Мы запустили клуб друзей «Бумаги». Почему нам важно, чтобы вы вступили и помогли сделать издание лучше

Мы запустили клуб друзей «Бумаги», в котором наши читатели и читательницы могут общаться с редакцией и друг с другом, обсуждать повестку, делиться впечатлениями и темами будущих текстов. Для членов клуба мы готовим специальные мероприятия и скидки в дружественных магазинах.

В этом материале генеральный директор «Бумаги» Кирилл Артёменко объясняет, зачем мы запустили клуб друзей и почему нам важно ваше участие.

В июле 2020 года мы запустили клуб друзей «Бумаги». Мы предлагаем читателям оформить регулярный платеж в пользу издания — 150 рублей или больше, и вступить в клуб. Для членов клуба мы организуем регулярные мероприятия — пока онлайн (рассчитывая на встречи вживую в будущем), договариваемся о скидках на хорошие вещи, которые продают наши партнеры. Мы рассказываем членам клуба о нашей работе в регулярной рассылке. В специальном чате можно общаться с нами и с другими членами клуба друзей «Бумаги» — мы надеемся (и уже видим этому подтверждения после первых дней), что такой чат может стать местом для уважительного и интересного разговора без агрессии и бестактности.

Иллюстрация: Елизавета Семакина / «Бумага»

Коронавирус стал для медиа по всему миру толчком к тестированию и запуску клубных моделей. Как и всем другим небольшим независимым компаниям — не только медиа, — этой весной нам было тяжеловато. Восемь лет мы зарабатывали преимущественно на нативной рекламе и мероприятиях, иногда — на исследованиях, в последние несколько лет у нас появилась выручка с платных рассылок.

В середине марта коронакризис отменил и отложил на неопределенный срок мероприятия, лишив нас половины дохода, а в условно нерабочем апреле рекламный рынок в ужасе замер, дожидаясь новостей. Мы работали как черти: людям, как никогда, были нужны новости и поводы для оптимизма. Фестиваль Science Bar Hopping мы перевели в онлайн, запустили несколько новых подкастов и начали продавать в них рекламу.

В мае все вышли из оцепенения, жизнь стала восстанавливаться. Но с самого начала кризиса мы продумывали концепцию нашей клубной модели, чтобы, с одной стороны, быть лучше готовыми к следующим передрягам, а с другой — в коронакризис мы особенно оценили сотрудничество читателей с редакцией, когда люди не только ждут от нас проверенных новостей и обстоятельных материалов, но и постоянно помогают нам: сообщают информацию из больниц, которая так важна и нужна, подсказывают темы для больших материалов, рекомендуют лекторов для наших онлайн-мероприятий, указывают на опечатки, которые при рабочей перегрузке становятся напастью.

В ХХ веке медиабизнес в целом и СМИ в частности были успешной отраслью. Люди обращались к СМИ, когда им нужно было знать новости. Организации обращались к СМИ, когда им была нужна реклама. Обе монополии были разрушены IT-компаниями, создавшими социальные сети и на их основе или отдельно от них — рекламные сервисы. К концу первого десятилетия XXI века это сломало традиционный медиабизнес. Реклама ушла из газет и журналов в интернет — но не в интернет-СМИ, а на интернет-платформы.

В последние годы медиа по всему миру судорожно пытаются изобрести новые способы заработка, чтобы если и не стать прибыльным бизнесом, то хотя бы обеспечивать собственную работу. Это сложно еще и потому, что, за десятилетия привыкнув к монополии на новостную повестку, журналистика стала высокомерной. Когда читатели обрели голос не только в комментариях к материалам колумнистов, они сказали редакциям: слушайте, вы какие-то неприятные и неумные люди, зачем вы нам нужны?

Сравнительно молодым медиа проще — мы не помним хороших времен, поэтому и кичиться нам нечем. Мы не только спокойно, но и благодарно относимся к читательской критике. Мы хотим выполнять свою работу качественно, делая таким образом и жизнь наших читателей, и нашу собственную жизнь понятнее и лучше. Ведь журналистика по-прежнему нужна здоровому обществу.

Чтобы независимая журналистика существовала, за нее кто-то должен платить — рекламодатель, покупая доступ к аудитории СМИ или место в повестке конкретного медиа, или читатель — через разные формы прямых финансовых отношений с изданием, которое ему симпатично, полезно и интересно. Есть три основных типа взаимоотношений читателей с изданиями: подписка, пожертвования (донаты) или клубная модель. Их можно спутать, но разница существенна.

В случае подписки читатель издания платит за продукт, который ему нужен по каким-то практическим причинам. Подписка на деловое издание — для делового человека, который хочет быть в курсе новостей рынков. Платная подписка на общественно-политическое издание — для человека, который считает отбор новостей и проверку фактов в этом издании настолько качественными и близкими его мировоззрению, что готов за это платить. Это понятные потребительские отношения, которые, впрочем, не исключают теплой эмоциональной связи между читателем и брендом издания.

Донаты — модель, подходящая для некоммерческих изданий, которые работают во имя важных, с точки зрения некоторых читателей, целей. Например, успешно собирать донаты может издание, которое освещает полицейский произвол и несправедливые суды, как «Медиазона». Или рассказывает об обездоленных и слабых, призывая помочь им, как «Такие дела». Читательские пожертвования — это залог существования таких изданий. Читатели, жертвующие деньги любимым изданиям, ничего не требуют взамен, кроме дальнейшей добросовестной работы во имя общей идеи.

Клубная модель объединяет две предыдущие модели с точки зрения мотивов платящих изданию людей. Читатель может оплатить членство в клубе просто потому, что он благодарен изданию за ежедневную работу и хочет его поддержать. В то же время, читатель может оплатить членство в клубе, чтобы получить бонусы, которые издания предлагают за поддержку: например, мы договорились с партнерами «Бумаги» о существенных скидках на вино, книги в «Подписных изданиях» и косметику от «Самосвета». Но основа клубной модели — это участие читателей в работе издания, возможность прямого диалога и дискуссии с теми, кто это издание делает, а еще — причастность членов клуба к сообществу людей, у которых могут быть разные взгляды на спорные вопросы, но близкие ценности.

Прошлой осенью, к концу восьмого года нашей работы, мы заново сформулировали миссию «Бумаги». Мы работаем для того, чтобы люди не чувствовали себя одинокими в большом городе. Да, мы по-прежнему издание о Петербурге как о лучшем городе для жизни. Но, говоря о жизни в Петербурге, мы порой говорим о жизни в большом городе в принципе. Человек подписывается на культурный гид — и понимает, что ему есть у кого спросить совета в чате с другими подписчиками. Человек приходит на наше научно-популярное мероприятие — и видит пятьсот человек, которым тоже интересна наука. Человек читает нашу новость про петербуржца, восстановившего историческую дверь в своем доме, — и видит, что есть люди, которым тоже важны идеи красоты и исторической преемственности. Так благодаря нашему медиа люди понимают, что они не одиноки.

Короче, мы делаем клуб друзей «Бумаги», не только чтобы быть финансово устойчивыми во время кризиса, но и чтобы повысить качество нашей работы: новостей, журналистских историй, тематических рассылок, мероприятий для сообществ по интересам. Нам кажется, что никто не расскажет нам о наших удачных находках и недостатках лучше тех, кто пользуется нашими продуктами и считает, что мы делаем полезные вещи.

Подробнее о клубе можно прочитать здесь. Вступайте, если хотите поддержать нас, воспользоваться тем, что мы предлагаем взамен, или участвовать в работе «Бумаги».

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.
Блог «Бумаги»
Прошла первая офлайн-встреча Клуба друзей «Бумаги». Как мы провели дебаты, на которых спорили о городских проблемах
Мы с вами ждали этого восемь лет — у «Бумаги» появился поиск по сайту 🎉 Как вам?
«Бумага» запустила клуб друзей — с регулярными встречами с редакцией и скидками от «Подписных изданий» и «Самосвета»
Как мы придумали Science Club Online — встречи для ученых с виртуальным баром, сценой и танцполом
Как мы перепридумали фестиваль Science Bar Hopping из-за карантина и теперь проводим его онлайн. История проекта РОСНАНО и «Бумаги»
Вакцинация от коронавируса
Я сделал прививку «Спутник V». Дневник вакцинировавшегося от коронавируса в Петербурге
Путин поручил со следующей недели начать массовую вакцинацию россиян от коронавируса
В Петербург доставили 20 тысяч доз вакцины «Спутник V»
Вакцина Pfizer от коронавируса может не появиться в России в 2021 году
В Петербурге сложно записаться на вакцинацию от коронавируса из-за ограниченного числа прививок. Новую партию «Спутника V» ожидают до середины января
Вторая волна коронавируса
Я сделал прививку «Спутник V». Дневник вакцинировавшегося от коронавируса в Петербурге
Рестораны Петербурга потеряли более трети доходов в новогодние каникулы, выяснили «Сбербанк» и «Тинькофф»
Петербург не готов к снятию ограничений по COVID-19, говорят в Роспотребнадзоре. Стоит ли ужесточать правила, решат в течение двух недель
Как растет число заболевших и умерших из-за коронавируса в Петербурге — показываем на графиках
Театрам в Петербурге разрешили работать с заполняемостью в 50 %
Коллеги «Бумаги»
О народе в Ленинградской области, которого «как бы и нет»
Как коронавирус шел по системе ФСИН — исследование «Зоны права»
Говорят, все уходят из WhatsApp в Signal и Telegram из-за проблем с конфиденциальностью данных
Подкасты «Бумаги»
Слушайте семь подкастов «Бумаги» за 2020 год. В них говорим о дружбе, ЛГБТ, путешествиях по России и медицине
Устали от работы? Послушайте деловые советы от Директора Всего — музыкант в образе занятого бизнес-коуча знает, как повысить KPI
Могут ли жуки жить десятки лет и как вылечить укус комара с помощью наночастиц? В этом подкасте обсуждаем насекомых 🐞
«Чем больше ИИ входит в нашу жизнь — тем больше заблуждений». В этом подкасте говорим про нейросети с Александром Крайновым
Как пандемия сказалась на малом бизнесе, доходах и безработице и когда восстановится экономика? Интервью Ирины Шихман и экономиста Антона Табаха про эпоху «постковида»
Утрата памятников архитектуры
Суд отказался отзывать разрешение на перестройку дома Басевича. Активисты считают, что иск подал человек, связанный с застройщиком
В Ленобласти произошел пожар в усадьбе Пименовых-Шараповых, построенной в XIX веке. Пострадавших нет
Закс принял закон, запрещающий демонтировать дореволюционные и советские вывески. Ранее в городе демонтировали десятки старых указателей
Из дач Кирхнера и Кинга в Зеленогорске намерены сделать пространство с гостиницей и туристическими объектами
В Петербурге на Воронежской улице снесли историческое здание. В феврале активисты добились отмены разрешения КГИОП на его снос

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.