4 августа 2021

Как работать в кайф, если у тебя три работы и двое детей? Театровед и продюсер Анастасия Ким — о глобальном взгляде и внимании к эмоциям

Анастасия Ким — театровед и театральный продюсер. Она преподает в трех учебных заведениях, вместе с мужем — режиссером Семеном Александровским — занимается развитием «Pop-up театра», воспитывает двух дочерей, а недавно окончила курс бизнес-коучинга.

В интервью «Бумаге» Анастасия рассказывает, как долгосрочное планирование и глобальный взгляд помогают в работе, зачем вносить в гугл-календарь семейные встречи и как она собирается применять методы бизнес-коучей в воспитании детей.

Чтобы читать другие истории о поиске счастья в своем деле, подписывайтесь на рассылку «Когда работа в кайф».

Работа: преподаватель и продюсер

На этой работе: 10 и 6 лет соответственно

График: гибкий

— Сейчас моя работа делится на четыре составляющих: преподавание, продюсирование «Pop-up театра», часть, связанная с семьей, и новое для меня направление — бизнес-коучинг. На всё это я трачу силы, планирую и контролирую.

Моя карьера началась на пятом курсе Института сценических искусств, где я училась на театроведа. Меня позвали заниматься пиаром в агентство, которое специализировалось на executive search — подборе менеджмента высшего звена. Мне это очень нравилось: красивый офис, умные эйчарщики, блестящие кандидаты, действительно важные перестановки. Я до сих пор общаюсь с большинством коллег, они мне всегда помогают — консультациями, компетентными оценками моих возможностей, рекомендациями.

Именно по рекомендации коллеги я позже попала в Ассоциацию выпускников СПбГУ. Это была работа с лучшими выпускниками университета и большим количеством данных. Мне очень нравится составлять таблицы и в принципе всё систематизировать. Когда я нервничаю, говорю себе: давай всё пронумеруем — и становится легче.

Затем я была директором по перезапуску целого этажа в торговом комплексе — причем совсем не имея опыта в строительстве. Вообще все предложения по работе были с большим кредитом доверия и авансом мне. На той работе я шутила, что они меня с кем-то перепутали: моя фамилия Ким, однофамильцев много.

Последняя нетеатральная работа была в финансовом консалтинге. Я снова пришла без опыта, но уже через год без проблем разговаривала с руководителями банков и летала по всей России для общения с менеджерами.

Если нужно коротко сформулировать, кем я работаю сейчас, я обычно говорю, что преподаю, и добавляю, что я доцент и кандидат искусствоведения. Я читаю лекции в родном Институте сценических искусств, Академии Русского балета имени Вагановой и Академии танца Бориса Эйфмана. Это около одиннадцати пар в неделю, по две-три в день. Когда размышляю о том, чем буду заниматься в 60–70 лет, думаю, что хотела бы именно преподавать.

Про свою работу продюсером я шучу, что это было неизбежно: с моим опытом работы в бизнесе и таким мужем, как Семен Александровский, шансов избежать этого просто не было. И хотя работать с Семеном непросто, мне некуда отступать — это наша семья. В других обстоятельствах я, наверное, не занималась бы театральным продюсированием. Но свою работу я делаю на сто процентов — и она мне нравится.

Я в том числе занимаюсь планированием рабочих задач Семена. На мне примерно 30 % его встреч и поездок. Планирование доставляет удовольствие: когда я открываю гугл-календарь, у меня появляется улыбка, ничего не могу с собой поделать. В семье мы всё планируем: поездки, отдых, выходы вдвоем. Мне намного проще добавить что-то в календарь и потом отменить или переставить, чем не планировать совсем.

Как вы работаете и отдыхаете?

— Важно сказать, что я почти не устаю. У меня очень большой запас энергии: я не чувствую усталости, не перегораю по ходу движения к цели, очень быстро переключаюсь между задачами, порой мне достаточно 15 секунд для смены деятельности. Энергичность и жизнерадостность я унаследовала от родителей.

Отдых я делю на две составляющие. Как, наверное, у любой женщины, у меня есть время для себя: хожу на массаж, пилинг, очень люблю йогу и бассейн. Всё это сеансами и железобетонно запланировано. Второй тип отдыха — совместные выходы семьей. После Нового года мы придумали ходить по воскресеньям в музей: просто выходим в десять утра из дома и идем в музей, без плана и цели. В это время мы общаемся, мечтаем.

Иногда я не делаю ничего. Например, когда укладываю детей — после обязательной книжки вслух они засыпают очень быстро, и я могу достать телефон и полистать ленту в тишине и темноте. Или когда они играют на площадке, я тоже могу сидеть и думать о чем-то своем или бесцельно общаться с симпатичными мне женщинами.

Несмотря на всю мою жажду жизни, я от многого сознательно отказываюсь. Например, мы не тусовщики, и если можно не идти на вечеринку, мы не пойдем. Или Семен пойдет один — это тоже не проблема.

Что в работе вам доставляет удовольствие?

— Я всё делаю с большим удовольствием. Не было такого, чтобы я просыпалась и думала, что не хочу идти на работу.

Есть попсовая история, но я узнала ее недавно: в исследовании людей спрашивали, будут ли они ходить на работу, если им перестанут платить деньги. «Да» ответил очень маленький процент людей — художники и преподаватели. Вот и мною движет не желание зарабатывать. Я верю, что у меня есть талант убеждать, заряжать. Что, когда я говорю — где и сколько бы это не длилось, — люди испытывают эмоциональный подъем.

Я чувствую избыток жизненных сил, чувствую, что могу помогать людям — делаю это и получаю огромное удовольствие. И люди, за редким исключением, поддаются обаянию, открытости, моему умению быть полезной. Всё это не составляет для меня труда. Я недавно узнала, что когда мы делимся, занимаемся наставничеством, у нас вырабатывается серотонин, который дает нам много энергии. Это про меня.

Как вы находите баланс работы и жизни?

— Мне очень помогает глобальный взгляд. Отчасти такой подход развило образование. Я театровед, восемь лет занималась теорией драмы, а это про глобальное: роковые заблуждения, трагические ошибки, раскаяние. Иногда я понимаю, что мне что-то не очень нравится, но стратегически сейчас это лучшее решение. И я делаю это с мыслью о большом.

Легче всего привести в пример детей. Можно сказать: ах ты, такая-сякая, разбила вазу. Но глобально для этого человека и ее будущего будет полезнее, если я объясню причину моих эмоций. И для меня это тоже будет полезнее. Да, это трудно, но с этим можно работать.

Кроме того, мы всегда ставим себе долгосрочные цели. Например, буквально на днях обсудили, что года через четыре было бы классно отправить нашу старшую дочь Майю в американский детский лагерь. И сразу перешли к планированию. Нужно не только выбрать лагерь и накопить деньги, но и продумать всё остальное. Решили, что было бы здорово, если бы на это время у Семена была работа в Америке, например, постановка спектакля или режиссерская лаборатория, и мы могли поехать все вместе.

Еще я обращаюсь за помощью к специалистам. Посещаю психотерапевта, мы ходили к семейному медиатору. Девять лет назад в мою жизнь пришел коучинг — в течение года коуч помогал мне перейти с уровня начальника отдела до исполнительного директора.

Три совета

  1. Иметь широкий круг общения. Когда у меня возникает какой-то вопрос, я понимаю, к кому могу с ним обратиться. Я знаю всех. Наверное, не понимаю только, как всё устроено в метрополитене, но и то убеждена: один звонок — и это тоже для меня откроется.
  2. Работать с эмоциональным интеллектом. Очень важно умение распознать, назвать и проконтролировать свои эмоции. Высший пилотаж — еще и эмоции других людей. Но давайте хотя бы разберемся с собой. Я размышляю так: если ты испытываешь какую-то эмоцию, подумай, как реализовать ее с пользой для себя, здесь и сейчас.
  3. Преобразовывать эмоции в энергию действия. Что бы я ни делала — убирала игрушки детей, наводила порядок на столе у Семена, — я испытываю какие-то эмоции. И понимание, что я перерабатываю их не в ярость, например, а в энергию действия, меня очень вдохновляет. И это навык, его можно тренировать.

Что дальше?

— Преподавание — это игра вдолгую, но я люблю это, вижу цель и перспективу. Надо понимать, что первые годы любого начинающего преподавателя оплачиваются довольно скромно: моей зарплаты в институте не хватало на оплату нашей няни. Но я знала, что со временем ситуация будет меняться в лучшую сторону — меня возьмут в штат, разные проекты будут приглашать выступать на своих площадках и платить совсем другие гонорары.

Я пошла учиться на коуча в том числе, чтобы усилить свои преподавательские качества. У моих студентов есть потребность поговорить о чем-то большем, чем конкретные знания и умения. Конечно, я делюсь своим видением, но мне хотелось бы помогать им в поиске себя, деликатнее и эффективнее. Коучинг полезен еще и для моей семьи и детей — к их подростковому возрасту нужно готовиться.

Это также можно сделать отдельной практикой. У меня уже около 20 клиентов, которые прошли по три сессии. Но я не ставлю себе наполеоновских планов, вроде «стать бизнес-коучем номер два». Я просто позволяю себе этим сейчас заниматься, так как есть ресурс, интерес и получается.

Хотя я много говорю о своем таланте заряжать энергией и желании помогать людям, у меня нет гигантомании. Мне хватает того, что я стараюсь как могу создать хорошую жизнь для моих детей и что мы с Семеном поддерживаем друг друга. Не знаю, можно ли здесь так сказать, но для меня it’s enough.

За помощь в проведении фотосъемки в здании РГИСИ «Бумага» благодарит пресс-службу Института сценических искусств.


«Бумага» также запустила рассылку «Когда работа в кайф». В ней мы вместе с предпринимателями и специалистами из разных сфер рассказываем, как решать рабочие проблемы, которые не дают жить. Подписывайтесь, чтобы каждую неделю получать письма о поисках счастья в своем деле.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Работа
Как работать в кайф, если ты дата-сайентистка? Инженерка медицинского стартапа — о правилах жизни удаленщиков, компьютерных играх и работе по минимуму
Больше трети петербургских компаний следят за сотрудниками. Та же картина наблюдается и в других северо-западных регионах
Как работать в кайф в социальной сфере? Директор «Детей Петербурга» — о пользе разговоров про чувства, списках дел и хейте в соцсетях
Как работать в кайф, если ты реаниматолог? Сотрудник Покровской больницы — о дежурствах в «красной зоне», хорошем сне и походах
Ритуал для работы в кайф: «Я выделяю время на ничегонеделание и стараюсь чаще вести себя непривычным образом»
Свободу Саше Скочиленко
Как помыться из бутылки за 6 минут и погулять в помещении 2х5 метров? Саша Скочиленко — о месяце в СИЗО
Адвокат: Саша Скочиленко испытывает сильные боли в сердце и животе. Она жалуется на условия для прогулок и несоблюдение безглютеновой диеты
Адвокат: Сашу Скочиленко запирали в камере-«стакане», у нее продолжают болеть живот и сердце
«Я очень обеспокоена ее самочувствием». Адвокат Саши Скочиленко — о состоянии подзащитной в СИЗО
Саша Скочиленко остается в СИЗО. Суд продлил ее арест еще на один месяц
Военные действия России в Украине
«Звук от фейерверков многих напугал». Школьников из Мариуполя пригласили на «Алые паруса» — вот их реакция
Как получить украинскую визу в Петербурге? Подробности от МИД
«Все мы — милитаристы и имперцы». Директор Эрмитажа Михаил Пиотровский дал интервью «Российской газете»
«Надписи несут надежду, что не все люди в городе конченые». Как стрит-арт стал главным инструментом антивоенных протестов
Минобороны РФ отчиталось об «успешном наступлении» на Северодонецком направлении, Украина заявила о готовящихся Россией обстрелах Харькова. Главное к вечеру 19 июня
Экономический кризис — 2022
В Петербурге повышают доход депутатов, чиновников и губернатора. На это уйдет 697 млн рублей из бюджета
Петербург опустился на 88-е место по уровню комфорта в рейтинге The Economist — из-за последствий войны в Украине
«Все будут воспринимать это как „Мак“». Первые посетители «Вкусно — и точка» — о качестве бургеров, ценах и бренде
Грозит ли России голод? Что будет с импортом, ценами и безработицей? Как изменится производство? Отвечают экономисты
На месте McDonald’s в Петербурге открылась сеть «Вкусно — и точка». Показываем один из ресторанов
Давление на свободу слова
«Дочь сказала, что ей больше не нравятся полицейские». Директор «ПЕН-клуба» в Петербурге — о задержании за дискредитацию армии на выходе из поликлиники
Запрет Facebook и Instagram за «экстремистскую деятельность» вступил в силу. Чего опасаться?
«Ты не Петр I, ты Адольф II». Как Петербург протестовал в День России — с плакатами, самолетиками и пластилиновыми птицами
Школы и детские сады Петербурга готовятся ко Дню России. Дети танцуют под Газманова, рисуют триколоры и клеят на окна изображения голубей
С конца мая в телеграме травят музыкантов, выступающих против войны, — теперь их концерты в Петербурге отменяют. Что об этом известно
Хорошие новости
«Скучно стало, и поехал спонтанно». Житель Мурина второй месяц едет на самокате из Петербурга во Владивосток
Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
Подкасты «Бумаги»
Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
Деятели искусства рекомендуют
«В Петербурге нет ни одного спектакля, где столько крутых мальчиков-артистов». Актриса МДТ Анна Завтур — о «Бесах» в Городском театре
«Верните мне мой 2007-й». Актер театра Fulcro Никита Гольдман-Кох — о любимых спектаклях в БДТ
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.