербурге отменяют. Что об этом известно
Хорошие новости
«Скучно стало, и поехал спонтанно». Житель Мурина второй месяц едет на самокате из Петербурга во Владивосток
Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
Подкасты «Бумаги»
Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
Деятели искусства рекомендуют
«В Петербурге нет ни одного спектакля, где столько крутых мальчиков-артистов». Актриса МДТ Анна Завтур — о «Бесах» в Городском театре
«Верните мне мой 2007-й». Актер театра Fulcro Никита Гольдман-Кох — о любимых спектаклях в БДТ
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.