4 июня 2020
текст:

Как самоизоляция повлияла на цифровой этикет и как оценить свою цифровую грамотность? Объясняет культуролог Оксана Мороз

Обязательно ли включать камеру на онлайн-лекциях, по каким критериям оценивать свою цифровую грамотность и почему глобальный переход в онлайн провоцирует конфликты? Об этом на вебинаре, организованном Фондом инфраструктурных и образовательных программ (Группа РОСНАНО) и «Бумагой», рассказала культуролог и одна из участниц нашей научной рассылки Оксана Мороз — публикуем конспект. Полностью посмотреть лекцию можно на ютьюб-канале проекта Science Bar Hopping.

В воскресенье, 14 июня, пройдет фестиваль Science Bar Hopping Online. Всего будет десять лекций, трансляции которых будут вестись в петербургском и московском пабликах проекта во «ВКонтакте». На фестивале выступят космонавт-испытатель Марк Серов, ИИ-евангелист компании ABBYY Иван Ямщиков, профессор факультета антропологии ЕУ СПб Илья Утехин и другие ученые и эксперты.

Оксана Мороз

Культуролог, автор и ведущая ютьюб-канала «Блог злобного культуролога»

Почему в разных сообществах формируется разный цифровой этикет

— Цифровой этикет предполагает возможность грамотного сосуществования с устройствами, софтом и интерфейсами так, чтобы быть максимально результативным для себя и не причинять неудобств другим.

Если вспомнить, понятие «сетевой этикет» существует примерно со времен Фидонета — ранних сетей. Интернет тогда был технологической новинкой и упор потребителей делался больше на такие социальные возможности, как образование сетей и обнаружение правил поведения в них. Поэтому сетевым этикетом прежде всего называли правила коммуникации.

Сегодня в дискуссиях о цифровом этикете стоит, кажется, больше внимания уделять большему спектру онлайн-практик и фреймов поведения. Нужно различать не только правила, которыми стоит пользоваться в коммуникации — в мессенджерах, соцсетях и электронной почте, — но и нормы поведения, позволяющие защищать свои данные, контролировать их безопасность и вообще распоряжаться своим цифровым следом.

Сейчас сеть не такая, какой была даже десять лет назад. Мы находимся под прицелом алгоритмов, и поэтому этикетные правила должны, в том числе, касаться того, как жить в системе, которая становится всё больше подчинена машинным решениям и в которой всё сложнее сохранять человеческое.

И здесь возникает много проблем, как мне кажется, потому что некий феномен существует в тот момент, когда он зафиксирован, то есть когда мы можем сказать, что это правило где-то существует. А цифровой этикет практически не присутствует нигде, кроме как в рекомендациях, которые спускаются пользователям. А раз не существует каких-то жестких правил, значит, у пользователя появляется возможность, обсуждая свой собственный опыт с другими людьми, создавать этикетные нормы в рамках сообществ. Так, например, свои правила существуют в сообществе геймеров.

Любые дискуссии об этикете — о некоторых этических, социальных нормах, которые разделяются индивидами в ситуации очень разветвленных цифровых технологий, — приводят к тому, что мы не можем быть уверены, что существует один-единственный цифровой этикет. Но раз уж есть нормы общежития и попытки выстраивания в сообществах каких-то норм, то можно говорить не об этикетном поведении, а о грамотном. И мне кажется, что спасением в любых диспутах о том, что такое этикет и как правильно вести себя онлайн, будет разговор о цифровой грамотности.

Как устанавливаются правила цифрового этикета

— Не существует никакой цифровой грамотности в единственном числе. Потому что существует большое количество пользователей с разным опытом взаимодействия с интернет-системой. И это связано не только с поколенческой разницей. Существует грандиозное цифровое неравенство и в плане доступа к интернету, и в плане его использования.

Например, есть люди, которые много времени проводят в коммуникативных системах, и для них грамотным будет всё, что касается практики общения и переписки. А есть люди, которые вообще отрицают соцсети, не пользуются ими и используют интернет для других целей, максимально не показываясь публично. В этом случае грамотным будет поведение, выстроенное на максимальной заботе о собственной безопасности.

В связи с переходом на удаленное обучение в среде преподавателей возник вопрос: нужно ли заставлять студентов во время онлайн-лекций в Zoom включать камеры. Когда нет видео, у преподавателей возникает ощущение, что они работают как радио и не вполне понимают, на той стороне их слушают или нет. В итоге преподавателям разрешили настаивать на том, чтобы студенты включали камеры не только во время семинаров, где важно общаться, но и во время лекций.

Мне кажется, что этот разговор — хорошая иллюстрация того, что в обществе существует определенная привычка установки этикетных правил. Мы не сморкаемся в занавески в общественных местах и включаем камеру на онлайн-лекциях. Но жесткая регламентация не учитывает тот факт, что есть разное качество интернет-соединения и при трансляции видео оно может снижаться. Есть люди, которые дома существуют в таком пространстве, где нет возможности спокойно включить веб-камеру и микрофон.

То есть нужно учитывать разные обстоятельства, разные привычки, разный бэкграунд и умения человека и стремиться к некоторой идеальной картине цифровой грамотности и цифрового поведения, достичь которой не получится никогда.

Пять критериев грамотности в интернете

— По мнению канадского исследователя цифровой среды Дугласа Белшоу не существует какой-то одной грамотности, как и одной правильной линии поведения. Разные люди могут вести себя по-разному онлайн и при этом оставаться грамотными. Поэтому, оценивая этот параметр, необходимо понимать, какими социальными, антропологическими, экономическими и прочими характеристиками обладает человек, а также насколько он в принципе вмонтирован в цифровую среду.

Однако можно представить себе некоторые примеры того, как может вести себя грамотный человек, который не обладает специальными навыками и не является представителем сообщества, профессионально работающего в цифровой среде.

Быть грамотным в интернете это:

1. Беспокоиться о своей безопасности и цифровом следе.

2. Практиковать менеджмент ПО. Это не означает самостоятельную сборку процессора. Смысл в том, что вы осознанно пересобираете тот софт, которым пользуетесь. То есть вы не полагаетесь на предустановленные программы, которые применяете, а сначала проверяете, какие у вас есть запросы к цифровой среде, и потом придумываете экосистему, в которой будете жить. Это требует определенного внимания, времени и затрат. Но, по сути, пространство, в котором вы работаете онлайн, должно быть обустроено так же, как рабочее место в офлайн-мире.

3. Уметь проверять информацию в интернете и нести ответственность за свои высказывания и свою позицию.

4. Практиковать пользовательский SMM. То есть понимать, что всё личное онлайн — это публичное. Поэтому надо учитывать, какой облик вы конструируете в разных приложениях. Например, когда мы проходим какой-нибудь тест и делимся его результатами в соцсетях, это может не только сказаться на нашем имидже — не все мы публичные люди и некоторых имидж не волнует, но это точно что-то говорит алгоритмам, которые нас обсчитывают, и сказывается на системе рекомендаций, то есть на том, какую информацию мы в итоге видим в своей ленте.

5. Понимать, что онлайн не существует в каком-то отдельном пространстве, и отменять выражение «я выхожу / захожу в сеть». Сейчас большинство людей всегда находится в mode on. Кроме тех, кто совсем не приемлет цифровой мир. И мы должны четко оценивать, какое влияние имеет пользование теми или иными инструментами на нашу жизнь.

Как переход на дистанционную работу повлиял на цифровую грамотность

— Переход на дистанционную работу привел многих к пониманию того, что они не владеют в должной степени инструментами для удаленной занятости. Поэтому им пришлось освоить в бешеном темпе новые приложении и новые интерфейсы.

Плюс, разрушилось представление о том, что есть рабочее время и пространство и нерабочее. Те люди, которые и раньше позволяли себе отправлять письма в нерабочее время, сейчас позволяют себе совершать еще больше коммуникативных поступков вне офисных часов.

Когда мы понимаем, что можем всё сделать дистанционно и испытываем недостаток живого общения с людьми, включается такая штука: а давайте будем очень много разговаривать, чтобы заполнить паузу. Будем проводить много совещаний, много встреч, много созвонов, ведь нам же не хватает человеческого общения. Это в конечном счете утомляет и создает колоссальную информационную перегрузку.

Сейчас границы между досуговым и рабочим пространством как бы стерлись. Если со временем еще можно справиться, восстановив логику офисных рабочих часов, то с пространством сложнее. У многих людей нет возможности обустроить себе рабочее место, в котором будет удобно, тихо, светло и хороший интернет-сигнал. Плюс, есть много антропогенных шумов, которые нельзя устранить: дети, животные, родственники.

Всё это приводит к депривации личного пространства. То есть, с одной стороны, нам не хватает общения с людьми, а с другой стороны, посторонние люди — коллеги, например, — постоянно присутствуют в нашей жизни. При этом мы, когда жалуемся на подобные вещи, выглядим достаточно привилегированными существами, потому что, в отличие от многих других, у нас сохранилась работа.

Эти вызовы — свидетельство того, что есть особенности устройства цифрового пространства, которые требуют от нас какого-то очень быстрого освоения норм цифровой грамотности. Но для этого нужно потратить большое количество ресурсов. И кажется, что навязываемое требование быть грамотным и соблюдать нормы четко разделяет людей на лагеря. Есть цифровые оптимисты, которые считают, что за счет этой ситуации можно экономить на транспорте и других издержках, связанных с мобильностью, а после пандемии вообще можно будет забыть про офисы. А есть люди, которые считают, что всё это выглядит как «цифровой концлагерь», в который нас загоняют.

Самая большая проблема, на мой взгляд, заключается в том, что мы отказываемся договариваться. То есть есть мы пытаемся стоять на том, что есть какие-то нормы и либо мы им следуем, либо нет. Из-за этого возникает конфронтация — это, мне кажется, самое опасное. Потому что в конечном итоге, если мы не выйдем на диалог, в том числе о нормах цифровой грамотности и о том, как из них произрастают нормы этикетного поведения, мы в конечном счете не придем ни к каким решениям. Что, в свою очередь, означает, что мы не вынесем никаких уроков из той ситуации, в которой оказались.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.
Новые тексты «Бумаги»
Шесть мест для лесной прогулки: лиственничная роща, экотропа с озерами и сосновая аллея на берегу реки
Чем технология 5G будет полезна экономике и почему вокруг нее столько страхов? Рассказывает кандидат технических наук
На Рубинштейна постоянно проходят уличные вечеринки, где веселятся сотни людей. Местные жители жалуются на шум, а полиция устраивает рейды
Как проходило голосование по поправкам в Петербурге: вбросы бюллетеней, коронавирус у членов комиссий и участки во дворах
Семь неочевидных книжных Петербурга от сооснователя магазина «Все свободны»: киоск в метро, музыкальная лавка и фото-букшоп
Чем заняться в самоизоляции
На Большой Морской открылся креветочный бар «Тигрица. Seafood, rrr!» от создателей Made in China
Фестиваль Gamma и Русский музей проведут онлайн-конференцию о современной культуре со спикерами из США, Италии и Франции
Шесть мест для лесной прогулки: лиственничная роща, экотропа с озерами и сосновая аллея на берегу реки
Семь неочевидных книжных Петербурга от сооснователя магазина «Все свободны»: киоск в метро, музыкальная лавка и фото-букшоп
Это приложение — Shazam для природы. Оно поможет определить растение или животное по фотографии
Поправки в Конституцию
Обновленную Конституцию после внесения поправок опубликовали под названием «Конституция президента»
В Петербурге 15 июля собираются провести митинг против обнуления сроков Путина
В районной администрации люди стояли в очереди за деньгами, пишет «Фонтанка». Они представились наблюдателями на голосовании по поправкам
Поправки к Конституции вступают в силу 4 июля
Избирком Петербурга аннулировал 35 бюллетеней на участке, где журналисту Давиду Френкелю сломали руку
Смягчение режима самоизоляции
В Петербурге снимают всё больше запретов, введенных из-за пандемии. На улицах много людей — вот очереди у Новой Голландии, зоопарка и Ботсада
Глава петербургского Роспотребнадзора назвала ожидаемым рост заболеваемости COVID-19 после отмены части ограничений
Театрам в Петербурге разрешили возобновить репетиции — но с ограничениями
В Петербурге растет коэффициент распространения коронавируса. Для снятия ограничений он должен опуститься ниже 0,5
Росавиация продлила запрет на международные перелеты до 1 августа, пишет «РБК»
Дело «Сети»
В Петербурге полиция оштрафовала активиста за мат после суда по делу «Сети». В пример нецензурной брани привели лозунг «Антифашизм — не преступление»
В Петербурге отпустили задержанных после оглашения приговоров по делу «Сети». Они пробыли в отделениях полиции сутки
«Приговор зафиксировал — можно пытать подсудимого, суд всё одобрит»: что о сроках Бояршинова и Филинкова говорят правозащитники, активисты и родственники
После оглашения приговора по делу «Сети» в Петербурге у здания суда задержали до 30 человек
«Идеалист, который берет ответственность за глобальные процессы». История Виктора Филинкова — фигуранта дела «Сети», не признавшего вину и получившего самый большой срок
Лето в Петербурге
Полиция провела рейд по Думской, Рубинштейна и Дворцовой. Протоколы составили на 50 человек и на три заведения
МЧС предупредило о грозе, молниях и сильном ветре в Петербурге
Июнь 2020 года вошел в четверку самых теплых за всю историю наблюдений в Петербурге
На Рубинштейна постоянно проходят уличные вечеринки, где веселятся сотни людей. Местные жители жалуются на шум, а полиция устраивает рейды
Парки, скверы и сады Петербурга откроются не раньше 2 июля. Их закрыли из-за штормового ветра
Друзья «Бумаги»
Кто такой Дмитрий Абрамов и чем он занимался до нападения на Давида Френкеля
История отца Сергия, захватившего монастырь, — убийцы, наставника Поклонской и раскольника, которому (пока) разрешают проклинать власть и РПЦ
Мы спросили наших друзей, что изменилось в их жизни за 10 лет
Здоровье во время пандемии
«Биокад» намерен перейти к испытаниям одной из вакцин от коронавируса на людях уже летом. НИИ гриппа готовится к доклиническим исследованиям
Из детской больницы № 1 хотят уволить кардиохирурга Рубена Мовсесяна, жалуются родители. Петиция в защиту врача собрала тысячи подписей
Антитела к COVID-19 обнаружили у 16 % петербуржцев, сдавших анализы в «Хеликс» и «Инвитро»
Роспотребнадзор бесплатно протестирует петербуржцев на антитела к коронавирусу
В Петербурге болеет каждый пятый сотрудник скорой помощи, сообщили в комитете по здравоохранению
Выплаты медикам
Уборщики и буфетчики, работающие в красных зонах «ковидных» стационаров, получат надбавки от властей Петербурга
В госпитале для ветеранов войн санитарке отказали в выплатах за работу с COVID-19. Начальник учреждения заявил, что она не имеет нужного образования
В Петербурге коронавирусом заразились около 5 тысяч сотрудников медицинских учреждений. Среди них — буфетчики, бухгалтеры и уборщики
«Больные кашляют нам в лицо, а доплат нет». Петербургская уборщица рассказывает, как выполняет обязанности санитарки, но не получает выплат
Как в «нековидном» стационаре добиваются надбавок для врачей и борются с распространением инфекции. Интервью с главврачом Елизаветинской больницы

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.