16 июля 2020

Мы запустили клуб друзей «Бумаги». Почему нам важно, чтобы вы вступили и помогли сделать издание лучше

Мы запустили клуб друзей «Бумаги», в котором наши читатели и читательницы могут общаться с редакцией и друг с другом, обсуждать повестку, делиться впечатлениями и темами будущих текстов. Для членов клуба мы готовим специальные мероприятия и скидки в дружественных магазинах.

В этом материале генеральный директор «Бумаги» Кирилл Артёменко объясняет, зачем мы запустили клуб друзей и почему нам важно ваше участие.

В июле 2020 года мы запустили клуб друзей «Бумаги». Мы предлагаем читателям оформить регулярный платеж в пользу издания — 150 рублей или больше, и вступить в клуб. Для членов клуба мы организуем регулярные мероприятия — пока онлайн (рассчитывая на встречи вживую в будущем), договариваемся о скидках на хорошие вещи, которые продают наши партнеры. Мы рассказываем членам клуба о нашей работе в регулярной рассылке. В специальном чате можно общаться с нами и с другими членами клуба друзей «Бумаги» — мы надеемся (и уже видим этому подтверждения после первых дней), что такой чат может стать местом для уважительного и интересного разговора без агрессии и бестактности.

Иллюстрация: Елизавета Семакина / «Бумага»

Коронавирус стал для медиа по всему миру толчком к тестированию и запуску клубных моделей. Как и всем другим небольшим независимым компаниям — не только медиа, — этой весной нам было тяжеловато. Восемь лет мы зарабатывали преимущественно на нативной рекламе и мероприятиях, иногда — на исследованиях, в последние несколько лет у нас появилась выручка с платных рассылок.

В середине марта коронакризис отменил и отложил на неопределенный срок мероприятия, лишив нас половины дохода, а в условно нерабочем апреле рекламный рынок в ужасе замер, дожидаясь новостей. Мы работали как черти: людям, как никогда, были нужны новости и поводы для оптимизма. Фестиваль Science Bar Hopping мы перевели в онлайн, запустили несколько новых подкастов и начали продавать в них рекламу.

В мае все вышли из оцепенения, жизнь стала восстанавливаться. Но с самого начала кризиса мы продумывали концепцию нашей клубной модели, чтобы, с одной стороны, быть лучше готовыми к следующим передрягам, а с другой — в коронакризис мы особенно оценили сотрудничество читателей с редакцией, когда люди не только ждут от нас проверенных новостей и обстоятельных материалов, но и постоянно помогают нам: сообщают информацию из больниц, которая так важна и нужна, подсказывают темы для больших материалов, рекомендуют лекторов для наших онлайн-мероприятий, указывают на опечатки, которые при рабочей перегрузке становятся напастью.

В ХХ веке медиабизнес в целом и СМИ в частности были успешной отраслью. Люди обращались к СМИ, когда им нужно было знать новости. Организации обращались к СМИ, когда им была нужна реклама. Обе монополии были разрушены IT-компаниями, создавшими социальные сети и на их основе или отдельно от них — рекламные сервисы. К концу первого десятилетия XXI века это сломало традиционный медиабизнес. Реклама ушла из газет и журналов в интернет — но не в интернет-СМИ, а на интернет-платформы.

В последние годы медиа по всему миру судорожно пытаются изобрести новые способы заработка, чтобы если и не стать прибыльным бизнесом, то хотя бы обеспечивать собственную работу. Это сложно еще и потому, что, за десятилетия привыкнув к монополии на новостную повестку, журналистика стала высокомерной. Когда читатели обрели голос не только в комментариях к материалам колумнистов, они сказали редакциям: слушайте, вы какие-то неприятные и неумные люди, зачем вы нам нужны?

Сравнительно молодым медиа проще — мы не помним хороших времен, поэтому и кичиться нам нечем. Мы не только спокойно, но и благодарно относимся к читательской критике. Мы хотим выполнять свою работу качественно, делая таким образом и жизнь наших читателей, и нашу собственную жизнь понятнее и лучше. Ведь журналистика по-прежнему нужна здоровому обществу.

Чтобы независимая журналистика существовала, за нее кто-то должен платить — рекламодатель, покупая доступ к аудитории СМИ или место в повестке конкретного медиа, или читатель — через разные формы прямых финансовых отношений с изданием, которое ему симпатично, полезно и интересно. Есть три основных типа взаимоотношений читателей с изданиями: подписка, пожертвования (донаты) или клубная модель. Их можно спутать, но разница существенна.

В случае подписки читатель издания платит за продукт, который ему нужен по каким-то практическим причинам. Подписка на деловое издание — для делового человека, который хочет быть в курсе новостей рынков. Платная подписка на общественно-политическое издание — для человека, который считает отбор новостей и проверку фактов в этом издании настолько качественными и близкими его мировоззрению, что готов за это платить. Это понятные потребительские отношения, которые, впрочем, не исключают теплой эмоциональной связи между читателем и брендом издания.

Донаты — модель, подходящая для некоммерческих изданий, которые работают во имя важных, с точки зрения некоторых читателей, целей. Например, успешно собирать донаты может издание, которое освещает полицейский произвол и несправедливые суды, как «Медиазона». Или рассказывает об обездоленных и слабых, призывая помочь им, как «Такие дела». Читательские пожертвования — это залог существования таких изданий. Читатели, жертвующие деньги любимым изданиям, ничего не требуют взамен, кроме дальнейшей добросовестной работы во имя общей идеи.

Клубная модель объединяет две предыдущие модели с точки зрения мотивов платящих изданию людей. Читатель может оплатить членство в клубе просто потому, что он благодарен изданию за ежедневную работу и хочет его поддержать. В то же время, читатель может оплатить членство в клубе, чтобы получить бонусы, которые издания предлагают за поддержку: например, мы договорились с партнерами «Бумаги» о существенных скидках на вино, книги в «Подписных изданиях» и косметику от «Самосвета». Но основа клубной модели — это участие читателей в работе издания, возможность прямого диалога и дискуссии с теми, кто это издание делает, а еще — причастность членов клуба к сообществу людей, у которых могут быть разные взгляды на спорные вопросы, но близкие ценности.

Прошлой осенью, к концу восьмого года нашей работы, мы заново сформулировали миссию «Бумаги». Мы работаем для того, чтобы люди не чувствовали себя одинокими в большом городе. Да, мы по-прежнему издание о Петербурге как о лучшем городе для жизни. Но, говоря о жизни в Петербурге, мы порой говорим о жизни в большом городе в принципе. Человек подписывается на культурный гид — и понимает, что ему есть у кого спросить совета в чате с другими подписчиками. Человек приходит на наше научно-популярное мероприятие — и видит пятьсот человек, которым тоже интересна наука. Человек читает нашу новость про петербуржца, восстановившего историческую дверь в своем доме, — и видит, что есть люди, которым тоже важны идеи красоты и исторической преемственности. Так благодаря нашему медиа люди понимают, что они не одиноки.

Короче, мы делаем клуб друзей «Бумаги», не только чтобы быть финансово устойчивыми во время кризиса, но и чтобы повысить качество нашей работы: новостей, журналистских историй, тематических рассылок, мероприятий для сообществ по интересам. Нам кажется, что никто не расскажет нам о наших удачных находках и недостатках лучше тех, кто пользуется нашими продуктами и считает, что мы делаем полезные вещи.

Подробнее о клубе можно прочитать здесь. Вступайте, если хотите поддержать нас, воспользоваться тем, что мы предлагаем взамен, или участвовать в работе «Бумаги».

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Блог «Бумаги»
«Бумага» улучшила свой VPN: можно заходить на российские госсервисы из-за границы 💚
Лекции инженеров, меняющих нашу повседневность: история проекта агентства Paper для сотрудников компании YADRO
📲 Читайте «Бумагу» без зеркала и VPN в нашем новом приложении
Благодаря читателям мы сможем оплатить аренду офиса — вот как прошла первая фандрайзинговая вечеринка «Бумаги» 💚
«Бумага» проводит фандрайзинговую вечеринку после блокировки сайта — вырученные средства пойдут на зарплаты сотрудников и аренду
Свободу Саше Скочиленко
Как помыться из бутылки за 6 минут и погулять в помещении 2х5 метров? Саша Скочиленко — о месяце в СИЗО
Адвокат: Саша Скочиленко испытывает сильные боли в сердце и животе. Она жалуется на условия для прогулок и несоблюдение безглютеновой диеты
Адвокат: Сашу Скочиленко запирали в камере-«стакане», у нее продолжают болеть живот и сердце
«Я очень обеспокоена ее самочувствием». Адвокат Саши Скочиленко — о состоянии подзащитной в СИЗО
Саша Скочиленко остается в СИЗО. Суд продлил ее арест еще на один месяц
Военные действия России в Украине
Организаторы выставки «Мариуполь — борьба за русский мир» заявили о ее срыве, обвинив в этом местную чиновницу. Теперь в районном паблике пишут, что она «предатель»
Роспотребнадзор: в Петербурге не выявлены случаи заражения холерой. Ранее власти говорили о риске завоза заболевания
«Звук от фейерверков многих напугал». Школьников из Мариуполя пригласили на «Алые паруса» — вот их реакция
Как получить украинскую визу в Петербурге? Подробности от МИД
«Все мы — милитаристы и имперцы». Директор Эрмитажа Михаил Пиотровский дал интервью «Российской газете»
Экономический кризис — 2022
«Там была буквально битва». «Бумага» нашла петербуржца, который нанял сотрудника IKEA для покупки мебели на закрытой распродаже. Вот его рассказ
Что для России значит «символический» дефолт? Объясняет декан факультета экономики ЕУ СПб
Петербуржцы ищут в соцсетях сотрудников IKEA — чтобы купить мебель и другие товары на закрытой распродаже
Сравнивают себя с Рейхсбанком и спасают россиян. Что мы узнали из текста «Медузы» о работе Центробанка в военное время
В Петербурге повышают доход депутатов, чиновников и губернатора. На это уйдет 697 млн рублей из бюджета
Давление на свободу слова
«Бумага» улучшила свой VPN: можно заходить на российские госсервисы из-за границы 💚
«Дочь сказала, что ей больше не нравятся полицейские». Директор «ПЕН-клуба» в Петербурге — о задержании за дискредитацию армии на выходе из поликлиники
Запрет Facebook и Instagram за «экстремистскую деятельность» вступил в силу. Чего опасаться?
«Ты не Петр I, ты Адольф II». Как Петербург протестовал в День России — с плакатами, самолетиками и пластилиновыми птицами
Школы и детские сады Петербурга готовятся ко Дню России. Дети танцуют под Газманова, рисуют триколоры и клеят на окна изображения голубей
Хорошие новости
«Скучно стало, и поехал спонтанно». Житель Мурина второй месяц едет на самокате из Петербурга во Владивосток
Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
Подкасты «Бумаги»
Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
Деятели искусства рекомендуют
«В Петербурге нет ни одного спектакля, где столько крутых мальчиков-артистов». Актриса МДТ Анна Завтур — о «Бесах» в Городском театре
«Верните мне мой 2007-й». Актер театра Fulcro Никита Гольдман-Кох — о любимых спектаклях в БДТ
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.