7 августа 2020

«Легальность стрит-арта не делает его плохим». HoodGraff — о новой большой росписи на «Ленфильме» и росте культуры уличного искусства в Петербурге

Художники HoodGraff создали мурал на территории нового пространства KINO CORNER — оно откроется на «Ленфильме» 16 августа. В роспись площадью около 200 квадратных метров входят сцены фильмов, снятых на петербургской студии. Там изображены, например, профессор Преображенский, Шерлок Холмс, герои «Соломенной шляпки». Этот мурал — редкий случай, когда работа согласована с городом.

«Бумага» поговорила с продюсером проекта Артемом Буржем о новой росписи, легализации стрит-арта и его развитии в Петербурге и о том, как художники чуть не эмигрировали в США.


«Бумага» — информационный партнер пространства KINO CORNER


Артем Бурж
продюсер HoodGraff

О новой росписи в KINO CORNER

С куратором KINO CORNER Никитой Роговым и его командой мы познакомились несколько месяцев назад. Он предложил оформить пространство в стиле стрит-арт, и мы сразу согласились. У нас совпали идеология и взгляд на то, каким должен быть современный образ Петербурга.

Мы решили подготовить все за два месяца. Это хороший пример, каким может и должен быть подход к оформлению пространств.

Изначально эскиз был очень большой, его делал художник Игорь Van Gee. Там очень много персонажей из картин «Золотой коллекции» «Ленфильма». Мы создаем лишь небольшую часть, здесь работают и будут работать многие художники.

Нам — как портретистам в первую очередь — было несложно реализовать это. Мы взяли сцены из «Соломенной шляпки» и «Приключений Шерлока Холмса и доктора Ватсона», изобразили Миронова, Гурченко, Ливанова, Соломина — все они сейчас размещены на фасаде. Шерлок курит трубку.

О легализации стрит-арта

Идея того, что стрит-арт должен быть нелегальным и протестным, — пережитки 90-х. Если единственная ценность арта в том, что он нелегален, это не искусство. Согласование работы означает, что она признана на городском уровне, что мы можем немного надломить эту систему — и в городе наконец присмотрятся к художникам, которых в Петербурге огромное количество.

Фото: Дарья Голубева

Я не считаю, что легальность стрит-арта делает его плохим или делает его не стрит-артом. Думаю, что и вандализм у нас останется, и нелегальные работы. Но для художников, которые не могут позволить себе оплату штрафов, или для тех, у кого нет времени на месяцы согласования, — для них должны быть площадки, где они смогут спокойно работать.

В последнее время у нас происходит отток художников за рубеж и в Москву. Мы сами, честно говоря, планировали уехать в Штаты в этом году, но из-за пандемии остались. И нам снова пророчат большое лобби [закона о легализации стрит-арта] в администрации и КГА.

Город мне небезразличен, поэтому пока мы здесь, будем пытаться доводить эту историю до конца. Я рад, что вижу рост культуры стрит-арта: считаю, что это признак развития культуры в городе в целом.

О развитии стрит-арта в Петербурге

Появляются новые персонажи. Особенно это заметно в последний год. Раньше я ни на кого особо внимания не обращал, но попытался собрать всех в одном месте, чтобы понять, насколько сообщество в Петербурге готово к объединению, готово найти какую-то общую цель. Та попытка провалилась: тогда немногие считали, что стрит-арт должен быть легальным. А сейчас я вижу гораздо больше осознанных художников, которые проявляют себя и хотят поменять эту ситуацию.

[Из современных стрит-арт-художников] я уважаю LU BLUE, Van Gee, «Явь». Меня удивляет, что среди новых имен появляется много девушек, потому что стрит-арт дело нелегкое — в дождь лазать по стремянкам. И я думаю, что еще больше художников в городе активизируется, когда они поймут, что им дают площадки для реализации.

Стала меняться и реакция на работы. Мне кажется, мы выбрали достаточно понятную форму: монохромный портретизм. И сейчас местные жители, когда видят художника, который только начал рисовать, не бегут к телефону, чтобы вызвать полицию. Они скорее подойдут и узнают, что он хочет сделать, какой у него посыл. Мне кажется, что общество готово к прорыву в этой сфере.

О последних работах и уничтожении стрит-арта

Работа «Засиделись» посвящалась конкретному человеку — главному архитектору города Владимиру Григорьеву. Он живет неактуальной картиной мира. Отрицать существование такого вида современного искусства [как стрит-арт], по-моему, глупо.

Фото: Дарья Голубева

В целом уничтожать работы, которые вызвали резонанс, на мой взгляд, неправильно. Если только у них нет привязки к контексту, ко времени: мы сами на следующий день уничтожили Зинаиду Тракторенко. Она была нарисована после того, как город закрасил прапорщика Задова и развесил там агитматериалы на тему предстоящих выборов. Это была сатира на тему выборов — и она потеряла свою актуальность на следующий день после них. Если работа неактуальна, то ее надо закрашивать. По другим критериям, мне кажется, оценивать невозможно.

Еще можно закрашивать, если работа в месте с хорошей проходимостью: неправильно отдавать его одной работе и одному художнику. В таких случаях можно обновлять работу каждый месяц — в Барселоне, например, такое практикуется.

Вообще, политический подтекст есть во многих наших работах, и мы планируем и дальше рисовать на те темы, которые нас интересуют. Если нас касается политика, то мы одной ногой ступим туда.


Подробнее о кластере KINO CORNER читайте здесь. «Бумага» также публиковала интервью с Артемем Буржем о знакомстве со Снуп Доггом и заказе на портрет Путина. Другие новости про стрит-арт ищите в этой рубрике.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Уличное искусство
В Шушарах появилась скульптура в виде кукиша — на пустыре, где обещали обустроить парк
В Петербурге появились 37 плакатов с работами уличных художников и местных дизайнеров. Посмотрите, как выглядит «визуальный код» города
Стены говорят — показываем, как петербургский стрит-арт выступает против войны
В центре Петербурге заметили микроскульптуры в виде ребенка, обнимающего череп. Что это и кто автор?
В «Севкабель Порту» появилась новая работа художника Виктора Забуги — «Рябина»
Как меняется Петербург
«Туда приезжают со всего города». Как петербуржцы отдыхали на пляже Васильевского острова, который может исчезнуть из-за намыва
Здание Конюшенного ведомства сдадут в аренду по программе «Памятник за рубль»
«Спальник и человейник». Что нужно знать о новом намыве Васильевского острова и почему его критикуют
Как сейчас выглядит ДК имени Кирова. Там создают новое общественное пространство — показываем реновацию
Петербуржцы сообщили о начале сноса торговых бань Екимовой. О годе постройки здания спорят в суде
Свободу Саше Скочиленко
Сашу Скочиленко оставили в СИЗО, несмотря на заболевания и петицию с 135 тысячами подписей. Главное про апелляцию
«Наши солдаты не допустили бы бомбардировки мирных гражданских объектов». Допрос пенсионерки, которая написала донос на Сашу Скочиленко
Сашу Скочиленко, арестованную по делу о «фейках» про ВС РФ, перевели в новую камеру и обеспечили безглютеновым питанием
Что известно о травле Саши Скочиленко в СИЗО. Ее девушка узнала о запрете открывать холодильник и требованиях ежедневно стирать одежду
«У меня уже отняли семью. Что мне теперь терять?». Девушка Саши Скочиленко — о жизни после ее задержания и проблемах с передачами
Военные действия России в Украине
Вывоз военных из «Азовстали», пауза в переговорах и отказ Финляндии платить за газ в рублях. Главное к 17 мая
«Мне слишком дорого далась эта работа». Сотрудники российских независимых СМИ о военной цензуре и блокировках
В соцсетях пишут о переброске военной техники к границе с Финляндией. Что об этом говорят в ЗВО?
Возможная эвакуация с «Азовстали», ответ России на вступление Финляндии и Швеции в НАТО и окончательный уход McDonald’s. Главное к 16 мая
Заявления Финляндии и Швеции о вступлении в НАТО и попытки поджога российских военкоматов. Главное к 15 мая
Экономический кризис — 2022
Bloomberg: ВВП России снизится на 12% в 2022 году. Это будет самый большой спад с 1994 года
Минпромторг утвердил список товаров для параллельного импорта в Россию. Что это значит?
«А остальным что?». В комздраве заявили о завозе в аптеки дефицитного лекарства «Эутирокс» — но не для всех. Обновлено
Власти подготовили список товаров для ввоза в Россию без согласия правообладателей. Что об этом известно?
Российским авиакомпаниям рекомендовали подготовиться к полетам без GPS. Рогозин предложил заменить эту систему на ГЛОНАСС
Давление на свободу слова
«Мне слишком дорого далась эта работа». Сотрудники российских независимых СМИ о военной цензуре и блокировках
«При молчании происходит всё самое страшное». Петербургская художница Елена Осипова — о нападениях во время антивоенных акций и реакции окружающих
Как писать письма в СИЗО? Рассказывает адвокат задержанной по делу о фейках об армии России Ольги Смирновой
Как силовики изобрели и опробовали новый метод давления на активистов — подозрение в лжеминировании. Истории 7 петербуржцев
Ходят слухи, что «Алые паруса» проведут без Ивана Урганта впервые за десятилетие. Это правда?
Хорошие новости
Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
В Петербурге в 2022 году обустроят более девяти километров велодорожек
Подкасты «Бумаги»
Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.