14 октября 2022

«Офицеры в шоке от того, кого им присылают». Мобилизованный петербуржец с четырьмя детьми — о беспорядке в Каменке, обмундировании и суициде сослуживца

После начала «частичной мобилизации» в Петербурге незаконно мобилизуют многодетных отцов, единственных кормильцев и людей с проблемами со здоровьем. Призывники и их близкие жалуются, что военкоматы не проводят медкомиссии и не проверяют подтверждающие заболевания документы. В то же время в самих частях не хватает военной техники, там плохо следят за оружием, а руководство не «списывает» мужчин с серьезными заболеваниями.

С ошибками и проблемами мобилизации столкнулся и отец четверых детей из Петербурга Андрей Буюклян. Он рассказал «Бумаге», как его призвали, почему его родные потратили на обмундирование 100 тысяч рублей, что он слышал про самоубийство солдата в части в Каменке, а также как людей обучают перед отправкой на войну.

Обновлено. На момент выхода публикации «Бумаги» 14 октября Андрей находился в военной части. В понедельник, 17 октября, стало известно, что Андрея Буюкляна и еще нескольких незаконно мобилизованных отпустили домой.

Андрей Буюклян

Почему Андрей оказался в Каменке, хотя у него четверо детей и обострение варикоза. И как его жена пытается вернуть его домой

— 27 сентября я пришел в Выборгский военкомат со всеми документами, доказывающими, что я многодетный отец: у меня трое родных детей и один под опекунством. Там мне сказали, что якобы по закону для отсрочки все дети должны быть моими. На ответ, что они и так все мои, военком сказал, что с этим разберутся в части.

Мы с женой решили, что будем судиться с Выборгским военкоматом. Когда жена ходила туда добиваться моего возвращения, ее грубо послали на три буквы, хотя сотрудники сами нарушили правила призыва. Сейчас попытаемся решить вопрос через центральный военкомат Петербурга.

Я в ужасе от бедлама вокруг. Когда государство начинает нарушать в мою сторону собственные законы, от этого как минимум обидно. Я не против «спецоперации», настрой у меня есть. Но не люблю беззаконие.

Как во время службы у Андрея обострилось заболевание ног и много ли среди мобилизованных людей с болезнями

— У меня сильный варикоз на правой ноге, из-за которого я хромаю. Мне противопоказана тяжелая физическая нагрузка. А в части у нас проходят тренировки, приходится постоянно ходить в неудобной жесткой обуви. Из-за этого начались осложнения — сейчас мне тяжело просто ходить.

Медкомиссию ни я, ни мои сослуживцы не проходили. В военкомате говорят, что осмотр будет уже в части, а по приезде туда сотрудники части заявили, что медкомиссию должен был провести военкомат. При этом даже если вас направят на осмотр, нет гарантии, что вам подтвердят диагноз. Отпускают из части только в предобморочном состоянии, когда человек уже падает на построении.

Я очень долго добивался, чтобы меня положили в санчасть, а затем направили в Военно-медицинскую академию на обследование и операцию. Пускай меня либо вылечат и потом уже отправят на подготовку, либо отпустят домой.

Таких, как я, здесь довольно много: есть люди с сердечными заболеваниями, эпилепсией, грыжами и больными суставами. Они пытаются добиться хотя бы осмотра врача. Для этого нужно каждый день ходить по офицерам и начальникам и объяснять, что у тебя болит и что это только усугубится во время службы. Даже мне — человеку со знакомыми из военно-медицинской академии — пришлось потратить две недели, чтобы добиться направления на лечение.

Как проходит подготовка мобилизованных без достаточного количества техники

— Моя военно-учетная специальность — «наводчик минометов». Я рассчитывал, что меня будут готовить по ней. Но в части не оказалось нужной для этого техники. Начальники говорят, что всё увезли на фронт. Мобилизованных обучают как обычных мотострелков — пользоваться автоматом и ручным гранатометом и бросать гранаты. Также нам рассказывали о военной тактике, базовой медицинской помощи и о том, как работает военная связь.

Мне еще повезло, потому что срочную службу я проходил в боевой части, где нас серьезно учили обращению с оружием. Даже через пару дней тренировок я бы вспомнил, как наводить миномет. Но здесь, в Каменке, много и тех, кто как срочник только заборы красил и траву косил. Таким призывникам должности в военниках сразу же меняют на мотострелков.

Вся подготовка занимает около пяти дней. Эшелоны по 160 человек уходят каждые три дня. Тех, кто смог объяснить, что их призвали по ошибке, или у кого начались осложнения болезней, с эшелонов снимают.

Моя группа приехала в часть в среду, 28 сентября, а в пятницу нас уже были готовы отправлять в Белгород, а затем на фронт. После отъезда из части до людей можно дописаться только три дня. Потом они перестают выходить на связь — их отправляют в окопы. При этом медкомиссию не проводят даже перед отъездом на фронт.

Какое обмундирование выдают призывникам в части и нужно ли что-то покупать

— В части выдают стандартное обмундирование срочника: зимнее и летнее нательное белье, военную форму, ватные штаны, теплый бушлат, рюкзак, котелок, посуду, носки и перчатки. При этом [мобилизованным] не выдали шапки — якобы они еще не нужны. Но неизвестно, получат ли их перед отправкой.

Обещают, что каски и бронежилеты выдадут уже перед отправкой на войну, но так как многие не верят этим словам, покупают всё сами. Мои близкие потратили около 100 тысяч рублей на дополнительное обмундирование: бронежилет, более удобную одежду и обувь, в которой можно нормально ходить и не мерзнуть.

В Каменку приезжали люди из администрации, которые обещали сшить для нас форму — с нас даже сняли мерки. Но как они ее выдадут тем, кто уже уехал, непонятно.

Что известно про застрелившегося 6 октября в Каменке

— Я не был свидетелем самоубийства молодого человека, потому что тогда уже начал хромать и не ходил на учения. Насколько я понимаю, у человека были личные проблемы. Говорят, он много ссорился с девушкой по телефону. В целом тут многие жалуются, что из-за призыва их бросают девушки и жены.

Проблема в том, что здесь плохо следят за оружием. Если во время срочной службы призывникам заряжают автоматы только на стрельбище, то в Каменке мобилизованные ходят с патронами в автоматах по территории части. У молодого человека была возможность зарядить оружие и застрелиться по пути на стрельбище.

Самоубийство вряд ли связано с давлением людей в части. Среди призывников агрессии нет, со стороны офицеров тоже. Все люди понимающие, дружные, стараются помочь. У нас нет нарядов, как у срочников, нас не унижают.

Конфликты случаются только из-за алкозависимых, которых пытаются заставить не пить. Они попадают сюда, потому что военкоматы не проводят медкомиссии. И эти люди постоянно выпивают даже в части.

Офицеры, которые обучают мобилизованных, приехали с передовой. Они в шоке от того, кого им присылают военкоматы. Но на них давят сверху [и требуют] каждые два-три дня 160 человек отправлять. Они не могут успеть всем помочь.

Как себя чувствуют мобилизованные после того, как они увидели весь беспорядок в частях

— Большинство понимает, зачем они здесь, и уверено в своем выборе. Но есть и небольшая часть людей с заболеваниями, которых призвали по ошибке, а также те, кто совсем не понимает, почему он находится в части.

Например, в моей части были два брата, чья мать — лежачий инвалид. Мужчины — ее единственные кормильцы, и они не понимали, почему их обоих призвали. По итогу я им помог достучаться до начальников. Их сняли с эшелона — кажется, всё хорошо.

Какие выплаты обещают мобилизованным во время обучения и на войне

— Мы как мобилизованные приравнены к служащим по контракту, чья средняя зарплата по региону составляет от 35 до 45 тысяч рублей. С надбавками за военное положение и участие в боевых действиях выйдет около 80 тысяч рублей.

В санчасти я общался с госпитализированным контрактником, который приехал из Украины. По его словам, зарплату выплачивают. Я здесь всего две недели, так что не могу подтвердить.

Что еще почитать:

  • В Петербурге повестки приходят умершим, женщинам, людям с инвалидностью и многодетным отцам. 14 абсурдных случаев.
  • «Мой случай не такая уж сенсация». Рассказ петербуржца, мобилизованного с серьезной болезнью почек и заставшего суицид сослуживца.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Мобилизация
Осенью ФСБ получит технические возможности закрывать для призывников выезд из России. Разбор «Бумаги»
Каждый месяц на фронте гибнут 36 петербуржцев и жителей Ленобласти. Что о них известно
Петербуржцам обещают единовременно выплатить более миллиона рублей за добровольное участие в войне. Откуда возникла такая сумма?
8 участников войны, о которых писала «Бумага». Рассказываем, что с ними сейчас
Мобилизация закончится только после «прекращения обстоятельств, послуживших основанием для призыва», заявили в АП
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Chrome или Mozilla Firefox Mozilla Firefox или Chrome.