27 апреля 2021

Как работать в кайф, если ты преподавательница французского? Айшету Шейх — о трех работах, отдыхе от людей и общении с учениками

Айшету Шейх родилась во Франции, а затем жила в Мавритании, поэтому французский язык для нее — почти родной. В детстве она скупала этимологические словари и пыталась читать книги на старофранцузском, а, переехав в Петербург, поступила на филологический факультет.

Сейчас Айшету преподает в СПбГУ и Французском институте, дает частные уроки, а также ведет свой телеграм-канал об изучении языка. Долгое время девушка работала без выходных, но, столкнувшись с выгоранием, пересмотрела свой подход. Теперь она старается больше отдыхать и регулярно проводит время в одиночестве.

«Бумага» поговорила с Айшету о том, как она совмещает три работы, почему преподает людям разных возрастов и помогает ли ей в планировании календарь.

Как решать рабочие проблемы, которые не дают жить? ✅

Подписывайтесь на рассылку «Бумаги» «Когда работа в кайф»

Работа: преподаватель французского языка

На этой работе: 10 лет

График: свободный


— Преподавать французский я начала, потому что знаю его с детства. Мой отец — мавританец. Родители долго жили и работали во Франции, а потом мы уехали в Мавританию, где меня отдали во франкоязычную школу.

Перебравшись в Петербург, родители решили, что будет странно, если я не продолжу изучать французский. Тем более мне самой было безумно интересно: я читала этимологические словари, пыталась читать на старофранцузском. В итоге я окончила филологический факультет, кафедру переводов.

Уже десять лет я преподаю французский язык и занимаюсь всем, что с ним связано. Моя первая работа — в международном отделе в университете — была офисной: я приходила в девять, уходила в шесть. В какой-то момент стало понятно, что подобный стиль жизни мне совсем не подходит, и я начала его менять.

Сначала я работала репетитором с частными учениками, потом меня позвали во Французский институт. Там я осознала, что мне необходимо постоянно менять аудиторию, и сейчас у меня три основных работы. Во Французском институте я учу взрослых, на филфаке СПбГУ работаю со студентами и иногда беру себе учеников — но только если есть какая-то великая цель: например, человек хочет изменить свою жизнь и за год подготовиться к экзаменам.

Еще я периодически занимаюсь синхронным переводом — по сути, это проектная работа в рамках вдохновляющих меня практик. До пандемии к нам приезжало много писателей и музыкантов.

Самое главное в моей деятельности — быть вдохновленной. У меня большой контакт с людьми, работа требует постоянного вовлечения студентов, а чтобы им было интересно, мне самой неплохо было бы испытывать интерес. Я же не могу с утра до вечера получать удовольствие от спряжения глаголов.

Фото: Евгений Курсков / «Бумага»

Как вы работаете и отдыхаете?

— Я индивидуальная предпринимательница и работаю сама на себя, за исключением университета. График тоже определяю сама. Обычно у меня спрашивают, сколько часов в неделю я хочу работать, и предлагают расписание — я либо от него отказываюсь, либо соглашаюсь.

Моя работа состоит из нескольких частей. Основная — занятия. Но чтобы провести пару, нужно к ней подготовиться — обычно это занимает примерно столько же времени. Например, был курс, на котором предлагалось обсуждать театр и балет. Чтобы поддержать разговор, мне самой нужно много знать по теме. Я подписана на множество медиа на разных языках, новости, экспертные рассылки, связанные с общей культурой. Просто для того, чтобы быть интересной студентам.

Непосредственно в день занятий я просыпаюсь утром, составляю планы, верстаю раздаточные материалы, если нет готовых. Потом — занятия, после них — проверка работ. В общем, это целый день.

Я работаю с сентября по июль, плюс уже не первый раз происходит что-то неожиданное, и я не работаю январь. Большую часть года у меня нормированный график. Но в мае во Французском институте проходит экзамен для тех, кто хочет получить международный сертификат. Это значит, что целый день я буду сидеть и слушать студентов, а потом приходить и проверять, что они написали. А в июне буду слушать студентов в университете, которые хотят защитить дипломы и сдать госы.

Помимо всего этого я просто для развлечений придумываю себе какие-то индивидуальные проекты, например веду телеграм-канал об изучении французского языка и провожу онлайн-марафоны.

Раньше я работала вообще семь дней в неделю, и не сразу осознала выгорание. Вместо отдыха шла танцевать, петь в караоке до четырех утра. Мне казалось, что это отдых, но потом я осознала, что долго так не протяну. Чтобы что-то придумать, нужны силы. А если ты постоянно находишься на горящем велосипеде — на это нет времени.

Осознание, что я живу неправильно, пришло только после того, как у меня сильно ухудшилось здоровье и я попала в больницу. Я поняла, что в моей голове нет места для новых идей — я так много работаю, так много об этом думаю, что не могу ничего нового реализовать. Для меня это самое страшное.

В этом году случилось достаточно важное событие: впервые за десять лет у меня есть два дня отдыха [в неделю]. В субботу я стараюсь ни с кем не общаться, гуляю, занимаюсь физической активностью, хожу в баню и в свое любимое кафе, где пью какао. Так как на работе я постоянно разговариваю с людьми, для меня было важным выделить день, когда я одна. Во второй день я играю в какие-нибудь настолки с друзьями и провожу время с молодым человеком.

Что в работе доставляет вам удовольствие?

— Когда я только начинала работать, то фокусировалась на более сильных студентах. Сейчас — наоборот. Мне доставляет удовольствие, когда есть человек с какими-то сложностями, проблемами с мотивацией или концентрацией, а я довожу его до среднего уровня группы.

Плюс меня веселят и радуют мои студенты. Ко мне приходит куча классных людей, если у них есть интерес к языку, значит, они в целом открытые. Большую часть времени мы дискутируем. Обычно это всякие актуальные, социально направленные темы, потому что французы любят всё остросоциальное. Последние дебаты были о суррогатном материнстве.

Мне нравится слушать мнение других людей. Я понимаю, что в другой работе я бы не смогла найти такого количества разных мнений. Меня это учит толерантности. Раньше я могла реагировать очень резко, но сейчас стараюсь понять, с чем это связано, какой у человека культурный базис, откуда эта идея.

Интересно менять оптику этих людей, но не просто накидывая какие-то аргументы, а формируя ее на протяжении всего курса. Чтобы человек увидел, что во Франции у людей немного по-другому устроено сознание. Это приносит очень большое удовольствие.

А еще — возможность поделиться. Я очень люблю язык и всё, что связано с Францией. Меня саму это очень насыщает.

Как вы находите баланс работы и жизни?

— Благодаря календарю. Я стараюсь всё записывать, в том числе вещи, связанные с личной жизнью. Поэтому сейчас, если я понимаю, что на неделе уже всё занято, то просто не соглашаюсь на дополнительную работу, вне зависимости ни от каких возможных радостей.

Достаточно ценная мысль, о которой я не задумывалась раньше: есть теория, что человек тратит на работу столько, сколько тратит на нее энергии. И если он приходит домой и с кем-то обсуждает работу, то всё равно мысленно находится там, а значит, тратит на нее ресурсы.

Я посчитала, сколько времени у меня уходит на работу. Ошибка была в том, что раньше я считала рабочим только то время, что нахожусь перед людьми или что-то непосредственно перевожу. Но не включала колоссальное количество подготовки.

И следующий шаг, который я уже начала реализовывать. Если я хочу дальше расти, то мне нужно меньше работать, чтобы придумывать больше хороших проектов. И я заметила, что чем меньше я работаю, тем эффективнее я это делаю.

Три совета

  1. Определить количество часов на работу — и стараться не превышать его
    Записывайте не только рабочие задачи, чтобы правильно оценивать свои ресурсы.
  2. Отдыхать от людей
    Людям, у которых много социальных контактов, советую планировать расписание так, чтобы было какое-то время только на себя.
  3. Давать выход эмоциям
    Я не могу выйти на работу грустной, уставшей или недовольной. Неважно, что происходило до занятия. Мне нужно всё время быть бодрой и веселой. В какой-то момент я поняла, что мне нужно не казаться такой, а действительно быть. Поэтому я пошла на психотерапию, и это очень помогает. Кроме того, я практикую медитации и активно тренируюсь. Людям, которым всё время нужно быть на виду, хорошо дать выход эмоциям.

Какие у вас планы? 

— Я бы хотела сформировать профессиональное сообщество единомышленников вокруг себя. Еще хотела бы постоянно придумывать новые образовательные форматы, чтобы вовлекать студентов. И, может быть, начать работать с детьми от трех до десяти — это единственная категория прекрасных людей, с которыми я никак не взаимодействовала в педагогическом смысле. Мне кажется, это должно быть очень увлекательно. Еще планирую написать докторскую диссертацию.


«Бумага» также запустила рассылку «Когда работа в кайф». В ней мы вместе с предпринимателями и специалистами из разных сфер рассказываем, как решать рабочие проблемы, которые не дают жить. Подписывайтесь, чтобы каждую неделю получать письма о поисках счастья в своем деле

Ранее мы поговорили с сотрудником «ВКонтакте» Юрием Александровым. Он рассказал об отказе от традиционного отпуска, полетах с ноутбуком и будильнике по вечерам. 

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Работа
Больше трети петербургских компаний следят за сотрудниками. Та же картина наблюдается и в других северо-западных регионах
Как работать в кайф в социальной сфере? Директор «Детей Петербурга» — о пользе разговоров про чувства, списках дел и хейте в соцсетях
Как работать в кайф, если ты реаниматолог? Сотрудник Покровской больницы — о дежурствах в «красной зоне», хорошем сне и походах
Ритуал для работы в кайф: «Я выделяю время на ничегонеделание и стараюсь чаще вести себя непривычным образом»
Как работать в кайф, если летаешь 80 часов в месяц? Бортпроводница — о плюсах нестабильного графика и раннем выходе на пенсию
Свободу Саше Скочиленко
Сашу Скочиленко оставили в СИЗО, несмотря на заболевания и петицию с 135 тысячами подписей. Главное про апелляцию
«Наши солдаты не допустили бы бомбардировки мирных гражданских объектов». Допрос пенсионерки, которая написала донос на Сашу Скочиленко
Сашу Скочиленко, арестованную по делу о «фейках» про ВС РФ, перевели в новую камеру и обеспечили безглютеновым питанием
Что известно о травле Саши Скочиленко в СИЗО. Ее девушка узнала о запрете открывать холодильник и требованиях ежедневно стирать одежду
«У меня уже отняли семью. Что мне теперь терять?». Девушка Саши Скочиленко — о жизни после ее задержания и проблемах с передачами
Военные действия России в Украине
Власти Ленобласти заявили еще об одном погибшем в Украине военнослужащем — Илье Филатове
Россия ответит «сюрпризом» на заявку Финляндии на вступление в НАТО, Минобороны РФ заявляет о тысяче военных, сдавшихся в плен на «Азовстали». Главное к 18 мая
Вывоз военных из «Азовстали», пауза в переговорах и отказ Финляндии платить за газ в рублях. Главное к 17 мая
«Мне слишком дорого далась эта работа». Сотрудники российских независимых СМИ о военной цензуре и блокировках
В соцсетях пишут о переброске военной техники к границе с Финляндией. Что об этом говорят в ЗВО?
Экономический кризис — 2022
Власти Петербурга заявили, что городской бюджет по доходам исполнен почти на 50 %. Что это значит?
Bloomberg: ВВП России снизится на 12% в 2022 году. Это будет самый большой спад с 1994 года
Минпромторг утвердил список товаров для параллельного импорта в Россию. Что это значит?
«А остальным что?». В комздраве заявили о завозе в аптеки дефицитного лекарства «Эутирокс» — но не для всех. Обновлено
Власти подготовили список товаров для ввоза в Россию без согласия правообладателей. Что об этом известно?
Давление на свободу слова
Четыре дела о реабилитации нацизма прекращены в Петербурге. У них истек срок давности
«Мне слишком дорого далась эта работа». Сотрудники российских независимых СМИ о военной цензуре и блокировках
«При молчании происходит всё самое страшное». Петербургская художница Елена Осипова — о нападениях во время антивоенных акций и реакции окружающих
Как писать письма в СИЗО? Рассказывает адвокат задержанной по делу о фейках об армии России Ольги Смирновой
Как силовики изобрели и опробовали новый метод давления на активистов — подозрение в лжеминировании. Истории 7 петербуржцев
Хорошие новости
Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
В Петербурге в 2022 году обустроят более девяти километров велодорожек
Подкасты «Бумаги»
Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.