12 октября 2020

Представьте, что детская площадка — это замок с тайниками или дракон с движущимися крыльями. Такие объекты делает петербургская мастерская Paraneba

Петербургский проект Paraneba создает интерактивные игровые площадки: замки, дома на деревьях, есть даже дракон с движущимися крыльями. Дети могут забираться внутрь, взаимодействовать с мебелью, находить спрятанные в объекте тайники. Разгадка всех шифров такого пространства может занять не один год.

«Бумага» побывала в мастерской Paraneba и узнала у создателя проекта Александра Голикова, как они придумывают и строят свои площадки, почему таких конструкций пока почти нет в общественных пространствах и ждать ли объекты Paraneba на улицах Петербурга.

Александр Голиков

cоздатель Paraneba

Как появилась Paraneba и кто строит дома на деревьях

— Лет 20 назад я приехал из Адыгеи в Петербург. Сначала занимался только живописью и участвовал в выставках, потом оформлял рестораны и музеи. Постепенно собралась небольшая команда — сейчас десять-двенадцать человек работают постоянно и отдельно привлекаются специалисты на большие проекты.

Со временем я всё больше думал об архитектуре для детей. Копились идейки, мы рисовали эскизы и делали 3D-рендеры, потом поставили два домика на Новгородской улице в Петербурге — дом-шар и лесной замок. Оттуда пришли первые заказы. Мы увлеклись и решили специализироваться на фантазийной архитектуре.

Пока что у нас не очень получается разрабатывать типовые проекты — в каждую следующую модель хочется внести какие-то изменения, дополнить и улучшить, в итоге получается что-то совершенно новое. Но мы и не ставим перед собой такую задачу. Нам важно иметь эту свободу внутри проекта и продолжать креативить.

Мы с семьей живем в поселке под Питером, там я построил первый дом на дереве для своей старшей дочки. Теперь детей уже шестеро, а домик разросся и превратился в замок с мостиком, балкончиками и винтовой лестницей. Очень удобно, когда есть такая команда экспертов-испытателей. Они лазают по деревьям, строят шалаши из веток и покрывал, исследуют мир, а я наблюдаю. Иногда даже принимаю участие.

Как Paraneba проектирует игровые пространства

— Чаще всего люди приходят и говорят: «Увидели ваши проекты и хотим такое же волшебство, придумайте для нас что-нибудь». Начинается самый интересный этап, когда мы ищем образы, делаем макеты, а иногда даже придумываем историю про это пространство.

Так было с площадкой-драконом. Заказчица хотела необычную детскую площадку на участке в лесу. Мы предложили замок с девятью башнями на деревьях, а потом прямо почувствовали, что в этом мирке очень не хватает дракона. Тогда появился и замок, и огромный сказочный ящер, который даже машет крыльями — у него в туловище рычажный механизм, который приводит их в движение. С драконьего хребта можно слететь по большой горке, внутри гирлянды и уютные сидушки, много входов и выходов. Дракон как будто крадется к замку — или напасть хочет, или подружиться с хозяевами. Получилось воплотить цельную историю, визуализировать какую-то древнюю легенду.

Здесь речь уже о драматургии пространства — хочется, чтобы ребенок погружался в игру с головой. Для этого мы оставляем ему подсказки. Иногда это прямые и яркие отсылки, а иногда небольшие детали, которые он даже не сразу замечает. Например, следы таинственного животного на лестнице или орнамент-лабиринт на стене. В игровых домиках нам нравится делать тайники, места для сокровищ. Дети любят секреты. Просто вспомните восторг ребенка, который собирается поделиться с вами своей тайной.

Объекты наши во многом вдохновлены мультипликацией. Особенно мы любим Хаяо Миядзаки и его движущиеся дома. Мы тоже хотим создавать то, что будет меняться, перетекать из одной формы в другую. Сейчас, например, строим домик, у которого движутся стены. В идеале наши объекты вообще должны летать, но мы пока еще боремся с земным притяжением.

Арт-объект «Дракон»
Фото: instagram.com/paraneba
Арт-объект для «Дома с маяком»
Фото: instagram.com/paraneba

Где можно встретить объекты Paraneba и почему они пока редко бывают общедоступными

— Почти все наши объекты находятся на частной территории. С частниками быстрее достигается взаимопонимание и остается больше свободы для экспериментов. Такие объекты стоят более миллиона рублей. Конечно, хочется, чтобы наши проекты появлялись в общественных пространствах. Сейчас таких только два — в детском хосписе «Дом с маяком» в Москве и на христианской базе на Валдае.

Сейчас мы работаем над двумя большими проектами, один из которых — общественная детская площадка в Москве, в районе Люблино. Нас пригласили спроектировать и изготовить игровые башни. Помимо этого мы внедряем в пространство еще один интерактивный слой, что-то вроде квеста, который охватывает всю территорию. У площадки появляется новый, более глубокий уровень игры. Очень ждем момента, когда сможем позвать народ смотреть площадку и протестировать наши идеи. Сейчас все сроки сдвинулись [из-за пандемии], планируется, что объект будет завершен в следующем году.

К сожалению, в России, особенно в регионах, еще нет такого явного запроса на современное благоустройство. Все привыкли к скучным типовым площадкам, а мы очень хотим показать, что место для игры может быть совсем другим. В проектировании игровых пространств сейчас популярен минимализм — абстрактная игровая среда, минимально обработанные натуральные материалы, сдержанные цвета. Я понимаю эти тенденции, в наших городах такого по-европейски продуманного подхода особенно не хватает. Мы хотим занять другую нишу. Для меня важно работать с образом, создавать не просто игровое оборудование, а арт-объект, который станет точкой притяжения.

Что Paraneba будет делать в будущем

— Мы собираемся переезжать в новую мастерскую, тоже под Петербургом, где будет гораздо больше места. Там наконец сможем реализовать свою большую мечту — открыть столярную школу-мастерскую для подростков. Я помню, какой это сложный возраст. Очень важно успеть предложить ребенку что-то интересное, что-то, чем он сможет загореться. Мы хотим показать, как это здорово — воплощать идеи в реальность. А еще — что столярное дело может стать любимой профессией.

Вообще, хотелось бы брать больше социально ориентированных проектов. Мы очень ждем таких предложений. Идей много, верим, что найдется возможность реализовать часть из них на улицах Петербурга.


Читайте также, кто в Петербурге создает дизайнерскую мебель для баров, квартир и офисов, и другие истории «Бумаги».

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Петербургский бизнес
Forbes: петербургская компания «2 Берега» может купить «Кухню на районе»
Fazer ищет покупателей на российский бизнес. Три фабрики финского холдинга находятся в Петербурге
«Ситимобил» прекратит работу 15 апреля. В его активах заинтересована компания из Петербурга
«Магнит» открыл в Петербурге первые дарксторы
Летние кафе в Петербурге откроются 1 мая. Смольный уже выдает разрешения в качестве «меры поддержки»
Свободу Саше Скочиленко
«Нас вроде и меньшинство, но адекватные мы». Курьер, психолог и бариста с антивоенной позицией — о своем будущем в России
Как помыться из бутылки за 6 минут и погулять в помещении 2х5 метров? Саша Скочиленко — о месяце в СИЗО
Адвокат: Саша Скочиленко испытывает сильные боли в сердце и животе. Она жалуется на условия для прогулок и несоблюдение безглютеновой диеты
Адвокат: Сашу Скочиленко запирали в камере-«стакане», у нее продолжают болеть живот и сердце
«Я очень обеспокоена ее самочувствием». Адвокат Саши Скочиленко — о состоянии подзащитной в СИЗО
Военные действия России в Украине
Как работать с украинскими беженцами, если ты российский чиновник? Следить за ними и доносить в полицию за «фейки» о российской армии
«Петербургский форум зла». Шесть протестных плакатов из поселкового сквера в Ленобласти
Организаторы выставки «Мариуполь — борьба за русский мир» заявили о ее срыве, обвинив в этом местную чиновницу. Теперь в районном паблике пишут, что она «предатель»
Роспотребнадзор: в Петербурге не выявлены случаи заражения холерой. Ранее власти говорили о риске завоза заболевания
«Звук от фейерверков многих напугал». Школьников из Мариуполя пригласили на «Алые паруса» — вот их реакция
Экономический кризис — 2022
«В России не производят примерно ничего». Шеф и ресторатор Антон Абрезов — о качестве российских продуктов, будущем заведений и своем отъезде
В Петербурге проходит юридический форум — без мировых экспертов и вечеринки на Рубинштейна, но с Соловьевым и выставкой о Нюрнбергском трибунале
«Там была буквально битва». «Бумага» нашла петербуржца, который нанял сотрудника IKEA для покупки мебели на закрытой распродаже. Вот его рассказ
Что для России значит «символический» дефолт? Объясняет декан факультета экономики ЕУ СПб
Петербуржцы ищут в соцсетях сотрудников IKEA — чтобы купить мебель и другие товары на закрытой распродаже
Давление на свободу слова
Кого полиция находит быстрее — нападавших на активистов или авторов антивоенных акций?
Что известно о нападении на Петра Иванова спустя месяц? Журналист рассказал, что расследование не движется
Известных градозащитников Петербурга выгнали из совета по сохранению культурного наследия. Вот кем их заменили
«Теперь за доступ к информации надо бороться». «Роскомсвобода» объясняет, что происходит с интернетом и как обходить ограничения
«Мой мозг не понимает много вещей, которые пропагандирует Запад». Как на ПМЮФ обсуждали ЛГБТ, аборты, семейные ценности и «внешнее влияние»
Хорошие новости
«Скучно стало, и поехал спонтанно». Житель Мурина второй месяц едет на самокате из Петербурга во Владивосток
Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
Подкасты «Бумаги»
Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
Деятели искусства рекомендуют
«В Петербурге нет ни одного спектакля, где столько крутых мальчиков-артистов». Актриса МДТ Анна Завтур — о «Бесах» в Городском театре
«Верните мне мой 2007-й». Актер театра Fulcro Никита Гольдман-Кох — о любимых спектаклях в БДТ
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.