6 апреля 2021

Житель дома на Петроградской — о том, как изменить проект капремонта фасада и отговорить чиновников заменять исторические окна с витражами

В доме Эрлиха и Эттингера на Зверинской, 18 в этом году пройдет капитальный ремонт. Вместо исторических окон с витражами собирались установить стеклопакеты, однако жильцы добились изменений в проекте — Фонд капитального ремонта согласился привести деревянные окна в порядок и пересмотрел план работ по фасаду. Ранее в доме отремонтировали историческую плитку в парадной и вместе с фондом «Внимание» отреставрировали входной тамбур.

Один из жильцов Сергей Богач рассказал «Бумаге», как вместе с соседями сохраняет свой дореволюционный дом на Петроградской, в чем ценность аутентичных деталей здания и как удалось договориться с чиновниками.

Как жильцы дома спасли окна с витражами

— Наш дом вообще довольно активный. В какой-то мере мы сами инициировали капремонт: стояли в плане на 2030-е годы, но написали заявления и обосновали, что здание в плохом состоянии и требует достаточно срочного вмешательства. В итоге нас перенесли на 2021-й.

Капремонт фасада, как правило, автоматически включает в себя замену окон. Но лично у меня было понимание, что наши окна нельзя давать в обиду — они в неплохом состоянии, плюс кое-где сохранились оригинальные витражи. Тогда мы стали узнавать, как исключить их из проекта — опрашивали всех, кого можно: Фонд капитального ремонта, жилищный комитет, Жилкомсервис. По совокупности информации от всех инстанций поняли, что нужно написать соответствующее заявление, провести общее собрание собственников, двумя третями проголосовать за конкретные моменты и предоставить протокол в ФКР.

Особых разногласий между жильцами дома не было, хотя нашлось много желающих установить новые стеклопакеты. До этого по моей инициативе в доме уже ремонтировали историческую плитку, восстанавливали входной тамбур, соседи остались довольны. Жильцы дома согласились с исторической ценностью окон. Но чтобы добиться [полного] согласия на общем собрании, понадобились не один и не два месяца совместных разговоров.

Как жильцы внесли корректировки в план капремонта фасада

— От имени совета дома мы направили письмо в ФКР и попросили проект, чтобы с ним ознакомиться. Когда мы начали его изучать, то увидели некие несоответствия. Во-первых, до этого мы с фондом сохранения исторического наследия «Внимание» успели заменить входную дверь, а ФКР про это не знал и заложил финансирование на очередную замену — то есть нашу красивую дверь планировали заменить.

Во-вторых, на нашем фасаде частично сохранился аутентичный лепной декор, но из документов стало понятно, что проектировщики подошли к вопросу достаточно формально, не достаточно изучив архивные документы. Фонд «Внимание» снова решил нам помочь. Их сотрудники на собственном энтузиазме, не собирая с жильцов денег, отправились в архивы, нашли иконографию и старые фотографии фасада, даже чертежи самого архитектора Эрлиха. На основе этих данных мы сделали эскиз проекта ремонта лицевого фасада.

Мне лично пришлось попросить сотрудников дружественных дизайн-студий отрисовать эскиз в соответствующих программах. Конечно, их работа стоит денег, но они согласились помочь мне просто так.

Как к инициативе жильцов отнеслись чиновники

— Когда мы предложили правки в проект, ФКР отнесся к этому без особого восторга, но пошел нам навстречу и сообщил, что готов внести в проект наши изменения. Понятно, что мы фактически частично выполнили их работу. Но мы ни в коем случае не ропщем — наоборот, благодарны, что нам позволили это сделать.

Дальше у нас было несколько совещаний в КГА и КГИОП — присутствовали я, представители ФКР, петербургского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры, фонда «Внимание». Началась здоровая горячая дискуссия по поводу наших правок в проект — специалисты профессионально опровергали и дополняли наши аргументы. Они анализировали наши предложения, исходя из общего внешнего вида здания — там, например, в 1960-е годы надстроили мансарду, и некоторые предложения о восстановлении определенных элементов оказались не совсем правильными по архитектурным канонам.

Но в целом, наши правки практически полностью приняли. В итоге родился проект ремонта фасада, который устраивает и жильцов, и градозащитников, и чиновников. Мы договорились, что окна с витражами на лестничных маршах вообще не будут трогать — их сохранилось штук десять, мы сами восстановим и отремонтируем их за свой счет, возможно, с участием фонда «Внимание». Родные деревянные окна на черной лестнице, которые не представляют такой исторической ценности, заменять тоже не будут, но ФКР их отремонтирует — остеклит, покрасит, приведет в порядок.

Законодательно какого-то механизма взаимодействия градозащитников и жильцов дома с фондом капремонта, насколько я знаю, не существует. Но, думаю, у нас всё получилось благодаря конструктивному общению, нацеленному на результат. Люди везде адекватные и договориться можно всегда. Не нужно качать права — лучше просто выходить на сотрудников, которые занимаются проектом, знакомиться с ними, встречаться и обсуждать.

Зачем сохранять в доме исторические детали

— Я живу в доме Эрлиха и Эттингера с 2014 года. Для меня ценность в доме представляет всё, что сохранилось — аутентичные детали, которые можно привести в порядок. Столярка, входной тамбур, красивая метлахская плитка на лестнице, кованые перила и литье, окна с витражами.

Я работаю в сфере строительных работ, напрямую не связанных с восстановлением и реставрацией. Но мне не безразлично, где я живу. Хотелось бы, чтобы моя дочка с детства видела наш красивый город и все уникальные вещи, которые нам достались от предков, а не заходила в грязную обшарпанную парадную и перешагивала через битую плитку.

Понятно, что есть разные подходы. Можно заменить историческую плитку на недорогую современную, станет чистенько и опрятно. Но я не считаю это правильным. Исторические детали необходимо сохранять, реставрировать и приводить в порядок. Любая аутентичная вещь ценнее даже самой дорогой современной, потому что сейчас такую уже не производят.


Читайте также наше интервью с архитектором-реставратором Сергеем Доспеховым, который больше 20 лет фотографирует исторические двери Петербурга. Он рассказал, как и зачем снимает старинные двери, почему в Петербурге их часто меняют на железные и какие интересные объекты еще можно встретить в центре города.

«Бумага» беседовала с волонтерами, которые обошли весь Васильевский остров и создали карту «витражных адресов». Читайте о том, какие витражи можно увидеть в дореволюционных домах и почему многие из них утрачены.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Утрата памятников архитектуры
Дом Брюллова на Кадетской линии сдадут в аренду компании «Я хочу быть твоей канарейкой» — до этого там хотели открыть музей ислама. Обновлено
Петербуржцы расклеивают листовки про закон о реновации на домах, которые могут снести
Сокуров направил письмо к Беглову из-за разгрома градозащитного движения в Петербурге
«Власти готовятся к разгрому исторического центра». Колонка депутата Бориса Вишневского — о судьбе архитектурного наследия Петербурга
В Петербурге сносят дом Шагина ради гостиницы. Глава СК поручил возбудить уголовное дело
Свободу Саше Скочиленко
Саше Скочиленко, арестованной по делу о «фейках» про российскую армию, срочно нужно обследование сердца
«На прошлой неделе Саше принесли чай с тараканом». Адвокат Саши Скочиленко — об ухудшении ее здоровья и об условиях в СИЗО
«Боль в животе, тошнота, рвота, диарея — каждый день». Последнее слово Саши Скочиленко из суда, где отклонили жалобу на ее заключение в СИЗО
«Я сяду и, скорее всего, умру в колонии за свободу слова». Главное из интервью Саши Скочиленко «Север.Реалиям»
«Нас вроде и меньшинство, но адекватные мы». Курьер, психолог и бариста с антивоенной позицией — о своем будущем в России
Военные действия России в Украине
«Верстка» рассказала подробности о вербовке российских заключенных для боев в Украине. Главное
«Лучше бы ты был живой». Мать солдата из Ленобласти, который погиб через три дня после начала войны, дала интервью
Именные подразделения Петербурга для отправки в Украину назовут «Нева», «Кронштадт» и «Балтика», сообщили в пункте набора военных
В Amnesty International заявили, что украинские военные размещали базы в больницах и школах. Вот как отреагировали в Москве и Киеве
«Начать жизнь с чистого листа». Во «ВКонтакте» заметили рекламу ЧВК «Вагнера», которая предлагает отправиться в Украину
Экономический кризис — 2022
Как в Петербурге показывают голливудские новинки, если студии ушли из России? Откуда у кинотеатров копии «Тора» и «Миньонов»? Разбор «Бумаги»
Психотерапевт, образование, рестораны — на чем еще экономят читатели «Бумаги»? Результаты исследования
«Никаким мудилам не дам помешать моим планам». Как и зачем петербуржцы открывают бизнес после начала войны
Финальная распродажа H&M в России начнется 1 августа
«Жестокие преступления — результаты жестокой политики». Большое интервью Якова Гилинского — он полвека изучает криминальное поведение россиян
Давление на свободу слова
В Петербурге отменили лекцию популяризатора науки Аси Казанцевой, которая выступает против войны в Украине. Обновлено
В Петербурге заблокировали группы о яой-манге — из-за отсутствия пометки «18+» и проверки на возраст
«Медуза» рассказала, какие методички по освещению войны получили пропагандистские СМИ от Кремля
Как наказывают за протест в России-2022? Объясняем, что вам грозит за пост, общение в чате, пикет или стрит-арт
«Мы», обесценивание и высмеивание — как пропаганда влияет на язык и эмоции? Отвечает социолингвист
Хорошие новости
«Скучно стало, и поехал спонтанно». Житель Мурина второй месяц едет на самокате из Петербурга во Владивосток
Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
Подкасты «Бумаги»
Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
Деятели искусства рекомендуют
«В Петербурге нет ни одного спектакля, где столько крутых мальчиков-артистов». Актриса МДТ Анна Завтур — о «Бесах» в Городском театре
«Верните мне мой 2007-й». Актер театра Fulcro Никита Гольдман-Кох — о любимых спектаклях в БДТ
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.