Житель дома на Петроградской — о том, как изменить проект капремонта фасада и отговорить чиновников заменять исторические окна с витражами

В доме Эрлиха и Эттингера на Зверинской, 18 в этом году пройдет капитальный ремонт. Вместо исторических окон с витражами собирались установить стеклопакеты, однако жильцы добились изменений в проекте — Фонд капитального ремонта согласился привести деревянные окна в порядок и пересмотрел план работ по фасаду. Ранее в доме отремонтировали историческую плитку в парадной и вместе с фондом «Внимание» отреставрировали входной тамбур.

Один из жильцов Сергей Богач рассказал «Бумаге», как вместе с соседями сохраняет свой дореволюционный дом на Петроградской, в чем ценность аутентичных деталей здания и как удалось договориться с чиновниками.

Как жильцы дома спасли окна с витражами

— Наш дом вообще довольно активный. В какой-то мере мы сами инициировали капремонт: стояли в плане на 2030-е годы, но написали заявления и обосновали, что здание в плохом состоянии и требует достаточно срочного вмешательства. В итоге нас перенесли на 2021-й.

Капремонт фасада, как правило, автоматически включает в себя замену окон. Но лично у меня было понимание, что наши окна нельзя давать в обиду — они в неплохом состоянии, плюс кое-где сохранились оригинальные витражи. Тогда мы стали узнавать, как исключить их из проекта — опрашивали всех, кого можно: Фонд капитального ремонта, жилищный комитет, Жилкомсервис. По совокупности информации от всех инстанций поняли, что нужно написать соответствующее заявление, провести общее собрание собственников, двумя третями проголосовать за конкретные моменты и предоставить протокол в ФКР.

Особых разногласий между жильцами дома не было, хотя нашлось много желающих установить новые стеклопакеты. До этого по моей инициативе в доме уже ремонтировали историческую плитку, восстанавливали входной тамбур, соседи остались довольны. Жильцы дома согласились с исторической ценностью окон. Но чтобы добиться [полного] согласия на общем собрании, понадобились не один и не два месяца совместных разговоров.

Как жильцы внесли корректировки в план капремонта фасада

— От имени совета дома мы направили письмо в ФКР и попросили проект, чтобы с ним ознакомиться. Когда мы начали его изучать, то увидели некие несоответствия. Во-первых, до этого мы с фондом сохранения исторического наследия «Внимание» успели заменить входную дверь, а ФКР про это не знал и заложил финансирование на очередную замену — то есть нашу красивую дверь планировали заменить.

Во-вторых, на нашем фасаде частично сохранился аутентичный лепной декор, но из документов стало понятно, что проектировщики подошли к вопросу достаточно формально, не достаточно изучив архивные документы. Фонд «Внимание» снова решил нам помочь. Их сотрудники на собственном энтузиазме, не собирая с жильцов денег, отправились в архивы, нашли иконографию и старые фотографии фасада, даже чертежи самого архитектора Эрлиха. На основе этих данных мы сделали эскиз проекта ремонта лицевого фасада.

Мне лично пришлось попросить сотрудников дружественных дизайн-студий отрисовать эскиз в соответствующих программах. Конечно, их работа стоит денег, но они согласились помочь мне просто так.

Как к инициативе жильцов отнеслись чиновники

— Когда мы предложили правки в проект, ФКР отнесся к этому без особого восторга, но пошел нам навстречу и сообщил, что готов внести в проект наши изменения. Понятно, что мы фактически частично выполнили их работу. Но мы ни в коем случае не ропщем — наоборот, благодарны, что нам позволили это сделать.

Дальше у нас было несколько совещаний в КГА и КГИОП — присутствовали я, представители ФКР, петербургского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры, фонда «Внимание». Началась здоровая горячая дискуссия по поводу наших правок в проект — специалисты профессионально опровергали и дополняли наши аргументы. Они анализировали наши предложения, исходя из общего внешнего вида здания — там, например, в 1960-е годы надстроили мансарду, и некоторые предложения о восстановлении определенных элементов оказались не совсем правильными по архитектурным канонам.

Но в целом, наши правки практически полностью приняли. В итоге родился проект ремонта фасада, который устраивает и жильцов, и градозащитников, и чиновников. Мы договорились, что окна с витражами на лестничных маршах вообще не будут трогать — их сохранилось штук десять, мы сами восстановим и отремонтируем их за свой счет, возможно, с участием фонда «Внимание». Родные деревянные окна на черной лестнице, которые не представляют такой исторической ценности, заменять тоже не будут, но ФКР их отремонтирует — остеклит, покрасит, приведет в порядок.

Законодательно какого-то механизма взаимодействия градозащитников и жильцов дома с фондом капремонта, насколько я знаю, не существует. Но, думаю, у нас всё получилось благодаря конструктивному общению, нацеленному на результат. Люди везде адекватные и договориться можно всегда. Не нужно качать права — лучше просто выходить на сотрудников, которые занимаются проектом, знакомиться с ними, встречаться и обсуждать.

Зачем сохранять в доме исторические детали

— Я живу в доме Эрлиха и Эттингера с 2014 года. Для меня ценность в доме представляет всё, что сохранилось — аутентичные детали, которые можно привести в порядок. Столярка, входной тамбур, красивая метлахская плитка на лестнице, кованые перила и литье, окна с витражами.

Я работаю в сфере строительных работ, напрямую не связанных с восстановлением и реставрацией. Но мне не безразлично, где я живу. Хотелось бы, чтобы моя дочка с детства видела наш красивый город и все уникальные вещи, которые нам достались от предков, а не заходила в грязную обшарпанную парадную и перешагивала через битую плитку.

Понятно, что есть разные подходы. Можно заменить историческую плитку на недорогую современную, станет чистенько и опрятно. Но я не считаю это правильным. Исторические детали необходимо сохранять, реставрировать и приводить в порядок. Любая аутентичная вещь ценнее даже самой дорогой современной, потому что сейчас такую уже не производят.


Читайте также наше интервью с архитектором-реставратором Сергеем Доспеховым, который больше 20 лет фотографирует исторические двери Петербурга. Он рассказал, как и зачем снимает старинные двери, почему в Петербурге их часто меняют на железные и какие интересные объекты еще можно встретить в центре города.

«Бумага» беседовала с волонтерами, которые обошли весь Васильевский остров и создали карту «витражных адресов». Читайте о том, какие витражи можно увидеть в дореволюционных домах и почему многие из них утрачены.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.
Утрата памятников архитектуры
«Маленький русский Манчестер»: как на Октябрьской набережной работало крупнейшее текстильное предприятие Российской империи. История сгоревшей «Невской мануфактуры»
Заброшенную усадьбу Елисеевых под Гатчиной выставили на продажу. Ранее здание хотели изъять у собственника из-за ненадлежащего содержания
В доме-памятнике на канале Грибоедова поменяли деревянные окна на пластиковые. Активисты обратились в КГИОП
В Токсове прошла акция в защиту местного вокзала. Жители опасаются, что уникальный объект снесут
Фонд «Внимание» провел первую волонтерскую акцию в Петербурге. Добровольцы начали очищать печь в доходном доме Шведерского
Пожар в «Невской мануфактуре»
В Петербурге сотрудники МЧС пятые сутки работают в «Невской мануфактуре». Спасатели планируют сегодня окончательно потушить пожар
Акционер «Невской мануфактуры» пообещал восстановить сгоревшее здание на Октябрьской набережной
В Петербурге простились с Ильей Белецким, который погиб во время тушения пожара на «Невской мануфактуре»
Путин наградил орденом Мужества пожарных, боровшихся с огнем в «Невской мануфактуре», — одного посмертно. Семья погибшего спасателя получит миллион рублей от властей Петербурга
«Маленький русский Манчестер»: как на Октябрьской набережной работало крупнейшее текстильное предприятие Российской империи. История сгоревшей «Невской мануфактуры»
Вакцинация от коронавируса
В Петербурге пенсионер умер вскоре после введения вакцины от коронавируса. Причина смерти пока не установлена
В Петербурге в ближайшие недели начнут прививать от коронавируса на дому
В мае в Петербург должна прийти третья прививка от коронавируса — вакцина от Центра имени Чумакова
В Петербург пришла новая партия вакцины от коронавируса: почти 20 тысяч доз «Спутника V». Запасы города увеличились до 195 тысяч прививок
В Петербурге цикл вакцинации от коронавируса закончило 4,5 % реального населения
Подкасты «Бумаги»
«Я не просто хочу жить в стране, уважающей права человека. Я могу что-то для этого сделать». Молодые политики — о выборах, карьере и давлении властей
«Люди важны сами по себе, а красота — по ситуации». Бодипозитивные активистки, модель с ожогами и художник — о внешности и принятии своего тела
«Партнерство — это свобода выбора». Чайлдфри, синглы и многодетные родители рассуждают о семье, отношениях и стереотипах о браке
«Разучиться летать в космос — это реально». Говорим про будущее лунных миссий, ракеты и космический мусор
«Моя семья пережила одну из самых страшных катастроф XX века». Сотрудники «Бумаги» рассказывают истории родственников, прошедших блокаду
Коллеги «Бумаги»
Виталий Манский — о сорванном «Артдокфесте» в Петербурге, переезде и творчестве
В Петербурге начинается посмертный суд над погибшим в СИЗО бизнесменом Валерием Пшеничным
Как «Спутник V» помогает российской власти выигрывать у Запада мировоззренческий спор
Чьи агенты? Документальный фильм «7х7»
Где провести выходные
Где прогуляться в Петербурге в теплый солнечный день? Десять идей — от набережных с видом на залив до уютных садиков и дворов
Создатели «Дня Тома Сойера» организуют масленичные гуляния на улице Кораблестроителей. У горки, которую ранее привели в порядок
Экскурсовод запустил аудиогид по Петербургу с историями горожан. Там уже есть маршрут по окрестностям Новой Голландии
В Ленобласти разработали водный туристический маршрут, связанный с Петром Первым
Лампово — заповедник Русского Севера под Петербургом. Как живет деревня староверов, где сохранились 150-летние деревянные избы

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.

К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.