7 июля 2020

От команды Бумаги. Заявление в поддержку Ивана Сафронова — и других журналистов, которых преследуют прямо сейчас


Задержание журналиста Ивана Сафронова по уголовному делу о госизмене, обыски у его подруги, главного редактора издания «Холод» Таисии Бекбулатовой, уголовное обвинение издателя «Медиазоны» Петра Верзилова, приговор псковской журналистке Светлане Прокопьевой за «оправдание терроризма». Поголовные задержания журналистов, встающих в одиночные пикеты в поддержку своих коллег. Нападение на корреспондента «Медиазоны» Давида Френкеля во время работы на избирательном участке. Всё это новости последних дней. 

Главным поводом для профессиональной журналистской солидарности в 2019-м стало дело Ивана Голунова. Год назад журналисты объединились против беззакония, понимая, что на кону личная безопасность каждого — вне зависимости от политических взглядов. Небывалая кампания поддержки сработала: Иван Голунов был освобожден, против полицейских, подкинувших ему наркотики, возбудили уголовное дело — хоть и не сразу. Но это была не победа справедливости, а временное затишье.

Летом 2020-го журналистов будто берут измором, пытаясь создать новую привычку: мол, время от времени мы будем приходить за кем-то из вас. За расследование, за заметку с неприятными для кого-то фактами, за критическое мнение. Так ненормальные и опасные для всего российского общества события — задержания, аресты и приговоры журналистам по сомнительным или вовсе подложным административным и уголовным делам — делают рутиной. Чтобы журналисты привыкли — и смирились, включили самоцензуру. Чтобы людей перестали возмущать очередные дела против журналистов, как случилось с массой других явлений в России, к которым нельзя относиться как к норме — но они, однако, стали нормой.

Общество не может быть здоровым без журналистики и свободных медиа. Наша задача — отражать жизнь, давая людям возможность взглянуть на себя и других людей со стороны. Свободные медиа — это зеркала, в которые смотрят люди. Мы можем не нравиться себе в зеркале, но, глядя в него, мы хотя бы знаем, что с нами не так. Но кто-то, конечно, предпочтет жить в мире кривых зеркал или перебить их все, лишь бы не видеть правды.

Дела, по которым преследуют наших коллег, формально никак не связаны. Но вместе они выглядят угрожающе для российской журналистики вообще — и это угроза для всего общества. Преследования журналистов летом 2020 года должны стать толчком для беспрецедентной солидарности не только журналистского сообщества, но и наших читателей, зрителей, слушателей.

Команда «Бумаги»


В трансляции «Бумаги» читайте, как на дела против журналистов реагируют СМИ, общественные деятели и власть

Бумага
Авторы: Бумага
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Мобилизация
Мобилизованные в Петербурге и других регионах жалуются на нехватку обмундирования: бронежилетов, касок и бинтов
Павел Чиков: запрет выезда из России можно обжаловать в суде
«Чтобы не идти в армию, надо туда не идти». Как петербуржцы годами избегают воинского призыва
Baza: пеший переход на границе между Россией и Грузией закрыли. Пограничники эту информацию не подтвердили
«Осталось очень мало квартир». Как изменились цены на жилье в Тбилиси после мобилизации в России
Визовые ограничения
Helsingin sanomat: финскую границу закроют для российских туристов сегодня ночью
Финляндия скоро запретит въезд всем российским туристам. Что об этом известно
«Они должны выступить против войны». Что говорят о бегущих от мобилизации россиянах в других странах. Обновлено
Сейм Латвии запретил продлевать ВНЖ россиянам, не владеющим латышским языком, а также выдавать рабочие визы
Латвия решила не выдавать гуманитарные визы россиянам, «уклоняющимся от мобилизации»
Давление на свободу слова
В Ленобласти возбудили уголовное дело против жены активиста Правдина. Ранее его задержали из-за плаката «Русские, вы нелюди»
В Кремле подпишут «договоры о вхождении новых территорий» в состав России. На церемонии выступит Владимир Путин
Активиста Егора Скороходова приговорили 3 годам и 8 месяцам лишения свободы. Вот что нужно знать о его деле
«Имея предубеждение — неприязненное чувство…». Саше Скочиленко предъявили обвинение
Фигуранту антивоенного дела Егору Скороходову запросили 5 лет лишения свободы
Свободу Саше Скочиленко
«Имея предубеждение — неприязненное чувство…». Саше Скочиленко предъявили обвинение
«Вы совершили тяжкое преступление против государства». Как прошла встреча Саши Скочиленко и омбудсмена Агапитовой — две версии
Саша Скочиленко рассказала про типичный день в СИЗО — с обысками, прогулками в крошечном дворе и ответами на письма
Саше Скочиленко, арестованной по делу о «фейках» про российскую армию, срочно нужно обследование сердца
«На прошлой неделе Саше принесли чай с тараканом». Адвокат Саши Скочиленко — об ухудшении ее здоровья и об условиях в СИЗО
Экономический кризис — 2022
Акции «Яндекса» и Ozon с начала войны подешевели на 73 %. Почему российский фондовый рынок уже неделю падает, а рубль нет?
Российский фондовый рынок продолжает падение на фоне новостей о мобилизации. Доллар также растет к рублю
На Мосбирже происходит обвал акций. «Тинькофф» и VK потеряли по 14 %
Как изменились цены на авиабилеты из Петербурга в другие города России за год? Отвечают аналитики Aviasales
Открытие кофеен Stars Coffee в Петербурге: что рассказали Тимати и Пинский и как на замену Starbucks реагируют посетители
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.