5 февраля 2021

Сторонники Навального приостановили протестные акции до весны. Одни говорят о «слитом протесте», другие согласны, что с митингами «нельзя частить»

Глава сети штабов Навального Леонид Волков объявил, что следующие протестные акции пройдут только весной и летом. Он заявил, что из-за арестов во многих регионах митинги некому организовывать, а еженедельные протесты могут привести к разочарованию.

Заявление Волкова вызвало волну обсуждений в интернете — одни хвалят решение штаба, другие ругают оппозицию за «слитый протест». «Бумага» собрала мнения политиков, журналистов и исследователей.

Леонид Волков

глава штаба Навального


— Если мы будем выходить каждую неделю, мы будем получать еще тысячи арестованных и сотни избитых. Будет парализована работа штабов и будет невозможна работа по выборам уже за просто так. Это не то, что от нас просит Алексей. Алексей нас просит сконцентрироваться на осени [и выборах в Госдуму].

Мы проведем шествия [весной и летом] по непредсказуемым маршрутам, с непредсказуемым результатом. Мы научимся хорошо это координировать, взяв сейчас небольшую паузу. […] Мы снова будем выходить и требовать. Но это не должно быть безумство храбрых.

Олег Козырев

журналист


— Коротко. Я понимаю решение штабов Навального. Но, на мой взгляд, они не всё учли. Люди кипят из-за арестов, избиений, концлагерей. И эмоционально люди задеты. Ответ им дан логичный. А эмоционального дано не было. <…>

Евгений Ройзман

политик


— Решили поберечь людей и перегруппироваться. С митингами нельзя частить.

Андрей Козенко

журналист


— С моей точки зрения, хорошо, что акции остановились. У меня трое лично знакомых на сутках, а через рукопожатие — 333. Так нельзя продолжать долго, все выдохнутся к марту. А сеть штабов Навального превратится в пепелище.

Я искренне не понимаю, что будет с «умным голосованием» в Госдуму. Они сорвут наблюдение, они растянут его по времени, они устроят ведьмины пляски, но результат нарисуют нужный. В этих условиях надо бить, куда больно. В слово на букву «с». Кто мог поверить, что какие-то одержимые русские плюс Браудер пролоббируют акт Магнитского. Они это сделали. От всего остального в нашей великой стране лучше просто не зарекаться.

— На самом деле решение, конечно, хорошее. Отсутствие митинговой активности дает силы, дает возможности перегруппироваться, не отменяет иных видов активности (как сегодняшнее письмо архитекторов) и прочее. Я со страхом ждал выходных — просто из-за того ада который был бы [в отделах полиции] и судах.

Михаил Светов

политик


— Короткий тейк о произошедшем: ФБК проиграли, и Россия проиграла. Но Россия проиграла не потому, что ФБК проиграли. Лукашенизация пришла, откуда не ждали. Заморозки от этой авантюры продлятся несколько лет. Свободу политзаключенным!

— Леонид Волков объявил о приостановке протестов до весны. Адвокаты, правозащитники, волонтеры и журналисты, наверное, облегченно выдохнули, но надо честно признать, что это поражение. В Кремле сейчас открывают шампанское: еще одну волну протестов пережили. Неизвестно, сколько еще продержалась бы система, работавшая уже на пределе своих возможностей, но оппозиции сил не хватило. Впрочем, это было предсказуемо.

За две недели была обезглавлена и обескровлена вся структура штабов Навального. В некоторых регионах за решеткой оказались все до одного сотрудники, в других — всё руководство. Сидят многие ведущие ФБКшники и их союзники: Любовь Соболь, Кира Ярмыш, Георгий Албуров, Илья Яшин и другие. Банально некому придумывать, организовывать и координировать акции. Один Волков из-за границы с этим не справится. Еще немного — и на свободе вообще никого не останется. В этом смысле тактика властей оказалась эффективной.

Кроме того, после 11 000+ задержанных на акциях, сотни протестующих теперь отбывают арест, а тысячи рискуют при повторном задержании получить громадные штрафы или даже уголовку по «дадинской статье». Еще десятки тысяч видят происходящее и напуганы. То есть могут быть проблемы и с рядовыми участниками. Видимо, есть опасения, что следующая акция может оказаться малочисленной и провальной, поэтому лучше остановиться сейчас, на пике. <…>

— Даже писать ничего не хочется по этому поводу. Я всё. Больше тема митингов мне не интересна. Завтра Леше еще накинут несколько лет, а мы такие — да подожди до лета, братан. Еще забыла про 50 уголовных дел из-за митингов, по которым люди могут сесть на реальные сроки. И они тоже до лета подождут? Или на них плевать?

Сука, а я так жопу рвала за эти митинги в соцсетях, что легко могла получить статью за координацию или призыв, и я готова была к этому. Верила в этот протест.

Владимир Рыжков

политик


— Глупцы. Никто не «сливает протест». Какая разница — весна или лето? Важно, что социальные причины никуда не делись. Будут лишь обостряться. Недовольство будет расти и движение усиливаться. Передышка для властей — лишь 10 секунд. Когда лежишь в нокдауне и очухиваешься.

— Правильно акции остановили. Кажется, нет никаких доказательств того, что переполненные приемники, сроки за касание ментов снегом и еженедельные избиения на улице приближают нас в светлое будущее, а не наоборот. Из последних примеров: Беларусь (жопень), Гонконг (жопень).

Это я не к тому, что митинги не нужны, а к тому, что стратегически вот такой еженедельный выход под дубинки скорее имеет доказанную неэффективность, чем эффективность.

Антон Семакин

художник


— По моему собачьему мнению, которое никто не спрашивал, Волков выбрал наименее стремный из двух вариантов. В сентябре хоть в автозаке сидеть теплее, ну и концлагерей к тому времени, может, побольше настроят просторных, чтоб не по 25 человек в одной камере куковать.

Ну и почитайте на досуге про Пиночета и расстрелы на стадионах. Не зря же столько стадионов ненужных со времен чемпионата по футболу простаивает.

— У всех случился Кац головного мозга, никто не замечает, во что превратились длительные протесты в Беларуси и Хабаровске, очень жаль. Но у меня нет сил уже бомбить от того, насколько тупо сейчас говорить про слив протеста.

Илья Щуров

математик


— По поводу заявления Леонида Волкова о том, что они не будут призывать людей на новые митинги в ближайшее время. Распространенный комментарий: как же так, тысячи людей задержаны, сотни сидят, мы должны выйти снова, хотя бы за них. Этот комментарий я эмоционально очень понимаю, и сам бы, вероятно, вышел — личной ярости достаточно, — но также понятно, что стратегически это путь в никуда.

Это может работать, когда есть явная эскалации реакции общества — сегодня вышла тысяча, их разогнали, сотни тысяч возмутились, потом десятки тысяч вышли, их разогнали, миллионы возмутились и т. д. По итогам двух с половиной акций мы видим, что этого не происходит — можно обсуждать, почему общество не находится в таком состоянии, чтобы происходило — но это факт. И ожидать, что именно сейчас, именно на этой неделе, наступил тот самый момент, когда общество «проснулось», готово резко увеличить активность, и лишь Волков слил протест, было бы странно — если бы это было так, никакой Волков никого бы не остановил — координирующий сигнал пришел бы не от Волкова, а от какого-нибудь Дудя или, я не знаю, Оксимирона, или Монеточки, и все бы ему последовали. Этого нет. А значит, всё будет идти в обратную сторону.

Десятки тысяч вышли (цифры для Москвы), их разогнали, задержали каждого десятого. Вышло меньше народа, задержали каждого пятого. Чем дальше, тем больше индивидуальные риски, и значит, меньше желающих выходить, а значит, еще больше индивидуальные риски. Активные участники или в спецприемнике, или помогают тем, кто в спецприемнике. В таком режиме нельзя долго жить.

При этом совершенно нет оснований считать, что у власти заканчивается ресурс силового подавления протестов — вот мы надеялись, что переполненные спецприемники остановят аресты, потому что сажать людей станет некуда, но оказалось, что были бы люди, а место найдется. <…>


Читайте об итогах январских митингов в Петербурге — если кратко: недовольных всё больше, силовики и протестующие всё агрессивнее, а власть не идет на диалог. Здесь — главное о прошедшей 2 февраля спонтанной акции, где к людям применяли электрошокеры.

Фото на обложке: Юрий Гольденштейн

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Протесты в Петербурге — 2021
«Я отстаивал те же идеалы, что и мои прадеды». Как Эльдар Гарипов провел 372 дня в СИЗО из-за «порванных штанов» бойца ОМОНа на митинге
Петербуржец, выступавший в суде по делу Навального, не пришел на заседание. Его соратник заявил о давлении следствия
Петербуржец Федор Горожанко выступил на суде по Навальному. Он был свидетелем обвинения, но поменял позицию
Суд заменил Олегу Навальному условный срок по «санитарному делу» на реальный
Оказалось, на протестах в 2021-м работало даже отделение МВД по опознаванию трупов. Вот кто еще — список
Свободу Саше Скочиленко
«Нас вроде и меньшинство, но адекватные мы». Курьер, психолог и бариста с антивоенной позицией — о своем будущем в России
Как помыться из бутылки за 6 минут и погулять в помещении 2х5 метров? Саша Скочиленко — о месяце в СИЗО
Адвокат: Саша Скочиленко испытывает сильные боли в сердце и животе. Она жалуется на условия для прогулок и несоблюдение безглютеновой диеты
Адвокат: Сашу Скочиленко запирали в камере-«стакане», у нее продолжают болеть живот и сердце
«Я очень обеспокоена ее самочувствием». Адвокат Саши Скочиленко — о состоянии подзащитной в СИЗО
Военные действия России в Украине
Как работать с украинскими беженцами, если ты российский чиновник? Следить за ними и доносить в полицию за «фейки» о российской армии
«Петербургский форум зла». Шесть протестных плакатов из поселкового сквера в Ленобласти
Организаторы выставки «Мариуполь — борьба за русский мир» заявили о ее срыве, обвинив в этом местную чиновницу. Теперь в районном паблике пишут, что она «предатель»
Роспотребнадзор: в Петербурге не выявлены случаи заражения холерой. Ранее власти говорили о риске завоза заболевания
«Звук от фейерверков многих напугал». Школьников из Мариуполя пригласили на «Алые паруса» — вот их реакция
Экономический кризис — 2022
Сотрудники кейтеринга на ПМЭФ рассказали, что ресторан не заплатил им за работу. Заведение готовит иск за публикацию обвинений
«В России не производят примерно ничего». Шеф и ресторатор Антон Абрезов — о качестве российских продуктов, будущем заведений и своем отъезде
В Петербурге проходит юридический форум — без мировых экспертов и вечеринки на Рубинштейна, но с Соловьевым и выставкой о Нюрнбергском трибунале
«Там была буквально битва». «Бумага» нашла петербуржца, который нанял сотрудника IKEA для покупки мебели на закрытой распродаже. Вот его рассказ
Что для России значит «символический» дефолт? Объясняет декан факультета экономики ЕУ СПб
Давление на свободу слова
Кого полиция находит быстрее — нападавших на активистов или авторов антивоенных акций?
Что известно о нападении на Петра Иванова спустя месяц? Журналист рассказал, что расследование не движется
Известных градозащитников Петербурга выгнали из совета по сохранению культурного наследия. Вот кем их заменили
«Теперь за доступ к информации надо бороться». «Роскомсвобода» объясняет, что происходит с интернетом и как обходить ограничения
«Мой мозг не понимает много вещей, которые пропагандирует Запад». Как на ПМЮФ обсуждали ЛГБТ, аборты, семейные ценности и «внешнее влияние»
Хорошие новости
«Скучно стало, и поехал спонтанно». Житель Мурина второй месяц едет на самокате из Петербурга во Владивосток
Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
Подкасты «Бумаги»
Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
Деятели искусства рекомендуют
«В Петербурге нет ни одного спектакля, где столько крутых мальчиков-артистов». Актриса МДТ Анна Завтур — о «Бесах» в Городском театре
«Верните мне мой 2007-й». Актер театра Fulcro Никита Гольдман-Кох — о любимых спектаклях в БДТ
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.