Мы запустили клуб друзей «Бумаги». Почему нам важно, чтобы вы вступили и помогли сделать издание лучше

Мы запустили клуб друзей «Бумаги», в котором наши читатели и читательницы могут общаться с редакцией и друг с другом, обсуждать повестку, делиться впечатлениями и темами будущих текстов. Для членов клуба мы готовим специальные мероприятия и скидки в дружественных магазинах.

В этом материале генеральный директор «Бумаги» Кирилл Артёменко объясняет, зачем мы запустили клуб друзей и почему нам важно ваше участие.

В июле 2020 года мы запустили клуб друзей «Бумаги». Мы предлагаем читателям оформить регулярный платеж в пользу издания — 150 рублей или больше, и вступить в клуб. Для членов клуба мы организуем регулярные мероприятия — пока онлайн (рассчитывая на встречи вживую в будущем), договариваемся о скидках на хорошие вещи, которые продают наши партнеры. Мы рассказываем членам клуба о нашей работе в регулярной рассылке. В специальном чате можно общаться с нами и с другими членами клуба друзей «Бумаги» — мы надеемся (и уже видим этому подтверждения после первых дней), что такой чат может стать местом для уважительного и интересного разговора без агрессии и бестактности.

Иллюстрация: Елизавета Семакина / «Бумага»

Коронавирус стал для медиа по всему миру толчком к тестированию и запуску клубных моделей. Как и всем другим небольшим независимым компаниям — не только медиа, — этой весной нам было тяжеловато. Восемь лет мы зарабатывали преимущественно на нативной рекламе и мероприятиях, иногда — на исследованиях, в последние несколько лет у нас появилась выручка с платных рассылок.

В середине марта коронакризис отменил и отложил на неопределенный срок мероприятия, лишив нас половины дохода, а в условно нерабочем апреле рекламный рынок в ужасе замер, дожидаясь новостей. Мы работали как черти: людям, как никогда, были нужны новости и поводы для оптимизма. Фестиваль Science Bar Hopping мы перевели в онлайн, запустили несколько новых подкастов и начали продавать в них рекламу.

В мае все вышли из оцепенения, жизнь стала восстанавливаться. Но с самого начала кризиса мы продумывали концепцию нашей клубной модели, чтобы, с одной стороны, быть лучше готовыми к следующим передрягам, а с другой — в коронакризис мы особенно оценили сотрудничество читателей с редакцией, когда люди не только ждут от нас проверенных новостей и обстоятельных материалов, но и постоянно помогают нам: сообщают информацию из больниц, которая так важна и нужна, подсказывают темы для больших материалов, рекомендуют лекторов для наших онлайн-мероприятий, указывают на опечатки, которые при рабочей перегрузке становятся напастью.

В ХХ веке медиабизнес в целом и СМИ в частности были успешной отраслью. Люди обращались к СМИ, когда им нужно было знать новости. Организации обращались к СМИ, когда им была нужна реклама. Обе монополии были разрушены IT-компаниями, создавшими социальные сети и на их основе или отдельно от них — рекламные сервисы. К концу первого десятилетия XXI века это сломало традиционный медиабизнес. Реклама ушла из газет и журналов в интернет — но не в интернет-СМИ, а на интернет-платформы.

В последние годы медиа по всему миру судорожно пытаются изобрести новые способы заработка, чтобы если и не стать прибыльным бизнесом, то хотя бы обеспечивать собственную работу. Это сложно еще и потому, что, за десятилетия привыкнув к монополии на новостную повестку, журналистика стала высокомерной. Когда читатели обрели голос не только в комментариях к материалам колумнистов, они сказали редакциям: слушайте, вы какие-то неприятные и неумные люди, зачем вы нам нужны?

Сравнительно молодым медиа проще — мы не помним хороших времен, поэтому и кичиться нам нечем. Мы не только спокойно, но и благодарно относимся к читательской критике. Мы хотим выполнять свою работу качественно, делая таким образом и жизнь наших читателей, и нашу собственную жизнь понятнее и лучше. Ведь журналистика по-прежнему нужна здоровому обществу.

Чтобы независимая журналистика существовала, за нее кто-то должен платить — рекламодатель, покупая доступ к аудитории СМИ или место в повестке конкретного медиа, или читатель — через разные формы прямых финансовых отношений с изданием, которое ему симпатично, полезно и интересно. Есть три основных типа взаимоотношений читателей с изданиями: подписка, пожертвования (донаты) или клубная модель. Их можно спутать, но разница существенна.

В случае подписки читатель издания платит за продукт, который ему нужен по каким-то практическим причинам. Подписка на деловое издание — для делового человека, который хочет быть в курсе новостей рынков. Платная подписка на общественно-политическое издание — для человека, который считает отбор новостей и проверку фактов в этом издании настолько качественными и близкими его мировоззрению, что готов за это платить. Это понятные потребительские отношения, которые, впрочем, не исключают теплой эмоциональной связи между читателем и брендом издания.

Донаты — модель, подходящая для некоммерческих изданий, которые работают во имя важных, с точки зрения некоторых читателей, целей. Например, успешно собирать донаты может издание, которое освещает полицейский произвол и несправедливые суды, как «Медиазона». Или рассказывает об обездоленных и слабых, призывая помочь им, как «Такие дела». Читательские пожертвования — это залог существования таких изданий. Читатели, жертвующие деньги любимым изданиям, ничего не требуют взамен, кроме дальнейшей добросовестной работы во имя общей идеи.

Клубная модель объединяет две предыдущие модели с точки зрения мотивов платящих изданию людей. Читатель может оплатить членство в клубе просто потому, что он благодарен изданию за ежедневную работу и хочет его поддержать. В то же время, читатель может оплатить членство в клубе, чтобы получить бонусы, которые издания предлагают за поддержку: например, мы договорились с партнерами «Бумаги» о существенных скидках на вино, книги в «Подписных изданиях» и косметику от «Самосвета». Но основа клубной модели — это участие читателей в работе издания, возможность прямого диалога и дискуссии с теми, кто это издание делает, а еще — причастность членов клуба к сообществу людей, у которых могут быть разные взгляды на спорные вопросы, но близкие ценности.

Прошлой осенью, к концу восьмого года нашей работы, мы заново сформулировали миссию «Бумаги». Мы работаем для того, чтобы люди не чувствовали себя одинокими в большом городе. Да, мы по-прежнему издание о Петербурге как о лучшем городе для жизни. Но, говоря о жизни в Петербурге, мы порой говорим о жизни в большом городе в принципе. Человек подписывается на культурный гид — и понимает, что ему есть у кого спросить совета в чате с другими подписчиками. Человек приходит на наше научно-популярное мероприятие — и видит пятьсот человек, которым тоже интересна наука. Человек читает нашу новость про петербуржца, восстановившего историческую дверь в своем доме, — и видит, что есть люди, которым тоже важны идеи красоты и исторической преемственности. Так благодаря нашему медиа люди понимают, что они не одиноки.

Короче, мы делаем клуб друзей «Бумаги», не только чтобы быть финансово устойчивыми во время кризиса, но и чтобы повысить качество нашей работы: новостей, журналистских историй, тематических рассылок, мероприятий для сообществ по интересам. Нам кажется, что никто не расскажет нам о наших удачных находках и недостатках лучше тех, кто пользуется нашими продуктами и считает, что мы делаем полезные вещи.

Подробнее о клубе можно прочитать здесь. Вступайте, если хотите поддержать нас, воспользоваться тем, что мы предлагаем взамен, или участвовать в работе «Бумаги».

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.
Блог «Бумаги»
Прошла первая офлайн-встреча Клуба друзей «Бумаги». Как мы провели дебаты, на которых спорили о городских проблемах
Мы с вами ждали этого восемь лет — у «Бумаги» появился поиск по сайту 🎉 Как вам?
«Бумага» запустила клуб друзей — с регулярными встречами с редакцией и скидками от «Подписных изданий» и «Самосвета»
Как мы придумали Science Club Online — встречи для ученых с виртуальным баром, сценой и танцполом
Как мы перепридумали фестиваль Science Bar Hopping из-за карантина и теперь проводим его онлайн. История проекта РОСНАНО и «Бумаги»
Вторая волна коронавируса
Какие слухи про коронавирус популярны в России и почему люди распространяют «советы Юры из Уханя» и «письмо бельгийских врачей»? Рассказывает исследовательница фейков
Петербургские суды переходят на новый режим работы. Теперь на заседания допускаются только участники процесса
Больница имени Петра Великого начала прием пациентов с коронавирусом. Там перепрофилировали 178 коек
Роспотребнадзор объявил всеобщий масочный режим в России и предписал запретить работу ресторанов и баров по ночам
Пятый павильон «Ленэкспо» начинает прием пациентов с коронавирусом
Поддержка протестующих в Беларуси
Беларусь объявила Тихановскую в межгосударственный розыск за призывы к свержению конституционного строя
На «Марше гордости» в Беларуси задержали почти 600 человек, сообщают правозащитники
В Минске произошли столкновения милиции и протестующих. На акциях задержали несколько десятков человек, в том числе журналистов
В Петербурге прошла акция солидарности с протестующими в Беларуси. Ее участники проехали по рекам и каналам с бело-красно-белыми флагами
В центр Минска стянули автобусы с силовиками, бронетехнику и водометы. На акции протеста накануне в городе задержали около 400 человек
Коллеги «Бумаги»
Документальное кино о женщинах в ожидании свободы
В московских школах из-за ковида пожилых учителей заменят студентами
Надежда малых городов
Отравление Навального
Путин заявил, что лично дал поручение выпустить Навального на лечение за границу
Евросоюз ввел санкции против нескольких российских чиновников из-за отравления Навального
Из-за чего обвалился рубль, как на него повлияло отравление Навального и будет ли доллар по 100? Рассказывает экономист
«Санкции против всей страны не работают». Навальный призвал ЕС ввести санкции против окружения Путина
Эксперты ОЗХО подтвердили, что Алексея Навального отравили «Новичком»
Конфликт баров и жителей Рубинштейна
Улица Рубинштейна будет пешеходной в выходные только ночью. В праздники — целый день
Улица Рубинштейна официально станет пешеходной по выходным и в праздники с 20 октября
За порядком на Рубинштейна теперь следит союз владельцев баров: они наняли ЧОП и запустили «горячую линию». Но местные жители считают, что это не защитит их права
На Рубинштейна постоянно проходят уличные вечеринки, где веселятся сотни людей. Местные жители жалуются на шум, а полиция устраивает рейды
Жители Рубинштейна попросили ужесточить правила работы летних кафе во время пандемии
Озеленение Петербурга
У дома Бассейного товарищества активисты высадили 12 лип. Местные жители долго не могли получить согласование на посадку деревьев
Петербургские активисты высадили каштаны на площади Шевченко в Петроградском районе
Смольный продлил компании «Анна Нова» аренду участка в Муринском парке до августа 2024 года, сообщают активисты
Кто и как борется за сохранение деревьев в Петербурге и почему в городе так мало зелени
Петербуржцы убрались и посадили многолетние растения во дворе на Загородном проспекте
Закон о «наливайках»
В Петербурге предложили запретить выдачу двух «алкогольных» лицензий на одно помещение. Это запретит магазинам ночью продавать спиртное в розлив
В Закс Петербурга внесли новый проект закона о «наливайках». Требование о 50 квадратных метрах будет касаться только заведений в домах массовой серии. Обновлено
В центре Петербурга могут разрешить работу баров площадью более 20 квадратных метров, сообщила рабочая группа по «закону о наливайках»
Закон о «наливайках» могут смягчить. Барам меньше 50 метров разрешат работать, если они находятся в историческом центре
Беглов посетил петербургский бар Spontan, попадающий под закон о «наливайках». Губернатор выпил там соку и пригласил владельца на встречу в Смольном

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.